«СВОЛОЧИ» ЕМЕЛЬЯНА ПУГАЧЁВА. Часть 7



Портрет Емельяна Пугачёва, заказанный Александром Пушкиным во Франции.Французский портрет Емельяна Пугачёва и результаты официального расследования пугачёвского бунта

«Восстанию Пугачёва европейская пресса уделяла немалое внимание. Многие европейские аналитики считали, что Пугачёв однозначно работает на интересы Турции. А Вольтер был уверен: непосредственное руководство пугачёвской спецоперацией осуществляет шевалье де Тотт, хотя Екатерина предпочитала этому не верить»

Продолжение. Читать начало.

Между тем, интерес Александра Пушкина именно к французскому портрету Емельяна Пугачёва можно объяснить вполне логически. Итак, к «Истории Пугачёва» Пушкин приложил ряд графических материалов, в том числе – портрет Емельяна Пугачёва. Портрет этот, как уже было сказано, почему-то был заказан им во Франции. На этот факт обратил внимание автор газеты «Культура» Нильс Иогансен в уже упоминавшейся мной статье «А казачок-то засланный?».

ПУШКИН И ПОРТРЕТ ПУГАЧЁВА: ФРАНЦУЗСКИЙ СЛЕД

Иогансен, как и в своё время Пушкин, проехался по «местам боевой славы» Пугачёва, посетив и город Оренбург. На его вопрос, почему Пушкин заказал гравюру Пугачёва во Франции, директор Музея истории города Оренбурга Роза Чубарева озвучила официальную историческую версию: «Потому, что в то время в России не было хороших художников».

Такую версию автор газеты «Культура» легко опровергает: «Эта трактовка не выдерживает критики. В то время русская художественная школа, в том числе портретная, вполне состоялась. Рокотов, Боровиковский, Левицкий – это вообще конец XVIII века. Потом были Кипренский, Тропинин, Брюллов и другие мастера.

Но, может быть, требовался точный портрет Пугачёва, почти фото? И поэт заказал его копию. Положим, из личного дела бунтовщика в архивах французской разведки». Такое предположение, согласитесь, выглядит не таким уж фантастическим. Тем более, что в имевшихся архивных описаниях внешности Пугачёва присутствовали разночтения.

Портрет Емельяна Пугачёва, заказанный Александром Пушкиным во Франции.

Портрет Емельяна Пугачёва, заказанный Александром Пушкиным во Франции и приложенный им к «Истории Пугачёва».

Традиционное описание внешности Емельяна Ивановича выглядело так (Жижка, с. 92): строен, среднего роста, тонок в талии и широк в плечах, имел красивое продолговатое смуглое лицо и большие выразительные карие глаза; нос – тонкий, с небольшой горбинкой; тёмно-русые волосы пострижены по-казацки, чёрная борода клином, с редкой проседью.

Один из ближайших сподвижников Пугачёва – яицкий казак Тимофей Мясников – впоследствии показывал, что Пугачёв «хотя и не толст, но очень тяжёл и силен, и, как бы лошадь ни крепка была, но не долго под ним бежать может». Наконец, в приложениях к «Истории Пугачёва» Пушкин приводит показания казаков В.И. Малохова и И.Г. Мелехова. В том, как они описывают внешность Емельяна Ивановича, имеются явные разночтения. Оказывается, смуглое лицо Пугачёва было рябым. Тонкий, с небольшой горбинкой нос, был слегка вздёрнутым. Карие глаза имели цвет «серые с желтиною».

Ещё один французский портрет Емельяна Пугачёва.

Ещё один французский портрет Емельяна Пугачёва.

Рискну выдвинуть радикальную версию: изучая архивы, Пушкин мог придти к выводу, что истинным руководителем боевых действий был вовсе не Пугачёв, а совершенно иной человек. Возможно – подданный другого государства. К примеру, той же Франции. Вот почему Александр Сергеевич и пытался получить именно французский портрет Пугачёва.

Конечно, мысль о том, что Франция совместно с Турцией финансировала пугачёвский бунт, сегодня многим может показаться самым откровенным бредом. Особенно – людям либеральных взглядов. Но ничего необычного в этом нет. Тайное финансирование, подкупы тогда широко использовались иностранными государствами. Впрочем, как и сейчас – ничто не ново под Луной.

К примеру, в трёхтомнике «История дипломатии» (с. 357) говорится о том, что уже в XVIII веке иностранные правительства тратили очень много денег на подкупы русских министров и сановников: «В 1725 году французскому консулу Кампредону было разрешено его правительством истратить до 60 000 червонцев на “гратификации публичные и секретные” всем лицам, которые были бы полезны для Франции, начиная с всесильного Меншикова, канцлера Головкина, Остермана и др. и кончая приближёнными к Екатерине I дамами».

Да что там придворные дамы! Из-за рубежа руководителям внешней политики России выплачивались ежегодные пенсии, которые не гнушались принимать самые выдающиеся государственные деятели. Английский посол Уильямс в 1756 году доносил в Лондон о том, что канцлер Бестужев настоятельного просил у английского короля крупную пенсию, потому как в России ему ежегодно выплачивают всего лишь 7 000 рублей, что явно не соответствует его статусу. И Бестужев получил-таки из Англии пожизненную пенсию в 12 000 рублей в год!

СЛЕДСТВИЕ ВЫЯСНИЛО?

Следствие по делу Пугачёва пыталось получить ответ на три важнейших вопроса, которые Н.И. Павленко в книге «Екатерина Великая» (с. 161) обозначил так.

Вопрос № 1: не было ли пугачёвское движение инспирировано внутрироссийскими противниками Екатерины II, которые стремились с помощью самозванца лишить её трона?

Вопрос № 2: могли быть причастны к пугачёвскому движению иностранные государства, пытавшиеся путём организации беспорядков внутри России ослабить её?

Вопрос № 3: как вообще у Пугачёва возникла идея объявить себя императором Петром III, какова была технология реализации этого плана, и какие цели ставил перед собой бунтовщик?

На первые два вопроса, как пишет Павленко, следствие ответило отрицательно. А вот на третий вопрос оно в принципе не смогло получить никакого ответа.

Кто стоял за пугачёвским движением? Этим вопросом живо интересовался Вольтер, состоявший в переписке с Екатериной II с 1765 по 1777 год. Переписка эта была издана в 1882 году в Санкт-Петербурге под названием «Вольтер и Екатерина II» (я, кстати, сомневаюсь, что в это издание вошли все письма Екатерины и Вольтера, но это так, попутное замечание). Так вот, в письме Вольтера от 6 октября 1774 года (с. 226-227) он задавал прямой вопрос: «Что такое этот маркиз Пугачёв – агент или орудие?».  Далее Вольтер высказывает сомнение в том, что пугачёвщину могла финансировать Турция или Ватикан, и называет три предполагаемых источника денег: король Китайский, король Персидский или великий Могол. И это очень странно, потому что в тот момент ни Китай, ни Персия, ни Индия не имели каких-либо серьёзных интересов в России.

Вольтер (Франсуа-Мари Аруэ; 21.11.1694 – 30.05.1778).

Вольтер (Франсуа-Мари Аруэ; 21.11.1694 – 30.05.1778).

Екатерина в письме от 3 ноября 1774 года (с. 229) подробно отвечает Вольтеру об обстоятельствах пленения и первых допросах Пугачёва, и почти растерянно признаётся: «До сих пор нет ни малейших данных предполагать, чтоб он был орудием какой-либо державы, или чтоб он следовал чьему-либо вдохновению. Приходится предполагать, что г. Пугачёв сам хозяин-разбойник, а не лакей какой-либо живой души».

Вольтер отвечает Екатерине 16 декабря того же года (с. 231): «Государыня, должно быть, этот маркиз Пугачёв был чёрт знает что за человек? Надо же быть столь глупым, как турецкий диван, чтоб не помочь ему деньгами…». «Турецкий диван» – это, как несложно догадаться, руководство тогдашней Турции.

Кто мог стоять за движением Пугачёва? Этим вопросом интересовался и Александр Пушкин. В «Истории Пугачёва» (глава 4, с. 51-52) он мимоходом озвучивает версию франко-турецкого присутствия в подготовке пугачёвской войны, не останавливаясь, впрочем, на ней обстоятельно: «В Европе принимали Пугачёва за орудие турецкой политики. Вольтер, тогдашний представитель господствующих мнений, писал Екатерине: “По-видимому, этот фарс разыгрывается по воле шевалье де Тотт, но мы живём уже не во времена Димитрия, и пьеса, имевшая успех двести лет назад, ныне освистана”». Пушкин приводит фрагмент ответного письма Екатерины Вольтеру: «Одни только газеты поднимают шум по поводу разбойника Пугачёва, который ни в прямых, ни в косвенных отношениях с г. де Тотт не состоит».

О чём говорят эти две небольшие цитаты? Восстанию Пугачёва европейская (в частности, французская) пресса уделяла немалое внимание. Многие европейские аналитики считали, что Пугачёв однозначно работает на интересы Турции. А Вольтер, что бы он не писал в своих письмах позднее, был уверен: непосредственное руководство пугачёвской спецоперацией осуществляет шевалье де Тотт, хотя Екатерина предпочитала этому не верить.

Кто же он, этот шевалье де Тотт?

(Читать продолжение)

Игорь ОСОВИН

ИСТОЧНИКИ

Книжные публикации

  • Вольтер и Екатерина II – СПб., 1882: http://www.archive.perm.ru/PDF/lichn/subbotin/для САЙТА/00964_Вольтер и Екатерина II переписка 1882_0.pdf.
  • Жижка М.В. Емельян Пугачёв. – 2-е изд. – М.: Учпедгиз, 1950.
  • «История дипломатии». В 3 т. Том 1. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Госполитиздат, 1959.
  • Павленко Н.И. Екатерина Великая. – 5-е изд. – М.: Мол. гвардия, 2005. – (Жизнь замечат. людей).
  • Пушкин А.С. Собр. соч. в 10 т. Том 7. – М.: Гослитиздат, 1962.

Газетно-журнальные и интернет-публикации

  • Пугачёв Е.И.; краткая биографическая справка: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пугачёв,_Емельян_Иванович;
  • Пушкин А.С. История. Часть вторая. Приложения: http://mreadz.net/new/index.php?id=57117&pages=86;
  • «Portal-kultura.ru», 24.09.2013 г.; «А казачок-то засланный? Был ли русским бунт Емельяна Пугачёва» (автор статьи – Нильс Иогансен: http://portal-kultura.ru/articles/history/9622-a-kazachok-to-zaslannyy-byl-li-russkim-bunt-emelyana-pugacheva/)

Share this post for your friends:

Friend me: