ПИРАТЫ И XXI ВЕК. ЧАСТЬ 2



014Проблемы, достижения и парадоксы
международного пиратского движения

«Встреча происходила в одном из зданий Академии изящных искусств, где вожаки пиратов дискутировали об организации и координации своей политической активности. Но ведь в России на тот момент «Партии пиратов», как таковой, ещё не существовало! Спрашивается, к чему было приглашать на закрытое заседание российских делегатов?»

Чтобы публично исполнять и записывать свои песни, сочинённые во времена существования группы «The Beatles», тот же Пол МакКартни должен отчислять процент нынешнему правообладателю на песни группы – Майклу Джексону. С точки зрения международного права, всё совершенно логично. С точки зрения житейской логики, полный абсурд!

Международное право на авторское, и особенно – на интеллектуальное, право в последние годы ужесточается всё сильнее (о причинах этого процесса и об устремлениях олигархии XXI века читайте в статье «ИНТЕЛ-ОЛИГАРХИ»).

Началось же всё в 1831 году, когда в интересах композиторов в США было введено понятие «копирайт»: с того момента нотные записи их произведений перепечатывать и продавать без разрешения авторов стало запрещено. Дальше – больше: с 1897 года стал действовать запрет и на публичное исполнение музыкальных произведений без разрешения авторов.

Срок действия авторских прав первоначально был определён в 14 лет. В 1908 году их продлили до конца жизни автора, плюс – 50 лет после его смерти. На сегодняшний момент в тех же США (как, впрочем, и в России) посмертный срок действия авторских прав доведён до 70 лет. Как выяснилось, и это – не предел. В США права компаний-правообладателей на творческий продукт продлены до 95 лет с момента первой публикации.

«Продление срока действия копирайта в Америке лоббировала корпорация “Disney”, у которой заканчивались права на образ Микки-Мауса (произошло это в 1998 году, когда в США был принят закон “Copyright Term Extension Act”, получивший неформальное название «Закон о Микки Маусе», согласно которому сроки действия права на интеллектуальную собственность увеличились ещё на 20 лет – Cons.). При этом, сам Уолт Дисней образ Микки-Мауса взял из народного фольклора, а для первого мультфильма – “Пароходик Вилли” – позаимствовал сюжет фильма великого комика немого кино Бастера Китона “Пароход Билл”. Об этом одна из самых крупных кинокорпораций в мире предпочитает не вспоминать», – не без доли вполне оправданной иронии замечает по этому поводу Вадим Пономарёв, автор публикации «Да здравствуют пираты!» (www.vzglyad.ru).

Но, быть может, строгое международное законодательство в области авторских и интеллектуальных прав является естественным процессом развития человеческой цивилизации?

ПАРАДОКСЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Сторонники усиления преследований интеллектуальных пиратов в качестве одного из основных козырей приводят следующее соображение: дескать, пиратское воспроизведение (тиражирование) того или иного авторского произведения наносит колоссальный урон автору. При этом ведущие корпорации предпочитают особо не распространяться на тему того, сколько реально (в процентах и в денежном эквиваленте) получают авторы за свои произведения, которые эти корпорации тиражируют и продают.

Не объясняют сторонники строжайшего соблюдения авторского и интеллектуального права и другое очевидное противоречие. Почему себестоимость изготовления носителей той же аудио-видео продукции постоянно снижается, а оптовые и розничные цены остаются на прежнем уровне? И таких фактов можно привести немало.

Есть примеры прямо противоположные. Уже цитировавшийся выше Вадим Пономарёв, говоря о тенденциях последних лет, резонно подмечает: «Малоизвестные ранее американские и английские поп-исполнители начинают каждый день приезжать в Россию за миллионы долларов гонорара, и с ужасом и удивлением узнают о том, что их узнали только по “пиратским” дискам и бесплатным интернет-скачиваниям. Один концерт в Москве даёт им больше денег, чем они получили от своего лейбла за многие годы на легальных рынках. Более того, и в Америке за годы после появления массового интернета гонорары ведущих музыкантов утроились. Каждый год артисты соревнуются – кто заработает самую головокружительную сумму на своём турне.

“Американская ассоциация звукозаписывающих компаний” (RIAA) погрязла в сутяжничестве. Она пытается засудить студентов за скачивание песен в файлообменниках, объединяет в одно дело не связанные между собой иски, что ведёт к удорожанию юридической защиты ответчиков. RIAA требует ещё более ужесточить наказание за нарушение авторского права, требует в судах несусветные суммы за скачивание и при этом даже не может посчитать сколько-нибудь реальный ущерб. Скажем, с одной из ответчиц (Мари Линдор) “Universal Music Group” потребовала от $ 750 до $ 150 тысяч за каждую песню, выложенную ею в файлообменник. Когда суд потребовал объяснить, откуда взялись такие цифры, RIAA не смогла объяснить их природу!».

Сторонники глобального пересмотра международного законодательства в сфере авторского и интеллектуального права верно говорят о том, что культура и наука в постиндустриальном мире во многом базируется на цитировании, на использовании наработок предшественников. Примечательно, что против существования собственно авторского права мало кто возражает: использовал чью-то идею – укажи её автора. Гораздо больше вопросов вызывает позиция правообладателей по поводу пресловутого копирайта.

Резкая и непримиримая позиция международных медиа-корпораций, инициированные ими репрессивные законодательные инициативы правительств ряда стран не могли не вызвать ответной реакции. Что, в конечном итоге, и произошло.

ЧЕГО ХОТЯТ ПИРАТЫ?

В одном из своих интервью лидер шведской «Партии пиратов» Рикард Фалквинг (Rickard Falkvinge) так говорит о целях и задачах движения:

03

– Наша цель в том, чтобы существенно сократить сферу и время действия копирайта. Когда авторское право было введено, не существовало некоммерческое копирование. Мы хотим ввести это понятие, чтобы копирайт касался только копирования на коммерческих основаниях – монополия авторского права не будет распространяться на некоммерческие действия вообще, и при этом она не предусматривает ничто, кроме точной копии.

Во-вторых, срок действия авторского права сегодня не может не вызывать улыбку. Авторское право – монополия, данная создателю как стимул создать больше культуры. Но тогда почему монополия длится спустя 70 лет после смерти создателя? Он (или она) очень даже вряд ли создаст больше после своей собственной кончины. Посмотрите на индустрию – любое вложение инвестиций обычно высчитывается, чтобы окупиться в течение нескольких – скажем, пяти – лет. Мы полагаем, что это – разумный срок и в отношении авторского права. Такое ограничение означало бы, что любая музыка, кино, и т.д., будут иметь 5 лет эксклюзивных продаж под авторским правом, прежде чем становятся общедоступными, этого срока более чем достаточно для того, чтобы восстановить любые инвестиции.

На вопрос о причинах создания «Партии пиратов» Фалквинг ответил так: «Политические деятели не придерживаются интересов своих избирателей, а вместо этого лоббируют устаревшие интересы индустрии, заставляющие 20 % избирателей той же Швеции почувствовать себя преступниками (1,2 млн. из 5,2 млн. избирателей Швеции являются активными пользователями файлообменных сетей). По этой проблеме неоднократно высказываются многие авторы, которых политические деятели желают игнорировать. Поэтому мы решили, что единственный способ привлечь их внимание – вступить непосредственно в борьбу за избирателей». Более подробно с позицией Рикарда Фалквинга можно ознакомиться, к примеру, на: http://www.ural.ru/hitech/_world/1817.html.

К слову сказать, Фалквинг (на момент создания «ПП» ему было всего 34 года) ранее работал руководителем одного из подразделений европейского представительства корпорации «Microsoft», имеет большой опыт самостоятельной работы в качестве независимого IT-предпринимателя.

«ПИРАТСКОЕ» ДВИЖЕНИЕ ПРИОБРЕТАЕТ МЕЖДУНАРОДНЫЙ РАЗМАХ

Шведская «Партия пиратов» заявила о себе в январе 2006 года. В числе основателей партии, помимо Рикарда Фалквинга, были также: Кристиан Энгстрём, Фредрике Лантц, Бальдер Лингегорд, Мика Шёман и Йоаким Лундборг.

Первоначально перед партией стояла задача собрать как минимум 2 000 подписей, чтобы получить возможность принять участие в выборах в парламент Швеции, которые состоялись 17 сентября 2006 года.

Новая партия сразу же чётко определила свою программу: выступила против существующего законодательства в области интеллектуальной собственности, патентов, копирайта; за неучастие Швеции в международных организациях по защите авторских прав (таких, как WIPO и ВТО). Кроме того, партия выступила в защиту приватности в Сети и в повседневной жизни.

В своей программе «Партия пиратов» не касалась более никаких тем, поэтому, с точки зрения идеологического подхода, общепринятого в традиционной политологии, её невозможно было однозначно классифицировать как левую, правую или, скажем, центристскую партию.

Однако шведы адекватно оценили партийную программу. Менее чем за 24 часа после открытия сайта (www.piratpartiet.se; был открыт для доступа 1 января 2006 года) необходимое количество голосов было собрано.

Первоочередная задача шведской «Партии пиратов» была такова: преодолеть на парламентских выборах в Швеции 4-процентный барьер. Предварительные исследования, проведённые 31 мая 2006 года, показали, что «Партия пиратов» пользуется поддержкой 3,1 % мужского населения Швеции, впервые принимающего участие в выборах. Однако, итоги этих выборов показали более чем скромный результат: «ПП» набрала всего 0,63 % голосов избирателей.

В 2009 году ситуация изменилась. Идеи шведской «Партии пиратов» находили всё больший отклик в разных частях света. На сегодняшний момент национальные партии пиратов, помимо Швеции, действуют в Австралии, Австрии, Бразилии, Болгарии, Чили, Дании, Финляндии, Франции, Германии, Италии, Голландии, Норвегии, Перу, Польше, Испании, Швейцарии, Ирландии, Канаде, США...

По окончании первой части судебных разбирательств с создателями торрент-портала Thepiratebay.org число членов шведской «ПП» превысило 20-тысячную отметку! А молодёжная лига партии, куда входят 10 тысяч человек, по своей численности превышает молодёжные лиги всех парламентских партий Швеции.

Активизации работы с молодёжью для шведской «Партии пиратов» была верным тактическим ходом. На сегодняшний момент шведская «ПП» всё активнее проникает в органы самоуправления студентов и школьников: в ряде вузов и школ этой страны представителям «ПП» принадлежит до 40 % мест в школьных и студенческих советах.

А чтобы в этом году получить место в Европарламенте, «Партия пиратов» должна набрать не менее 4 % голосов на выборах, которые состоятся в Швеции уже 7 июня. Не исключено, что именно решение суда над «The Pirate Bay» перевернёт шведскую политику. Ведь вполне возможно, что к голосованию могут подключиться даже самые аполитичные слои молодёжи.

Результаты опроса, опубликованные в апреле этого года в газете «Dagens Nyheter», свидетельствуют о том, что сейчас поддержка «Партии пиратов» избирателями составляет 5,1 %. Опрос показал, что партия пользуется особой популярностью среди молодёжи в возрасте от 18 до 29 лет. Кроме того, как показал опрос, на выборах в Европарламент шведская «ПП» может рассчитывать, прежде всего, на голоса тех избирателей, которые на парламентских выборах обычно голосуют за «зелёных» или за кандидатов от левых партий.

А по результатам опроса, проведённого независимым шведским предприятием исследования общественного мнения «Scop», данные которого были обнародованы 22 мая этого года, крупнейшие партии страны (оппозиционная «Социал-демократическая партия» и «Консервативная партия», участница правящего альянса) стремительно теряют голоса избирателей. Лидируют по-прежнему социал-демократы: 30,5 % электората поддерживали их на момент опроса, за консерваторов высказывались 27,9 % избирателей. А на третье место всё увереннее начинает выходить «Партия пиратов», постепенно тесня парламентскую партию «Июньский избирательный бюллетень».

В середине апреля стало известно, что федеральное собрание Германии опубликовало списки допущенных к выборам в Европарламент партий. Всего в выборах примет участие 30 партий, в числе которых – германская «Партия пиратов».

Как говорится, процесс пошёл…

ВЕНСКИЙ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНЫЙ «КОНГРЕСС»

9-10 июня 2007 года в столице Австрии – Вене – состоялась первая общеевропейская конференция пиратских партий и их сторонников. Мероприятие, прошедшее под девизом «Следующий шаг – политика!», было организовано одним из самых авторитетных вузов Вены – «Академией изящных искусств», а его работу открывал известный австрийский профессор – Лео Финдезен. В мероприятии приняли участие представители европейских стран, где уже функционируют дееспособные пиратские движения, а также гости из России.

Российские участники конференции отмечали, что в глаза бросалось неравномерное представительство на ней европейских пиратов. Очень большой и сплочённой группой держались делегаты из скандинавских стран – Швеции, Норвегии, Дании, Финляндии. Были заметны представители Германии, Нидерландов, Ирландии. Многочисленностью выделялась делегация принимающей австрийской стороны: в ней присутствовали представители партии «Зелёных» Австрии (она набрала почти 10 % голосов на последних выборах в австрийский парламент), в числе которых была и депутат Европарламента от австрийской партии «Зелёных» Ева Лихтенбергер.

Почему-то практически отсутствовали делегаты из романоязычных стран – Франции, Испании, Италии, Португалии, а также из большинства государств Восточной Европы.

Страны бывшего соцлагеря были представлены скудно: представителями Польши и небольшой делегацией от России. В ходе обмена мнениями у участников конференции сложилось убеждение, что в континентальной Европе положение обстоит несколько хуже, чем в скандинавских странах, но самая острая ситуация сложилась в Восточной Европе – в России и в Польше.

В разговорах выяснилось, что европейцы крайне мало знают о положении дел с авторскими правами в Восточной Европе, России и о ситуации на востоке Европы в целом.

Поляки сетовали на то, что местное представительство «Международной федерации фонографической индустрии» («International Federation of the Phonographic Industry», IFPI) оказывает колоссальное давление на польские власти. В результате за последнее время резко усилилась репрессивная активность польских государственных органов в отстаивании интересов тех, кому выгодна нынешняя система копирайта. В Польше благодаря IFPI дело доходит до уголовного преследования (часто, по мнению польских представителей, без достаточных доказательств) компаний, занимающихся продажей и распространением музыкального контента.

Представители России распространили на конференции меморандум о проблеме торговли mp3-музыкой в российской зоне Интернета и выступили с ключевыми тезисами на основе этого меморандума. Российские делегаты попытались донести до европейцев две главные идеи:

а) деятельность Российского отделения IFPI создаёт угрозу конституционным правам граждан России;

б) вводимое в России с 1 января 2008 года новое законодательство об авторских правах (IV-я часть Гражданского Кодекса РФ) будет неэффективным и репрессивным. Информация о принятии в России откровенно дискриминационного нового законодательства об интеллектуальной собственности – IV-й части ГК РФ – стала для делегатов конференции настоящим открытием.

В ходе бурного обсуждения его участники согласились с тем, что активность представительств IFPI в России и в Польше в корне противоречит европейским ценностям и принятым в Европейском Союзе нормам урегулирования конфликтов. Участники обсуждения сошлись во мнении, что IFPI даже не пытается найти компромисс с участниками рынков в Восточной Европе (прежде всего, в России), а проводит планомерную политику по разрушению этих рынков. Особое беспокойство вызвал тот факт, что при этом используются политико-административные методы – лоббирование введения законодательных запретов на свободное распространение музыкального контента, а также откровенные репрессии при помощи органов госвласти против независимых участников рынка.

В рамках конференции также состоялась дискуссия между руководителями «пиратских» партий по плану дальнейших действий. Было предложено три метода борьбы:

- официальная регистрация таких партий всюду, где это только возможно;

- развёртывание интенсивной информационной кампании о «пиратском» движении накануне выборов в Европарламент;

- развитие отношений со СМИ для адекватного отражения позиции «пиратских» партий.

05

Представители России придерживались несколько иной точки зрения. В изложении корреспондента «Вебпланеты» (статья «Венский съезд пиратов: “Реформируем копирайт через политику”») инициативы представителей России выглядели следующим образом. Один из представителей нашей страны – Алексей Черняев – заметил, что было бы эффективнее создать не партию, а общенациональную ассоциацию в поддержку либерализации системы защиты авторских прав по образцу американской «National Rifle Association», противодействующей попыткам ограничить право граждан владеть стрелковым оружием.

«Наша ассоциация не должна замыкаться в узких партийных рамках, а, напротив, должна быть открыта для членов самых разных партий и беспартийных, – заявил Алексей Черняев. – Основанием для сотрудничества членов ассоциации стало бы сходство взглядов на очень важную, но всё-таки ограниченную по масштабам проблему – трансформацию существующих понятий в области интеллектуальной собственности». Его доклад вызвал большой интерес у собравшихся руководителей пиратских партий и был встречен единодушной овацией.

Затем с краткой презентацией выступила Катя Ледокол, рассказавшая европейским пиратам о новом российском движении международного масштаба «ICE-BREAKER-Ледокол». Этот проект предлагает решительную реформу системы копирайта с целью создания более гармоничных отношений между правообладателями, авторами, пользователями и продавцами цифрового контента. Катя предложила разработать и подписать Хартию Единства между пиратами, авторами и правообладателями. После презентации участники договорились, что европейские пираты в ближайшее время примут решение о возможности своего участия в «ICE-BREAKER».

Катя также уточнила предложение о проведении встречи европейских пиратов в России. По её словам, отличным местом для этого станет Санкт-Петербург, где есть возможность арендовать для проведения конференции настоящий ледокол. Идея тусовки в Питере на подлинном ледоколе сильно зацепила пиратов – куда больше, чем описание общих принципов «Ледокола». Они ещё долго и оживлённо обсуждали эту тему…

СТРАННОСТИ И НЕДОГОВОРКИ

Как и в любом большом и шумном деле, международный «пиратский проект» вызывает у вдумчивого наблюдателя ряд вопросов.

Например, в упоминавшемся выше интервью Рикарда Фалквинга сопредседатель шведской «Партии пиратов» на вопрос о контактах «ПП» с создателями портала «The Pirate Bay» ответил следующим образом. Дескать, портал и партия были созданы независимо друг от друга; периодически контакты поддерживаем, иногда вместе попьём пивка, но – не более того.

А на объединительной конференции в Вене, как отмечал корреспондент интернет-издания «Вебпланета», представители России «познакомились с целым рядом деятелей европейского пиратского движения, в том числе с его основателем и лидером – шведом Рикардом Фальквингом и сопредседателем “Пиратской партии” Швеции Расмусом Флайшером, который одновременно возглавляет проект http://thepiratebay.org».

04Другая странность. Венская конференция пиратов продолжалась два дня – 9 и 10 июня 2007 года. На открытых заседаниях второго дня представители России уже не присутствовали, так как их пригласили на конфиденциальную (!) встречу группы руководителей пиратских партий, в которой приняло участие около 20 человек. Встреча происходила в одном из зданий Академии изящных искусств, где вожаки пиратов дискутировали об организации и координации своей политической активности. Но ведь в России на тот момент «Партии пиратов», как таковой, ещё не существовало! Спрашивается, к чему было приглашать на закрытое заседание руководителей пиратских партий Европы российских делегатов?

Наконец, состав российской делегации (а нашу страну представляли три человека) при ближайшем рассмотрении также вызывает вопросы. Корреспондент интернет-издания «Вебпланета» – пожалуй, единственный человек из этой троицы, присутствие которого в Вене в качестве российского представителя было вполне естественным.

Катю Ледокол представляли в качестве писательницы, автора романа о жизни российского шоу-бизнеса «ПоднеБесы. План захвата мирового господства». Она же представляла недавно организованное экс-продюсером группы «ТАТУ» Иваном Шаповаловым движение «ICE-BREAKER-Ледокол».

Алексей Черняев представлялся в качестве эксперта «Национальной ассоциации участников электронной торговли» (НАУЭТ).

021

Казалось бы, что общее может быть у представителей международного пиратского движения, направленного против дискриминационных правил копирайта, невнятно сформулированного движения бывшего продюсера российской поп-группы, получившей международную славу, и российской Ассоциации участников электронной торговли?

Для того чтобы попытаться связать воедино весьма разрозненные, на первый взгляд, детали, необходимо задать гениально сформулированный некогда М.С. Горбачёвым вопрос: «Кто есть who?». Об этом читайте в статье «ПИРАТЫ И XXI ВЕК. Часть III».

Игорь ОСОВИН

В подготовке статьи использованы материалы интернет-ресурсов: mn.ru (сайт газеты «Московские новости»); kp.ru (сайт газеты «Комсомольская правда»); webplanet.ru; kpNemo.ru; newsland.ru; bit-torrent.ru; ru.wikipedia.org; vzglyad.ru; sr.se.

Share this post for your friends:

Friend me: