ПРОФИЛАКТИКА ПРАВОНАРУШЕНИЙ – ОСНОВА ПРАВОПОРЯДКА



011В этом убедился «журналист-оборотень», правозащитник Григорий Ахтырко, принявший участие в акции, инициированной ГУВД Саратовской области

Как уже сообщали местные СМИ, в первой половине июля в Саратове проходила пиар-акция, инициированная начальником ГУВД Саратовской области генерал-лейтенантом милиции С.П. Арениным, которая заключалась в том, что все желающие журналисты на время получали милицейскую форму и «проходили службу» в различных подразделениях ГУВД.

Был среди «новобранцев» и наш внештатный корреспондент, хорошо известный в Саратовской области правозащитник Г.В. Ахтырко, который, когда ему предложили на выбор определиться с «местом службы», не задумываясь, решил стать помощником участкового инспектора. О том, как проходила «служба» Григория Викторовича в органах внутренних дел на доверенном ему «участке работы», он решил рассказать сам в беседе с главным редактором интернет-портала conspirology.ru С.А. Почечуевым.

021

- Григорий Викторович, каким было ваше первое, самое яркое впечатление?

- «Создайте мне условия!». Эту фразу я услышал на третий день своей службы в саратовском 6-м участковом пункте милиции, что на ул. Осипова, 26, от гражданина, задержанного для выяснения личности по причине «появления в общественном месте в состоянии опьянения» и, как выяснилось, таким вот весёлым образом отбывающего условное наказание за угрозу убийством, – 30-летнего, нигде не работающего Килькадуева (здесь и далее имена «субъектов права» изменены – Consp.).

Взяли мы его на лавочке у дома на ул. Высокой по срочному телефонному вызову после его очередного визита за деньгами к матери, буквально только что выписавшейся из больницы после лечения от полученного – от него же при предыдущем визите – ножевого ранения лица. Поначалу он смело и весело называл нам чужие (его приятеля) фамилию и адрес. Но когда я, 50-летний дядя в «пэпээсной» форме и тёмных очках, 184- сантиметрового роста и очевидным почти с центнер весом, сложил на груди руки в закатанных рукавах форменки и твердо сказал: «Не шути со мною, парень!», он как-то сразу скис, признал в себе себя и по дороге в участок только канючил, чтобы дали закурить.

Зато в участке его как-то быстро то ли развезло, то ли понесло, и он в голос начал качать права человека: закурить дай, попить налей, да в туалет ещё его проводи. Участковый, 25-летний старший лейтенант милиции Александр Снопов (здорово смахивающий на лейтенанта Соратника из телесериала «Улицы разбитых фонарей»), составляя протокол, по-доброму пытался его умилостивить.

Вскоре мне всё это надоело. Я подошёл и вновь проникновенно сделал внушение уголовнику: «Слышь, условный, это они здесь – менты, а я, хоть и в форме, лицо штатское, типа понятого. Так что, если сейчас, к примеру, ты нападёшь на меня, я буду очень больно защищаться!». Он затих и уже безмолвно дожидался приезда «буханки-скотовозки» из райотдела.

А ведь, честно говоря, «клиент» был до чёртиков прав насчёт условий!

- Что вы имеете в виду, Григорий Викторович?

- В помещении нашего УПМ нет воды, так как замурованные прямо в стену старые трубы, видимо, давно рассыпались на составляющие. Соответственно, туалет тоже как бы недоступен. Мебель в участке – настолько старая, что в жару форма просто прилипает к ней. Кондиционеры или хотя бы вентиляторы здесь, разумеется, отсутствуют. Стрелки настенных часов, видимо, навсегда застыли в районе то ли полудня, то ли полуночи. Даже вывеска заведения – и та со стародавними контактными телефонными номерами. Компьютеры, модемы и мониторы офицеры принесли из дома. Иначе бы пришлось печатать протоколы да постановления на машинке типа «Ундервуд».

Зато здесь имеются добротные настенные стенды: «Обращение Президента РФ Медведева Д.А.», «Обращение министра МВД РФ Нургалиева Р.Г. (ещё в погонах генерал-полковника!) к сотрудникам отделов внутренних дел и военнослужащим ВВ МВД РФ», Закон РФ «О милиции», «Доска документации» с правилами операции «Антитеррор», образцами (или, правильнее, примерами?) фальшивых денежных купюр, а также фотографиями или фотороботами 22 разыскиваемых лиц, в том числе бывшего инструктора спецназа, убившего в Самаре милиционера. Но, как это ни странно, без «фотоличины» со шрамом во всю щеку покушавшегося на жизнь саратовского журналиста Вадима Рогожина детины. Слышь, Вадим, здесь его не ищут. Типа, пусть тут поблизости и живёт себе спокойненько.

А ведь, согласно вывешенной во всю стену электросхеме (тоже, разумеется, много лет не действующей) поднадзорной территории, она достаточно обширна: от Ботанического сада до супермаркета «Метро» и новой Армянской Григорианской церкви, и от танка-памятника до ул. Бирюзова, где как раз только что закрыли отделение милиции № 5 бывшего Кировского РУВД, не перекинув при этом ни одной штатной единицы в наш околоток, который, по идее, должны обслуживать не менее пяти участковых инспекторов (участковых уполномоченных милиции – УУМ) и один инспектор по делам несовершеннолетних (ПДН).

Их штатное расписание висит тут же, на входной двери УПМ. На дверях кабинетов до сих пор имеются таблички с указанием бывших хозяев: «Инспектор ПДН Коршунова Г.А.» (ныне в милиции общественной безопасности славного г. Геленджика), «УУМ ст. лейтенант милиции Четырин С.А.» (ау! Вы где?), «УУМ капитан милиции Зимин С.А.» (с мая – на пенсии по выслуге лет).

Вот чего здесь много, так это служебных кабинетов – целых три на всего двух офицеров! Плюс «предбанник», где, по-хорошему, должны бы располагаться водитель участковой «семерки», боец с укороченным АКМ да парочка дежурных добровольных «помощников шерифа».

На самом деле, автотранспорта, разумеется, здесь нет никакого, равно как и силового прикрытия. Вот и вынуждены мои участковые инспектора – 37-летний капитан милиции Роман Рабченюк и уже упомянутый выпускник Саратовского юридического института МВД РФ старлей Александр Снопов – буквально марш-бросками рыскать по всей этой территории с «пээмами» в кобурах. Всегда вдвоём! Один обязательно прикрывает другого – мало ли что. Хорошо ещё я им с недельку помог.

031

- Это правда, что к вам сотрудники милиции относились весьма настороженно?

- Только первые три дня федеральной операции МВД РФ «Журналист меняет профессию», проходившей с 8 по 17 июля 2009 года, и обкатываемой, как заведено, на саратовских «кроликах».

Они принимали меня то ли за агента регионального УСБ (управления собственной безопасности), то ли другой «конторы», но потом распознали во мне матёрого «дружинника», который не особенно церемонится с хулиганами да дебоширами. И уже я прикрывал кого-либо из ребят, а то и сам пёр поперёк батьки в пекло – например, в квартиру полусумасшедшей пенсионерки, на которую только что был сигнал, что-де «под глюком» с топором ломится в соседскую квартиру. Слава богу, оказался не топор, банальная железяка какая-то, которую «Соратник», пока я ласково и уважительно (а с такими иначе нельзя) заговаривал бабуле зубы, разыскал-таки где-то в передней и, запихав себе под форменные брюки, тихонько вынес подальше в кусты на улицу.

Кстати, бабка, покалякав со мною за жизнь про этих треклятых «новорусских» воров-миллионеров, как-то успокоилась, даже компот мне предложила. Одиноко ей просто, не с кем словом перемолвиться, вот в жару крыша-то и съезжает – соседские козни мерещатся.

- Ваши «коллеги» по службе как-то пытались произвести на вас впечатление?

- А то! В первые три дня мои инспекторы устроили мне «показушку»: вывозили с вооружённым патрулём ОВО на Молочку – сигнал-де поступил о целой плантации дикорастущей конопли на участке строящегося коттеджа (ст. 10.5 КоАП РФ – до 2 тыс. рублей штрафа с хозяина участка). Так в этом посёлке этой конопли – как грязи на каждом углу. Впрочем, как и в непосредственной близости от нашего же УПМ – в палисадниках жилых многоэтажек.

До тех пор, пока в Саратове не будут реально штрафовать районных специалистов, ответственных за те или иные территории и (или) кварталы, в пользу, кстати говоря, местного бюджета (до 4 тыс. рублей) или, например, юридические лица – управляющие компании и ЖСК (до 40 тыс. рублей), конопля будет благоухать в «столице Поволжья» махровым цветом. Я лично мимоходом всегда стараюсь вырвать её с корнем, но вот что-то от других такого рвения не наблюдаю.

На следующий день был «показной выход» по ст. 8.28 КоАП РФ («Незаконная порубка, повреждение или выкапывание деревьев…») к периметру аэропорта, возле которого на ул. Планерной шустрые дяди возводят себе или на продажу автогаражи. Гаражи и пеньки от тополей нашли, а вот тех самых дядей нет – одни сезонные строители из СНГ.

Когда после выходных я вновь в форме и с кодексами в барсетке вышел на службу, молодёжь «сдалась», и мы принялись гоняться «в адреса» как угорелые: там дядя 54 лет отошёл в мир иной по причине отравления алкогольными суррогатами, там умер от «передоза» ранее судимый, но чертовски симпатичный парень-наркоман, оставив 24-летнюю вдову беременной. Буквально накануне я видел его с приятелями рядом с нашим участком. Он жил прямо напротив, махал нам из окна рукой, и вот он – окоченевший труп, конечности которого судмедэксперт профессионально растягивает у меня на глазах безо всякого почтения. Я немного в шоке: забыл снять кепи и перекреститься при покойнике, а также прикрыть ему веки…

…Там соседи по пьяни подрались в подъезде, на общей кухне, на лавочке у подъезда (наркотики, пьянки да драки – основные «развлечения» населения), там замок с гаража спилили, там машину поутру вскрыли, там прямо на работе в детском саду деньги и сотовый телефон украли, там на дальнобойщиков у «Метро» братва наехала, типа: «Мужик, сдаётся, шо ты мне «три рубля» должен». Кстати, как только мы туда, немного запыхавшись, прибежали, эти «крутые» аж на двух нехилых «точилах» тотчас срулили от греха подальше. Я им только средним пальцем «в небо» успел показать.

…Тут бывший муж пришёл на работу в ателье к прежней половине в непотребном виде качать права: «Я тебе квартиру, машину оставил – гони деньги на опохмел!». Отсыпался он у нас, в УПМ, упал спросонок со стола, разбил себе лицо, зато полы после этого помыл (воду в соседней общаге попросили в ведро налить), заодно и мочу вонючую (жара!) в унитазе ведром этим же слили. Ну, чтобы не пахло саньём в учреждении, олицетворяющим государеву власть! Где на стенах портреты и обращения Президента РФ и министра МВД РФ! А тут – нате вам: саки. А иногда ведь, вероятно, и каки – се ля ви.

А ещё была картина маслом: впереди чуть ли не строевым вышагивает мой капитан с папочкой подмышкой, за ним я тащу в обеих руках здоровенные пластиковые тюки с одежкой-обувкой, за мною «мадонна» – молодая мать с грудничковой ещё дочуркой на руках, за нею – её мать, бабка малышки, замыкает колонну с такими же тюками в руках наш славный «лейтенант Соратник». Это мы разводящуюся жену из квартиры её бывшего, считай, мужа сопровождали с одной улицы квартала на другую. Если бы нас рядом не было во время сбора ею своих и ребёнка вещей, то дело могло дойти до чёрт знает чего, а так, при трёх-то молчаливых в тряпочку ментах, – только ругань да упреки.

041

- М-да… Невесёлая картина получается. И так – каждый день?

- Вообще-то, да. Служба моих участковых постоянно на бегу: утром к девяти утра – на совещание, вооружение, приём, сдачу дел; после полудня положено бы домой – личное время, самообразование, просто поспать, чтобы к 18.00, как штык и огурец, явиться в участок на службу. Само собой разумеется, раз двое работают, фактически, за шестерых, так получается далеко не всегда. Соответственно, и в участке они в лучшем случае до 21.30, а не – хотя бы! – до 22.00, когда у молодой, и не очень, пьяни как раз и начинается самый «кумар» антиобщественного поведения.

Но, увы, офицерам надо ехать в райотдел – сдавать оружие, и они вынуждены подлаживаться под график движения общественного транспорта. Получается, что поздно вечером или ночью можно рассчитывать только на редкие патрули ППС да на экстренный вызов милиции по телефону. Да вот если бы ещё его знать, да вот если бы там тотчас же отвечали, да при этом не строили из себя «дурака» – типа, может там у вас всё обойдётся как-нибудь!

На третий день реальной, а не показушной службы, я как-то на бегу взмолился: «Сынки, «дедушка» не может быстро! Я вас потом догоню».

Как вы думаете, не возникает ли при таком вот раскладе у иных из участковых инспекторов неистребимое желание при малейшей же возможности не возбуждать УД по нетяжким да даже и средней тяжести преступлениям? Ибо если возбудишь, то каждая составленная тобою бумажка обязательно породит составление ещё двух и далее в этой же прогрессии. Вот и приходят гражданам в ответ на их заявления «писули»: «В возбуждении уголовного производства отказать ввиду отсутствия события и (или) состава преступления». Да и административные прегрешения – тоже замять для ясности, тем паче, если провинившееся лицо об этом «очень попросит».

- То есть, вы хотите сказать, что никаких стимулов к честной и усердной службе у наших милиционеров нет вообще?

- Какие стимулы у ребят-инспекторов? Во-первых, жильё; во-вторых, пенсия по выслуге 20 лет; в-третьих, через 10 лет службы оклад удваивается, и инспектор получает ежемесячно уже не 7–10 тыс., а целых 14–18 тыс. руб. Просто «бешеное бабло»!

Словом, если раньше – спорт, то теперь милиция – шанс для провинциала! Но! Как сообщила мне в интервью старшая инспектор по особым поручениям областного управления службы участковых уполномоченных майор милиции Елена Перепелова, жильё за минувшие два года получили лишь 118 инспекторов – большинство сельских. Туда же ушли и 209 служебных «семёрок».

Почти треть УПМ находятся в сходных с вышеописанными ужасных условиях. В результате, 39 вакансий, в основном городских, т.к. на селе «аниськину» ещё и корма за счёт местного сельского хозяйства подкидывают, и он может вырастить себе на еду да и на продажу кое-какую скотинку. А в городе молодым лейтенантам в общагах да на съёмных квартирах, с окладом в 7–10 тыс. руб., впору себя почувствовать рабочей лошадью типа ишака, на котором все кому не лень едут.

Вот и уходят – кто в охрану, кто на другую сторону, к браткам: там денег больше. Правда, после 27 лет, когда уже в армию не призовут. Вот он, ещё один стимул: вроде в форме и ПМ на боку, но всё же не в казарме, а дома с родными и близкими. Да и начальник вроде бы.

051

- Насколько тогда такая вот милиция оправдывает своё содержание за счёт государственных средств?

- Милицию-то всё равно наши граждане традиционно побаиваются, дорогу уступают, да и на парней в форме девчата больше заглядываются. Опять же, романтика – «Место встречи изменить нельзя…»: засады, розыски да схватки и здесь случаются.

Вот пока ещё и существует у нас система участковых уполномоченных. Правда, в моем конкретном случае – на ул. Осипова, 26 эта система уже на ладан дышит.

Реально её вытянуть на должный уровень, полагаю, просто за счёт МВД и местных властей уже не получится. Надо включать народные резервы: во-первых, подключать к охране правопорядка, особенно в вечернее и ночное время, «рейнджеров» – офицеров и сержантов запаса, которым в армии и на флоте почему-то пушки и ракеты доверяли, не говоря уже о стрелковом оружии; неужели здесь-то газовые «пугачи» да травматические «макарычи» с электрошокерными «дубинками» не доверят? Конечно же, после прохождения соответствующей психолого-психиатрической комиссии.

Кроме них, ещё и штабных, а также отставных или уволенных в запас милицейских, действующих и в резерве чекистов, судейских канцеляристов, прокурорских с приставскими можно и нужно подтягивать к этому святому делу, обязательно всех без исключения государственных и муниципальных служащих, и, конечно же, членов и сторонников всех политических партий России, а также общественных, особенно правозащитных, организаций, как самых законопослушных и благонадёжных граждан. Плюс всех подряд студентов–старшекурсников (как очных, так и заочников) юридических вузов или факультетов. Прямо-таки составлять поквартальные списки (для служебного пользования) таковых проживающих, и на их основе – уже публичные графики ежемесячного дежурства каждого в околотках.

Здесь же наши родные и близкие живут! Кто их, кроме нас самих, защитит? А если и в другом микрорайоне города – так там кто-то такой же, как ты, вечером на стражу заступает, надевает эту милицейскую робу, вооружается и с товарищами, как на охоту, выходит на ночные улицы.

Я пару-тройку раз всё-таки проходил «в боевом раскрасе» по улицам своего микрорайона вне службы: то хлеба надо срочно купить, то до своего неугомонного «Соратника» куда-то «на адрес» доскочить. И при этом, вовсе не брезговал воспользоваться возможностью мимоходом высказать замечания гражданам, распивающим на улице, у подъездов на лавочках или в скверах спиртные напитки или пиво. Очень даже живенько они все у меня реагировали! Причём, исключительно положительно, быстренько всей компанией сворачивая монатки и закуски. И уходя куда-то тихо лесом…

- Вы уверены, что такие меры профилактического воздействия могут реально изменить криминогенную ситуацию в нашем городе?

- Патрули из двух-трёх офицеров и сержантов запаса, студентов-юристов в форме милицейских волонтёров – это реальная поддержка правопорядка на наших улицах! А те из господ офицеров запаса, кто откажется добровольно помогать таким образом народу в непростое время кризиса, следующим летом, полагаю, по приглашению областного военного комиссара отправятся на трёхмесячные сборы в Тоцкие лагеря. Они знают, что это такое. А у студентов могут быть неприятности с зачётами да курсовыми.

И, во-вторых, призывать выпускников вузов не в армию – теперь вот уже и вместе с бывшими малолетними правонарушителями – а в… отдельные роты, батальоны и полки ООП (охраны общественного порядка), которые, между прочим, у нас и были до конца прошлого века, и чью, собственно говоря, форму нам и выдавали на время данной операции. Та же служба в своих же федеральных округах, типа: пензенцы – в Саратове, саратовцы – в Ульяновске, и т.д., в тех же казармах, да и сроком можно поболее – до полутора лет. Всё не в окопах сидеть, лясы точить.

061

P.S. В минувшую пятницу на торжественном мероприятии в ГУВД области, посвящённом подведению итогов объявленной акции, генерал-лейтенант милиции Сергей Аренин вручил «Благодарственное письмо» начальника ГУВД Саратовской области Григорию Ахтырко, добровольцу Саратовского правозащитного центра «Солидарность», члену президиума Экспертного совета при правительстве Саратовской области, политтехнологу, офицеру запаса 2-го разряда ВС РФ – и нашему внештатному корреспонденту, с чем мы Григория Викторовича от всей души и поздравляем.

Фото Ольги ПУШИНОЙ

Использованы фото из личного архива Г.В. Ахтырко

070

Share this post for your friends:

Friend me: