ПРОТЕСТНЫЙ РОНДЕЛЬ: ВЛАСТЬ – В ОТСТАВКУ, ВЫБОРЫ СДЕЛАТЬ ЧЕСТНЫМИ!



Массовый митинг в Саратове: о чём говорили ораторы и о чём, на самом деле, можно и нужно было сказать

 «Удивительно, но факт: многие из требований митингующих, что в Москве, что в Саратове, выглядят очень странно. Выдвигая к властьимущим правильные, в общем-то, требования, митингующие практически ничего не говорили о том, как именно нужно осуществить желаемые для них изменения»

В субботу, 24 декабря 2011 года, в Саратове, как и во многих других городах России, состоялся митинг, посвящённый фальсификациям итогов выборов депутатов Государственной Думы ФС РФ, которые, в свою очередь, прошли 4 декабря. В ходе его подготовки было объявлено, что организацию мероприятия взяли на себя гражданские активисты, а также (в частном порядке) представители партии «Яблоко» и КПРФ.

Митинг был задуман именно как гражданская акция, поэтому её организаторы заранее попросили потенциальных участников мероприятия не использовать партийную символику, а также не рассматривать площадку митинга как место для партийной агитации.

24 декабря 2011 года: митинг несогласных в Саратове в самом разгаре…

КАК ЭТО ПРОИСХОДИЛО?

Накануне проведения акции саратовское информационное агентство «Взгляд-инфо» сообщило, что «сегодня в городе неизвестные от имени Антифашистского комитета Саратовской области начали распространять листовки. Авторы предупреждают о том, что в митинге несогласных примут участие “националистические элементы”, которые могут спровоцировать “беспорядки, направленные против мигрантов с Кавказа и Средней Азии”».

Часть тиража, как сообщило информагентство, была роздана торговцам на Крытом рынке. Организаторы митинга в ответ заявляли (цитата – по сообщению «Взгляд-инфо»), что «листовки распространяют провокаторы, имеющие цель либо отменить митинг, либо расколоть ряды протестующих. Как предполагают в оргкомитете митинга, за этой провокацией стоят активисты местного отделения “МГЕР”».

Экземпляр той самой листовки.

Митинг начался в 16:00 на площади Кирова – аккурат посередине между зданиями Крытого рынка и цирка. Место его проведения было оцеплено металлическими заграждениями. Всех желавших пройти на территорию проведения акции, за исключением представителей старшего поколения, полисмены проверяли с помощью металлодетекторов. На всякий случай на улице Большая Казачья, около здания нового ТЮЗа, дежурили три полицейских автозака и автобус-«пазик».

Митинг собрал довольно внушительное количество участников. Согласно данным ГУ МВД по Саратовской области, озвученным представителем пресс-службы ГУ МВД Алексеем Егоровым саратовскому информационному агентству «Взгляд-инфо», в митинге приняли участие 350 саратовцев. Эта цифра, безусловно, является весьма заниженной.

На фотографии информагентства «Взгляд-инфо» хорошо видно, что 24 декабря 2011 года в Саратове на площади Кирова собралось гораздо больше 350 человек.

По мнению одного из выступавших – правозащитника Григория Ахтырко – мероприятие собрало до 3 000 участников. Согласно «консолидированной оценке журналистов» митинг собрал порядка 1 000 – 1 200 участников.

Автор этих строк наблюдал за акцией из-за полицейского ограждения, где был лучше обзор, качество звука, ну и, естественно, пространство для манёвра. Полагаю, что, с учётом тех саратовцев, кто по своим делам проходил мимо, но не остался равнодушен к происходящему, останавливался и хотя бы 5-10 минут слушал выступавших, общее количество участников акции достигало 1 500 – 1 700 человек.

Мероприятие прошло без эксцессов и завершилось к 18:00 зачитыванием текста резолюции с перечнем требований к действующей власти, за которую присутствовавшие единодушно проголосовали. Кроме того, было объявлено, что инициативная группа планирует проведение очередной протестной акции сразу после окончания новогодних праздников – 14 января 2012 года.

О ЧЁМ ГОВОРИЛИ?

В общем-то, как и на митинге в Москве, прозвучала масса правильных и нужных слов. Равно как и тезисов более чем спорных. Из того же разряда, что и предложение писателя Бориса Акунина на столичном митинге, который предложил назвать самопроизвольно формирующееся общественное движение «Честная Россия».

На саратовском митинге к разряду подобного рода эффектных, но, думается, внешним эффектом и ограничивающихся, идей политиком Вячеславом Мальцевым было озвучено предложение выражать свой протест против произвола властей звуком свистка. Что Вячеслав Вячеславович энергично и продемонстрировал собравшимся саратовцам.

Григорий Ахтырко – народный трибун и певец свободы (фото – «Взгляд-инфо»).

Естественно, призывали к уходу с политической сцены Дмитрия Медведева и Владимира Путина. Аналогичные идеи звучали и по поводу местных деятелей – главы муниципального образования «Город Саратов» Олега Грищенко, главы Администрации г. Саратов Алексея Прокопенко.

Само собой, не раз помянули недобрым словом главных «избирателей»: как на федеральном уровне (председателя Центральной избирательной комиссии Чурова), так и на регионально-муниципальном (председателя Избирательной комиссии Саратовской области Точилкина и главу городского избиркома Зотова).

Требование отставки председателя ЦИК РФ Владимира Чурова также было отражено в зачитанной резолюции митинга. Нагнать Чурова громко требовали и на московском митинге. Тут и начинаются, скажем так, нестыковки.

ОБ ОСТАВКЕ ВЛАДИМИРА ЧУРОВА

Формально глава ЦИК РФ был делегирован в этот орган представителями так называемого «гражданского общества», а именно – от думской фракции ЛДПР, членом которой он состоял по результатам выборов в Госдуму 7 декабря 2003 года. Председателем ЦИКа Чурова избрали 27 марта 2007 года его коллеги по Центральной избирательной комиссии. Следовательно, со своего нынешнего поста, если руководствоваться формальными основаниями, Владимир Чуров может уйти в трёх случаях.

Первый: коллеги по ЦИКу лишат Чурова полномочий главы Центральной избирательной комиссии.

Второй: Чуров сам сложит с себя полномочия председателя ЦИКа.

Третий: Чурова вынесут ногами вперёд в случае, если он неожиданно покинет этот бренный мир.

Но есть и четвёртый, самый верный вариант: Чурову сделают предложение оставить свой пост люди, игнорировать просьбу которых он будет не в состоянии. Это и в самом деле так. События последних дней дали убедительное тому подтверждение.

25 декабря 2011 года в ночном эфире радиостанции «Эхо Москвы» помощник Президента РФ Аркадий Дворкович поведал историю о чудовищном испытании, которому подверглась психика Владимира Чурова. Некий телефонный хулиган позвонил уважаемому чиновнику и от имени Дворковича сообщил Чурову о его отставке. Причём, Дворкович посетовал на то, что какое-то время Чуров не понимал, что ему звонит не он, а кто-то другой.

В изложении информационного агентства «Росбалт» этот разговор выглядел примерно так: «“Мы должны пойти навстречу этим людям в преддверии марта. Кто-то должен, как говорится… Ну, вы понимаете, да?” – сказал неизвестный, дозвонившись до Чурова.

В свою очередь глава ЦИК РФ ответил, что в таком случае он должен лично побеседовать с  Президентом Медведевым».

О РЕАКЦИИ ВЛАСТЕЙ НА ТРЕБОВАНИЯ МИТИНГУЮЩИХ

Факт того, что Владимир Чуров до сих пор возглавляет ЦИК РФ, свидетельствует лишь об одном: властный «тандем» откровенно игнорирует требования новых несогласных. Проще говоря, на требования митингующих – как в Москве, так и, само собой, в Саратове – Президент Медведев и премьер Путин, что называется, «положили с прибором».

Удивительно, впрочем, не это. Многие из требований митингующих, что в Москве, что в Саратове, выглядят очень странно. Почему? Да потому, что, выдвигая к властьимущим правильные, в общем-то, требования, митингующие практически ничего не говорили о том, как именно нужно осуществить желаемые для них изменения. Даже при гипотетическом варианте того, что требования будут выполнены, есть очень большая вероятность того, что новые несогласные вновь будут недовольны.

По той простой причине, что «вдруг» выяснится: изменения, о необходимости которых они так громко заявляли, реализованы совсем не так, как было надо. На что от того же Путина или Медведева и пр. последует резонный ответ: «Ну, как нам это виделось, мы так это и сделали. Вы же сами ничего конкретного не предлагали. Так чего же вам опять надо-то?!». И формально члены «тандема» будут совершенно правы.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Среди соображений, озвученных 24 декабря на митинге в Саратове, прозвучала совершенно правильная мысль об истоках избирательных фальсификаций. Они, эти фальсификации, как верно говорил один из ораторов, начинаются не в момент подсчёта голосов, а тогда, когда формируются составы избирательных комиссий, прежде всего – участковых.

В самом деле, типичная ситуация: участковую избирательную комиссию (УИК) возглавляет директор школы, большинство её рядовых членов являются учителями этой же школы и его подчинёнными. Над ними стоят все эти районные и городские комитеты по образованию, над которыми, в свою очередь… Ну, и так далее. Дальше можно не продолжать.

Странно, что ни в Москве, ни в Саратове, говоря о механизмах противодействия фальсификациям итогов выборов, никто не задался совершенно естественным вопросом: а почему участковые избирательные комиссии территориально располагаются преимущественно в помещениях бюджетных организаций, прежде всего – в учебных заведениях?

Почему бы накануне выборов не объявлять конкурс, согласно которому все желающие могли бы, в соответствии с заданными техническими параметрами, предложить принадлежащее ему помещение для размещения в нём УИКа? Кто и где сказал, что УИКи должны обязательно располагаться в школах, техникумах, детских садах и прочих зависимых от бюджетов разных уровней учреждениях?

Результат будет очевиден: новый порядок определения мест для голосования неизбежно приведёт к изменению системы отбора членов избирательных комиссий и допуску к избирательному процессу наблюдателей.

Предвижу возражение: альтернативы в массовом порядке найдено не будет, потому что помещения тех же, к примеру, школ, для размещения на их территории участковых избирательных комиссий подходят наиболее оптимально. Отвечу: ерунда полная. И вот – пример из собственного опыта.

4 декабря 2011 года я голосовал в помещении УИК № 159, которая располагалась детской музыкальной школе (МОУ ДОД «Школа искусств № 10»), находящейся в Саратове на пересечении улиц Большая Горная и Горького.

Место для голосования представляло собой комнату-пенал шириной примерно 3,5 метра и длиной порядка 6 метров. Там же в ряд стояло несколько столов, за которыми сидели члены УИКа и выдавали избирателям бюллетени. Там же, буквально в метре от крайнего слева стола располагались две импровизированные кабинки для голосования. Там же, в полуметре от кабинок стояло два отвратительного вида фанерных ящика красного цвета, имитировавших избирательные урны.

Помещение для голосования на УИК № 159 явно не было рассчитано на большой приток избирателей, каковой (в данном случае – к счастью) и не случился, не смотря на официальные итоговые данные. А если бы избирателей было много?

Альтернативный принцип выбора помещений для размещения в них участковых избирательных комиссий – это лишь одна из возможных мер для предотвращения массовых фальсификаций итогов выборов разных уровней. И, пожалуй, далеко не самая радикальная.

ЧТО ДЕЛАТЬ? ВАРИНТ ЖУРБИНА

Среди участников саратовского митинга был и Александр Журбин – известный не только в Саратове борец с упырями из сферы жилищно-коммунального хозяйства. Стоя неподалёку от импровизированной трибуны и разговаривая с участниками митинга, уже ближе к завершению митинга, он излагал совершенно правильные и простые тезисы.

Александр Журбин общается с единомышленниками в наступающем мраке «путинского режима».

К вам пришла платёжка за жилищно-коммунальные услуги. В ней вы обнаруживаете сумму очередной «корректировки», новый платёж не понятно, откуда взявшийся и не понятно, как рассчитанный. Что делать? Не платить! Управляющая компания грозится подать на вас в суд за неуплату? Пусть подаёт! И вот пусть в суде её представители и доказывают свою правоту, подтверждая её документами. Не факт, очень даже не факт, что им удастся выиграть этот судебный процесс!

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Ещё одной странной особенностью митингов последних дней является то обстоятельство, что новые несогласные практически не выдвигали требований экономического характера. Объяснений этому может быть несколько, одно из которых, с моей точки зрения, заключается в природе инициации протестных настроений декабря 2011 года. Что я имею в виду?

Наблюдая за митингом, прошедшим в Саратове 24 декабря 2011 года, я не мог отделаться от ощущения, что его реальные инициаторы не спешили выходить на свет божий. Основная масса выступавших представляла собой, в основном, знакомые всё лица. Очень даже может быть, что люди, которые реально стоят за многими из протестных акций (в частности, в Саратове), в общем-то, не горят желанием осуществить коренные изменения в современной России. Им-то – и так хорошо.

Цель у них может быть вполне прагматическая: под протестный шум заставить власть кое-чем поделиться, заставить её поумерить свой аппетит. А если события примут ещё более резкий характер, то и сменить эту власть. Благо, что под рукой всегда имеются собственные, ручные «оппозиционеры». Отсюда – и практически полное отсутствие требований экономического характера. Потому что для этих людей в экономике особых изменений не требуется. В отличие – от общественно-политической надстройки, которую им необходимо «отрихтовать» в собственных интересах.

И тут поневоле вспоминаешь старую истину, которая применительно к нашим дням выглядит так: «революцию» делают руками оппозиционеров-кукол и романтиков, контроль за процессом осуществляют прагматики с тем, чтобы его результатами воспользовались циники.

Очевидно, что систему надо менять. Понимают ли это Дмитрий Медведев, Владимир Путин и их «вассалы» на местах? Хочется, чтобы понимали. И не только понимали, но и осуществляли реальные изменения, а не ограничивались декларациями об их необходимости.

Недавние заявления Владимира Путина о «руке Госдепа США» – проявления, думается, этого самого непонимания. Власть в России может смениться вовсе не с помощью пресловутой уличной демократии, сиречь – «цветных революций». При современном развитии коммуникаций завалить «режим Путина» вполне реально за пару-тройку месяцев, максимум – за полгода, используя исключительно экономические методы. И никакая полиция, никакая армия ему не помогут.

И в этом смысле, если продлить мысль Александра Журбина логически в более широком плане, нельзя с ним не согласиться с тем, что тактика «Не платить!» может иметь самые непредсказуемые последствия для Владимира Путина и его пресловутой «вертикали власти».

Будет ли от такого развития событий лучше России и нам, её гражданам? Вопрос остаётся открытым…

Игорь ОСОВИН

24 декабря 2011 года: протестный митинг в Саратове.

Share this post for your friends:

Friend me: