СХВАТКА ЗА АНТАРКТИДУ. Часть 17



Якоб Шпорренберг, Якуб Правин, Владислав Шиманский, «СМЕРШ», «Генеральный план-1945» и проект «Колокол»

«Якоб Шпорренберг с 28 июня 1944 года возглавлял часть эвакуационной команды, созданной в 1944 году в рамках так называемого “Генерального плана-1945”, который курировался непосредственно Мартином Борманом. План этот  предполагал неафишируемый вывод капитала из нацистской Германии в надёжные убежища за рубежом»

Продолжение. Предыдущая статья – «Схватка за Антарктиду. Часть 16».

Теперь самое время перейти к анализу имеющейся в открытом доступе информации относительно проекта «Колокол». Итак, мог ли группенфюрер СС Якоб Шпорренберг иметь отношение к проекту «Колокол», а если – да, то какое именно? Для того чтобы ответить на этот вопрос, попытаемся детально разобраться в событиях зимы 1944 – весны 1945 годов.

О КОНСПИРОЛОГИЧЕСКОМ МЕТОДЕ ПОЗНАНИЯ

Естественно, информацию мы будем рассматривать и анализировать с точки зрения конспирологического подхода. В чём конкретно он заключается? Вместе с моим коллегой – Сергеем Почечуевым – мы уже говорили об этом на страницах нашей книги «Конец Света 2012. Кто его заказал?» (с. 211).

Не углубляясь в излишнюю детализацию, скажу так: конспирологический метод заключается в том, чтобы подвергать сомнению всякую официальную версию тех или иных событий или явлений, априори рассматривая общепринятую трактовку как ширму, прикрывающую истинную суть вещей.

Такой подход позволяет: а) сохранить объективный взгляд на окружающую нас действительность – в отличие от тех, кто стал жертвой манипулирования массовым сознанием; б) выявить скрытые от посторонних глаз причинно-следственные связи различных, подчас, формально никак не связанных друг с другом, событий и явлений; в) понять полноту и глубину парадигматических взаимодействий всех проявлений окружающего нас мира.

В предыдущих статьях «Схватки за Антарктиду» я уже упоминал имя авторитетного исследователя технологических секретов III Рейха Картера Хидрика (Carter Plymton Hydrick). В 1998 году в Интернете он разместил текст своей работы, которая называлась так: «Критическая масса. Правдивый рассказ о рождении атомной бомбы и наступлении ядерного века» («Critical Mass: the Real Story of the Atomic Bomb and the Nuclear Age»).

В 2004 году труд Хидрика в расширенном и дополненном виде вышел в издательстве «Whitehurst and Company» под несколько иным названием: «Critical Mass: How Nazi Germany Surrendered Enriched Uranium for the United States’ Atomic Bomb» («Критическая масса. Как нацистская Германия поставляла обогащённый уран для американской атомной бомбы»).

Цитируя эту работу Картера Хидрика в своей книге «Нацистский интернационал» (с. 115-116), Джозеф Фаррелл приводит два дополнительных методологических приёма, которые сформулировал Картер Хидрик. Оба этих приёма являются, можно сказать, классическими в исследованиях конспирологической направленности.

Приём первый: занимаясь расследованием, мы должны анализировать разрозненные свидетельства, которые окружают интересующее нас событие или явление, и находить параллели, которые могли бы подтвердить те или иные детали. Чем больше мы обнаруживаем фактов и чем они конкретнее, тем выше вероятность их правдивости (при условии, что они полностью не опровергаются известными, общепринятыми фактами).

Приём второй: необходимо критически подходить к оценке свидетельств, обращая особое внимание на то, кому принадлежать эти свидетельства, кто эти свидетельства поддерживает и по какой причине поддерживает. «Это необходимо, – замечает Картер Хидрик, – для выявления политического или иного влияния, которое может окрашивать предоставляемую информацию».

«Отмороженные» конспирологи – и это не является секретом! – в построении своих умозаключений зачастую используют более примитивную методику: а) отсутствие доказательств является лучшим доказательством; б) если некие факты не укладываются в нашу теорию, значит, мы эти факты игнорируем, значит, этих фактов как бы не существует.

Парадоксально, но точно такую же методологию исповедуют и сторонники традиционного, общепринятого подхода! Читая работы исследователей, которые критически относятся, например, к истории проекта «Колокол» с совершенной очевидностью замечаешь наличие именно такого методологического приёма. «Традиционалисты» из работ своих оппонентов выхватывают только удобные для их критики моменты, игнорируя те факты и выводы, которые не укладываются в их теорию.

А теперь посмотрим, как конспирологический метод работает на практике.

ЯКОБ ШПОРРЕНБЕРГ: ЗАГАДКИ БИОГРАФИИ

Вновь обратимся к процитированному в 16-ой части «Схватки за Антарктиду»  фрагменту из книги Михаила Герштейна «Смерть фашистским НЛО!». Михаил Герштейн, как разумный исследователь, безусловно, согласен с тем фактом, что человек по имени Якоб Шпорренберг (Jakob Sporrenberg; 16.09.1902 – 06.12.1952) действительно существовал. Но он, уверен Герштейн, никак не мог принимать участие в описанных Витковским событиях, потому что 21 ноября 1944 года он принял командование силами полиции и жандармерии в Южной Норвегии (Süd-Norwegen), где и был 11 мая 1945 года захвачен в плен англичанами.

О каких событиях идёт речь? Игорь Витковский и Ник Кук в своих книгах говорят о том, что Якоб Шпорренберг весной 1945 года имел отношение к эвакуации из Нижней Силезии проекта «Колокол» из подземной секретной лаборатории незадолго до прихода на эту территорию советских войск.

Нижняя Силезия – это территория на юго-западе современной Польши. В разное время она входила в состав польского государства, затем – чешского, затем – прусского, затем – германского и снова – польского. Сегодня Нижняя Силезия находится на границе Польши и Чехии, немного западнее находится стык границ трёх государств: Польши, Чехии и Германии. Эта территория в годы Второй мировой войны была одним из тех мест, где находились многочисленные научно-производственные базы III Рейха. Этот факт не оспаривается исследователями-традиционалистами.

Якоб Шпорренберг – заключённый
B193537 английского лагеря «SpecialCamp 11» для военнопленных.

Теперь вернёмся к фигуре Якоба Шпорренберга. Вопреки широко распространённому в узких кругах мнению, Шпорренберг, судя по всему, не имел звания «обергруппенфюрер СС», о чём говорится в биографической статье о нём на русскоязычной версии интернет-энциклопедии «Википедия». В этой статье, в частности, сказано, что после ареста в Норвегии Шпорренберг был интернирован в специальный лагерь для военнопленных, расположенный в Англии, в Южном Уэльсе (лагерь назывался «Special Camp 11»). В англоязычной части Интернета можно найти ресурс, посвящённый некоторым заключённым этого лагеря. Одним из них действительно был Якоб Шпорренберг (заключённый № B193537).

Так вот, согласно данным этого интернет-ресурса, Якоб Шпорренберг имел звание группенфюрера СС (SS-Gruppenführer), каковое ему было присвоено 1 января 1940 года. Затем, 7 июля 1943 года, Шпорренбергу было присвоено воинское звание генерал-лейтенант полиции (Generalleutnant der Polizei). Согласно соответствию воинских званий вооружённых сил Германии (см. книгу С.Г. Чуева «Спецслужбы Третьего Рейха. Книга II», с. 342) звание «генерал-лейтенант полиции» соответствовало званию «группенфюрера СС».

Якоб Шпорренберг в звании бригаденфюрера СС (генерал-майора); фото сделано не позднее 1938 года.

Шпорренберг, помимо прочего, с 1922 года был членом НСДАП (членский билет № 25 585). Как следует из биографической справки на немецкоязычной версии интернет-энциклопедии «Википедия», с 1933 по 1945 годы он был депутатом рейхстага от НСДАП, был женат, воспитывал троих детей. Впрочем, нас сейчас интересуют факты из биографии Шпорренберга, относящиеся к концу боевых действий в Западной Европе.

16 августа 1943 года, как следует из интернет-справки про заключённых лагеря «Special Camp 11», Якоб Шпорренберг был назначен руководителем СС и полиции (Höherer SS- und Polizeiführer; HSSPF) в Люблине (город на востоке современной Польши). Согласно этому же источнику, указанную должность Шпорренберг занимал до (или – по) 25 ноября 1944 года; та же информация содержится в биографической справке про Шпорренберга на немецкоязычной версии «Википедии», что крайне сомнительно.

Из весьма авторитетного источника («История Второй мировой войны. 1939-1945», том 9, с. 60) мы легко можем узнать, что Люблин был освобождён войсками 1-го Белорусского фронта 24 июля 1944 года. Это я к тому, что любую информацию необходимо перепроверять, даже если, на первый взгляд, она содержится в более-менее достойном доверия источнике. В русскоязычной «Википедии» (по состоянию на 1 марта 2012 года) тоже написано, что германские войска покинули Люблин в августе 1943 года! Да, покинули. Только годом позже. А так – всё верно.

После чего Шпорренберг, как следует из справки русскоязычной «Википедии», руководил строительством укреплений на линии рек Висла – Нида  на юге Польши (примерно в 100 километрах северо-восточнее Кракова). Лето 1944 года, помимо прочего, было памятно боями советской армии за так называемый сандомирский плацдарм – выступ фронта, образовавшийся в результате массированного наступления войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Это – юго-восток Польши: город Сандомир и сегодня располагается чуть южнее слияния рек Висла и Сан.

Весь этот район – слияние рек Ниды и Вислы, Вислы и реки Сан – представлял собой, по сути, самый настоящий укрепрайон. Рубежи обороны германских войск хорошо видны на карте-врезке № 6 «Разгром группы армий “Северная Украина”. Освобождение юго-восточной Польши. 13 июля – 29 августа 1944 г.» из девятого тома «Истории Второй мировой войны» (на иллюстрациях ниже приведёны фрагменты этой карты).

Наступление советских войск в юго-восточной Польше, лето 1944 года. Общий вид карты наступательной операции.


Оборонительный укрепрайон германских войск в районе слияния рек Нида, Висла и Сан, лето 1944 года; более крупный план вышеприведённой карты.

К концу лета бои советской армии за сандомирский плацдарм завершились, линии укреплений германской армии были взяты, и к 29 августа 1944 года в боях наступила передышка.

Принимал ли Якоб Шпорренберг участие в руководстве строительством укреплений на линии рек Висла – Нида? Если и принимал, то явно до наступления советских войск, которое началось 13 июля 1944 года. Через 11 дней после его начала, как мы помним, советские войска заняли город Люблин, в котором с 16 августа 1943 года Шпорренберг руководил СС и полицией.

И вот тут начинается самое интересное!

ЯКОБ ШПОРРЕНБЕРГ И «ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН-1945»

Ник Кук в книге «Охота за точкой “zero”» пишет (с. 262), что Шпорренберг с 28 июня 1944 года возглавлял часть эвакуационной команды, созданной в 1944 году в рамках так называемого «Генерального плана-1945», который курировался непосредственно Мартином Борманом. План, как пишет Джозеф Фаррелл в книге «Нацистский интернационал» (с. 76), предполагал «неафишируемый […] вывод капитала из нацистской Германии в надёжные убежища за рубежом; эта операция получила кодовое название “Aktion Fuerland” или “Огненная земля”». Но помимо вывода финансовых средств предполагалось также эвакуировать техническую документацию, учёных, специалистов, а также готовые образцы научно-технических разработок.

Об этом пишут и Ник Кук, и Игорь Витковский. При этом Кук использует данные, полученные от Витковского. А Витковский, в свою очередь, узнал об этом плане из документов, с которыми ему разрешил ознакомиться неназванный им правительственный чиновник.

В главе 19 своей книги «Охота за точкой “zero”» (с. 261-262) Ник Кук о «Генеральном плане-1945» пишет следующее: «В документах, которые позволили переписать Витковскому, содержались подробности деятельности специального подразделения советской секретной разведывательной службы – НКВД, предшественника КГБ. В этом подразделении служили два польских офицера: генерал Якуб Правин – глава польской военной миссии в Берлине и полковник Владислав Шиманский».

Здесь остановимся для небольшого комментария. Как и многие зарубежные исследователи, мало знакомые с советскими реалиями (пусть и многолетней давности), Ник Кук, говоря об НКВД, немного преувеличивает: Народный Комиссариат внутренних дел СССР не являлся в полном смысле этого слова секретной разведывательной службой. Другое дело, что значительная часть деятельности НКВД, особенно, на территориях, некогда оккупированных гитлеровской Германией, безусловно, широко не афишировалась.

Про Якуба Правина и Владислава Шиманского более никаких подробностей Ник Кук не сообщает, за исключением того, что оба в конце 1940-х годов «скончались при странных обстоятельствах – Шиманский погиб в авиакатастрофе, а Правин утонул» (с. 267). Но вот вопрос: могли ли польские офицеры Правин и Шиманский служить в НКВД СССР?

Ответ легко получить в книге Клима Дегтярёва и Александра Колпакиди «СМЕРШ», изданной в России в 2009 году. Рассказывая о создании с помощью СССР в годы Второй мировой войны Народного Войска Польского, авторы книги (с. 377-378) отмечают, что Советское правительство дало своё согласие на формирование польской пехотной дивизии летом 1943 года, в ответ на просьбу Союза польских патриотов. А в июле 1944 года, после освобождения Люблина, было создано временное правительство Польши, которое, в свою очередь, приняло решение о дальнейшем усилении Народного Войска Польского.

«Основная проблема, – пишут Клим Дегтярёв и Александр Колпакиди,возникла с комплектованием офицерского состава, а также технических специалистов. В Войско Польское были переведены практически все офицеры и генералы польского происхождения из Красной Армии. Пришлось пополнять офицерский корпус советскими офицерами, независимо от их национальности […]. Замену личного состава на поляков в них предполагалось производить постепенно, по мере подготовки польских специалистов […]. Все части и соединения Войска Польского “обслуживали” советские военные чекисты».

Военные чекисты – это, конечно же, служащие «СМЕРШа» (сокращение от «Смерть шпионам!»), формально независимых, но тесно контактировавших друг с другом контрразведывательных служб, действовавших в СССР в годы Второй мировой войны.

Кратко поясню, что «СМЕРШ» был создан 21 апреля 1943 года Постановлением Государственного Комитета Обороны № 3222 сс/ов за подписью И.В. Сталина об утверждении положения о Главном управлении контрразведки «СМЕРШ» Народного Комиссариата Обороны СССР. При этом «СМЕРШ» появился не на пустом месте, а в результате преобразования Управления особых отделов НКВД, согласно Постановлению Совета Народных Комиссаров СССР № 415-138сс от 19.04.1943 г., согласно которому управления контрразведки «СМЕРШ» были созданы при Народном Комиссариате военно-морского флота СССР, НКВД СССР. А Главное управление контрразведки, как я уже говорил, было создано при НКО СССР.

Таким образом, Якуб Правин и Владислав Шиманский, являясь офицерами Войска Польского, в то же время были офицерами «СМЕРШа». Причём, судя по всему, они были прикомандированы при ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР. То есть – были именно военными контрразведчиками.

Что получается? Хотя, повторюсь, никаких конкретных сведений про Шиманского и Правина оба исследователя (Игорь Витковский и Ник Кук) не приводят, мы всё же имеем косвенное подтверждение того, что эти люди реально могли существовать. И, являясь офицерами Войска Польского, параллельно могли работать на интересы советской военной контрразведки.

Теперь подробно остановимся на том, какие сведения относительно проекта «Колокол» стали известны Игорю Витковскому (а от него – и всем остальным заинтересованным лицам) из архивных документов.

(Продолжение следует)

Игорь ОСОВИН

Удостоверение сотрудника «СМЕРШ» образца 1943 года.

ИСТОЧНИКИ

Книжные публикации

  • Герштейн М.Б. Смерть фашистским НЛО! Техномифы XXI века. – СПб., 2011 (интернет-публикация: http://www.uralkosmo.ru/index.php/book/-/--/267-----).
  • Дегтярёв К., Колпакиди А. СМЕРШ. – М.: Яуза; Эксмо, 2009. – (Энциклопедия спецслужб).
  • История Второй мировой войны. 1939-1945. В 12 томах. Том 9. – М.: Воениздат, 1978.
  • Кук Н. Охота за точкой «zero». – М.: Яуза; Эксмо, 2005.
  • Осовин И.А., Почечуев С.А. Конец Света 2012. Кто его заказал? – М.: Яуза; Эксмо, 2012.
  • Фаррелл Дж. Нацистский интернационал. Послевоенный план нацистов по контролю над миром. – М.: Эксмо, 2011.
  • Чуев С.Г. Спецслужбы Третьего Рейха. Книга II. – СПб: Издательский Дом «Нева», 2003.
  • Шунков В.Н. Вермахт. Организация, структура, униформа, знаки отличия, боевые награды, оружие пехоты, танки, артиллерия, авиация. – Минск: Харвест, 2010.

Газетно-журнальные и интернет-публикации

Share this post for your friends:

Friend me: