АМЕРИКАНСКИЙ ЛОХОТРОН



01101Аферисты из «Goldman Sachs»: от финансовых пирамид времён Великой американской депрессии до спекуляций на теме «глобального потепления»

«Беспрецедентное могущество банка «Goldman Sachs», по сути, превратило Соединённые Штаты Америки в гигантскую мошенническую пирамиду. Многолетние манипуляции различными секторами экономики, ставки на крах того или иного рынка приводили к издержкам, которые оплачивало всё американское общество. И не только американское».

«Начавшийся в 2008 году мировой финансовый кризис, который продолжает разрастаться со скоростью снежного кома, фактически, можно рассматривать не только как «обнуление» активов Великой американской империи (или – разрушение «Великой американской мечты», воспринимайте, как хотите). Этот кризис можно и нужно рассматривать и с позиции того, как «учился», «мужал» и «крепчал» в деле величайших и постоянных «кидняков» своих же сограждан внешне вполне благополучный и достопочтимый финансовый институт, именуемый «Goldman Sachs». «Мои университеты», – так может сказать про причину целой массы финансовых катаклизмов последних десятилетий достопочтенный инвестиционный банк «Goldman Sachs».

Приведённая выше цитата – не есть продукт российского антиамериканского агитпропа, отнюдь. Это – цитата из 0210большой статьи Мэтта Тэйби (Matt Taibbi), американского писателя и политического обозревателя популярного журнала «Rolling Stone», опубликованной этим летом в одном из последних номеров издания (№№ 1082-1083), которую мы сегодня и хотим предложить вниманию наших читателей.

НЕПОЛИТКОРРЕКТНЫЙ «ROLLING STONE»

Но сначала – несколько необходимых пояснений.

Американский журнал «Rolling Stone» был основан в 1967 году Яном Веннером и на сегодняшний момент является одним из наиболее популярных в мире изданий, рассказывающих о современной культуре. Сегодня журнал читают более 16 миллионов человек, а с июня 2004 года «Rolling Stone» по лицензии американской издательской корпорации «Wenner Media LLC» начал выходить и на русском языке.

Впрочем, журнал не ограничивается рассказом только лишь о музыке, кино – словом, о той сфере, которая сегодня традиционно называется шоу-бизнесом. «Rolling Stone» зачастую публикует материалы на социальные, политические и экономические темы, причём, достаточно жёсткие и нестандартные (как принято ныне говорить, «неполиткорректные»).

К примеру, в 2000 году «Rolling Stone» опубликовал весьма любопытную статью о махинациях американского «центризбиркома» с подсчётами бюллетеней во время голосования на выборах Президента США: основным соперником республиканца Джорджа Буша-младшего от Демократической партии США был, как мы помним, вице-президент Альберт Гор.

В нынешнем году журнал «Rolling Stone» (№ 1075), который в апреле поступил в продажу в США, опубликовал статью Мэтта Тэйби «The Big Takeover», которую вполне можно перевести как «Большой кидняк». В статье рассказывается о финансовых махинациях «AIG» (крупнейшая страховая группа США) и окончательном сращивании интересов Уолл-стрита и американского правительства в 1990-2000-х годах, что, в конечном итоге, и привело к мировому финансовому кризису 2008 года. На русском языке эта статья Тэйби была опубликована в майском номере (№ 58) русскоязычного издания «Rolling Stone»: текст, названный при переводе «Вечное слияние чистого разума» можно прочитать здесь.

039

После чего Мэтт Тэйби продолжил свои изыскания, и, как уже было сказано, нынешним летом опубликовал в «Rolling Stone» очередной зубодробительный текст, который в оригинале называется «TheGreatAmericanBubbleMachine». В русскоязычном издании журнала «Rolling Stone» этот текст пока ещё не опубликован, однако, он уже вызвал большой интерес пользователей Рунета.

Началось всё с того, что в июле 2009 года блоггер Emdrone опубликовал в собственном переводе этот текст на своём блоге, озаглавив его «Великий американский пузыренадуватель», что в дословном переводе верно, но звучит не совсем по-русски. Предлагаем нашим читателям текст в переводе Emdrone, но в нашей редакции и с нашими дополнениями и комментариями.

ФИНАНСОВЫЕ АФЕРИСТЫ И ИХ «ГРИБНИЦА»

Первое, что вы должны знать о «Goldman Sachs» – то, что он вездесущ. На сегодня «Goldman Sachs» является самым мощным инвестиционным банком мира. Если отбросить словесную эквилибристику, то «Goldman Sachs» вполне справедливо можно представить в виде гигантского спрута, который мёртвой хваткой впился в лицо человечества, высасывая из его артерий всё, что хоть как-то отдалённо напоминает запах денег.

Начавшийся в 2008 году мировой финансовый кризис, который продолжает разрастаться со скоростью снежного кома, фактически, можно рассматривать не только как «обнуление» активов Великой американской империи (или – разрушение «Великой американской мечты», воспринимайте, как хотите). Этот кризис можно и нужно рассматривать и с позиции того, как «учился», «мужал» и «крепчал» в деле величайших и постоянных «кидняков» своих же сограждан внешне вполне благополучный и достопочтимый финансовый институт, именуемый «Goldman Sachs». «Мои университеты» – так может сказать про причину целой массы финансовых катаклизмов последних десятилетий достопочтенный инвестиционный банк «Goldman Sachs».

CONSPIRO-КОММЕНТАРИЙ

Электронная энциклопедия «Википедия» сообщает следующее. «Goldman Sachs» является одним из крупнейших в мире коммерческих банков. В кругу финансистов известен как «The Firm». Штаб-квартира находится в Нью-Йорке, в Нижнем Манхэттене. Председатель Совета директоров – Ллойд Бланкфейн, президент – Гэри Коэн.

049

Компания была основана в 1869 году Маркусом Голдманом. В 1896 году Голдман, опытный финансист, отправился из Германии в США для того, чтобы выйти на нью-йоркский фондовый рынок. В этот же период к Голдману присоединяется его зять – Сэмюэль Сакс. Так компания получила современное название. В начале XX века «Goldman Sachs» был главным игроком на только формировавшемся рынке IPO. В 1906 году банк управлял самым крупным на тот момент первичным размещением компании «Sears Roebuck». «Goldman Sachs» участвовал в IPO таких компаний, как «Microsoft», «Yahoo», «Ford», «General Electric».

Генри Полсон, министр финансов США при Джордже Буше-младшем, член совета управляющих Международного валютного фонда, ранее служил в качестве Председателя и Главного исполнительного директора «Goldman Sachs».

Одним из наиболее важных событий в истории развития банка стало его собственное IPO, проходившее в 1999 году. Примерно 48 % акций компании принадлежит партнёрским объединениям, 22 % находятся у работников компании (включая бывших работников), 18 % находятся во владении долгосрочных инвесторов: «Sumitomo Bank Ltd.» и «Hawaiis Kamehameha Activities Assn.», около 12 % акций банка были выведены непосредственно на рынок.

Бизнес компании поделён на 3 ключевые подразделения: инвестиционное банковское дело, биржевая торговля, а также управление активами и ценными бумагами.

Инвестиционная деятельность банка, в свою очередь, делится ещё на 2 подразделения. Первое – финансовая консультация: слияния и поглощения, инвеститура, реструктурирование, отделение компаний от материнской. Второе – андеррайтинг: публичные и частные размещения долевых инструментов; ценные бумаги, связанные с акциями (то есть, ценные бумаги, конвертируемые в акции, а также ценные бумаги, дающие право на покупку акций: например, опционы и варранты на акции); долговые инструменты.

«Goldman Sachs» – один из лидеров инвестиционного банковского дела. На рынке слияний и поглощений банк исторически заработал известность, советуя своим клиентам, как избежать враждебных поглощений. Этот сегмент деятельности составляет примерно 15 % оборота «Goldman Sachs».

Биржевая торговля и инвестиции составляют самый крупный из трёх сегментов деятельности банка, являясь также главным источником прибыли компании. Этот сегмент делится на три подразделения: инвестиции с фиксированным доходом, а также валютная и товарная деятельность (торговля кредитными продуктами, валютные и товарные сделки), торговля ценными бумагами и собственно инвестиционная деятельность. Это направление деятельности банка даёт примерно 65 % его прибыли.

Управление активами – это быстрорастущий сегмент деятельности «Goldman Sachs». Он делится на два ключевых сегмента, включая непосредственно управление активами и так называемые альтернативные инвестиции: хедж-фонды (фонд по управлению ценными бумагами с высокой степенью риска), торговля частными акциями (private equity), фонды недвижимости. Эта сфера деятельности привлекает частных инвесторов и различные крупные организации. Данная деятельность даёт порядка 19 % прибыли компании.

Главные действующие лица этого лохотрона всем хорошо знакомы. Последний министр финансов при Джордже Буше-младшем – Генри Полсон (Henry Paulson), в своё время был директором «Goldman Sachs». Именно Полсон придумал «бэйлаут» (bailout – в переводе означает «план спасения экономики», – как термин, появился в США осенью 2008 года, когда Генри Полсон с коллегами начали этот самый «план» разрабатывать и презентовать широкой общественности – Consp.). План и в самом деле отличный – как выкачивать миллиарды и триллионы ваших долларов в руки друзей и подельников Полсона с Уолл-стрит.

059

Ещё один крендель – Роберт Рубин, министр финансов при Президенте США Билле Клинтоне. Рубин 26 лет проработал в «Goldman Sachs» перед тем, как возглавить банк «Citigroup», получивший от Полсона $ 300 миллиардов.

Джон Тэйн, глава инвестиционного банка «Merrill Lynch», этот чудак на букву «М», купивший ковёр в офис за $ 87 тысяч аккурат тогда, когда компания лопалась. Тэйн выхватил от Полсона многомиллиардную подачку: помощь от «Bank of America», чтобы поддержать прогоревший банк Тэйна (в сентябре 2008 года было обнародовано решение о том, что «Bank of America» приобретёт банкрота – банк «Merrill Lynch» – за $ 50 миллиардов – Consp.). Горе-компанию Тэйна поддержали, фактически, за счёт налогоплательщиков, ну а как иначе?!

0610

Роберт Стил (Robert Steel), также бывший сотрудник «Goldman Sachs», глава «Wachovia» (одна из крупнейших мировых банковских сетей, имевшая представительства в 40 странах; в октябре 2008 года, в связи с финансовым кризисом, руководство «Wachovia» согласилось на слияние с банком «Wells Fargo» – Consp.), выдавший себе и коллегам $ 225 миллионов премиальных выплат за свою «ударную работу», когда банк, фактически, рухнул.

А вот и другие не менее знаменательные персонажи: Джошуа Болтен (Joshua Bolten), начальник «антикризисного» штаба в администрации Буша-младшего: весьма ударно трудился, когда финансовый коллапс начал набирать обороты.

Вот – Марк Паттерсон (Mark Patterson), ещё один ценный кадр, который всего лишь год назад активно лоббировал во власти интересы «Goldman Sachs» (в январе 2009 года был назначен Президентом Обамой в качестве одного из заместителей министра финансов США Тимоти Гайтнера; по роду своей деятельности Паттерсон курирует Федеральное казначейство США, через которое распределяются $ 700 миллиардов бюджетной помощи национальной экономике США – Consp.).

Вот – Эд Лидди (Ed Liddy), которого Генри Полсон назначил главой страховой группы «AIG», которая играла одну из ключевых ролей в разработанной правительством США антикризисной программе. Тот самый Лидди, который до того, как попал «на борт» «AIG», занимал не самую маленькую должность в «Goldman Sachs». Тот самый Лидди, который раскошелился на $ 13 миллиардов для «Goldman Sachs» вскоре после того, как возглавил «AIG».

Вся эта кодла бывших высокопоставленных специалистов из «Goldman Sachs» занимает ныне ведущие посты. Выходцы из «Goldman Sachs» возглавляют национальные банки Италии и Канады, Всемирный Банк, Нью-Йоркскую фондовую биржу и Федеральный резервный Банк Нью-Йорка, который – по чистому совпадению, конечно же! – ныне контролирует деятельность «Goldman Sachs». Ну что тут ещё скажешь?

Проще говоря, попытка перечислить всех выкормышей «Goldman Sachs», которые сегодня занимают те или иные влиятельные позиции, бессмысленна. Они, по сути, – везде. Объясню проще: если Америку сегодня и в самом деле «сливают», то банк «Goldman Sachs» – как раз и есть та самая дырка в унитазе, сквозь которую Штаты хлынут в канализацию. «Goldman Sachs» – это пробоина, брешь в системе западного демократического капитализма, базисные основы которого никогда не предполагали, что в обществе, основанном на принципе регулируемых, но свободных рыночных отношений с системой свободных выборов, организованная жадность победит неорганизованную демократию.

Беспрецедентное могущество банка «Goldman Sachs», по сути, превратило Америку в гигантскую мошенническую пирамиду. Многолетние манипуляции различными секторами экономики, ставки на крах того или иного рынка приводили к издержкам, которые оплачивало всё американское общество. И не только американское. То – высокие цены на топливо, то повышающиеся кредитные ставки, то массовые увольнения, то обеднение пенсионных фондов. Деньги, которые теряли мы с вами, кто-то находил – как в прямом, так и в переносном смысле. «Goldman Sachs» стал огромным, сложным механизмом по превращению полезного и общественно ценного богатства в самую ненужную, ядовитую и вредную вещь на Земле – в чистую прибыль для горстки богатых.

Это делалось вновь и вновь. Причём, практически, по одной и той же схеме. «Goldman Sachs» удобно располагался в центре очередного спекулятивного пузыря, продавая всем страждущим активы, которые, по сути, являлись мусором, прахом. В процессе этого увлекательного лохотрона из нижних и средних слоёв общества извлекались колоссальные суммы. Естественно, при молчаливой поддержке коррумпированных госчиновников, за копейки позволявших банкирам переписывать правила игры по их желанию!

Потом, когда схема сыпалась, оставляя миллионы граждан в нищете, процесс начинался по новой: на сей раз обществу предлагались очередные «уникальные» меры по спасению. Причём, общество «спасали» с помощью тех самых денег, которые у него же и спёрли, а теперь – выдавали под проценты. С 1920-х годов регулярно повторяется одна и та же схема, один и тот же лохотрон. И теперь очередной этап «спасения национальной экономики», в конце концов, угрожает снова закончиться невиданных масштабов финансовым «пузырём», очередной крупномасштабной аферой.

Если вы хотите понять, как мы попали в этот кризис, сначала нужно разобраться, куда делись деньги, кто и как их умыкнул. А чтобы понять это, мы должны увидеть, какие аферы и как именно «Goldman Sachs» проворачивал до того. История финансовых манипуляций этого уважаемого банка насчитывает выстраивание уже как минимум пяти крупномасштабных «пузырей», включая загадочный пик цен на нефть, который был в 2008 году.

Примечательная особенность: в каждом из этих пяти эпизодов с излишком хватало своих неудачников. Но вот «Goldman Sachs» среди них почему-то никогда не было!

ЭПИЗОД № 1: ВЕЛИКАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ДЕПРЕССИЯ

Надо сказать, что «Goldman Sachs» не всегда был тем финансовым монстром, каковым он является сейчас. Не всегда, но – почти всегда. Банк был основан в 1869 году эмигрантом из Германии Маркусом Голдманом, и его зятем – Сэмюэлем Саксом. Они стали пионерами в области ценных бумаг. Проще говоря, начали они с того, что кредитовали на короткий срок торговцев в центре Манхеттена.

Основную идею первых 100 лет развития бизнеса компании вы легко можете угадать – смелый и рискованный эмигрантский инвестиционный банк, действуя на пределе возможностей, достигает умопомрачительных результатов и зарабатывает горы денег. В этой старой истории лишь один эпизод в свете недавних событий заслуживает тщательного рассмотрения: налёт «Goldman Sachs» на Уолл-стрит накануне экономического краха 1929 года.

079

В этой истории было несколько столь хорошо узнаваемых деталей. Главным финансовым инструментом в работе с инвесторами был так называемый «инвестиционный траст». Трасты брали в долг деньги у крупных и мелких инвесторов и – по крайней мере, в теории – инвестировали их в ценные бумаги Уолл-стрит. При этом трасты особо не распространялись, в какие именно ценные бумаги вкладывались деньги инвесторов. Получалось так, что рядовой клиент мог вложить свою десятку или сотню долларов и при этом чувствовать себя весьма серьёзным игроком.

Чтобы было проще понять, о чём именно идёт речь, вспомним 1990-е годы, когда на рынке появилась электронная торговля и дэй-трэйдинг (Day-Trading: торговля на бирже на длинных или коротких позициях в течение дня, без переноса сделок на следующий день; обычно характеризуется повышенными рисками и прибылями, большим количеством сделок, существенно большим вниманием к техническому, ситуационному, нежели к фундаментальному анализу – Consp.). Точно так же, как электронная торговля и дэй-трейдинг втащили на рынок легионы новых лохов, так и инвестиционные трасты в своё время вовлекли целое поколение простых людей в банальные спекуляции на рынке ценных бумаг.

Устанавливая схему, которая впоследствии станет повторяться вновь и вновь, воротилы из «Goldman Sachs» позднее других влезли в инвестиционно-трастовое дело, чтобы всех превзойти. Первым масштабным проектом стала «Goldman Sachs Trading Corporation». Это была, своего рода, классика жанра: банк выпустил миллион акций по $ 100 за штуку. Затем банк сам, за собственные средства, купил 90 % выпущенных акций новой компании, после чего продал их жаждущей публике, но уже по $ 104 за акцию. После этого корпорация снова выкупала собственные акции, поднимая их курс всё выше и выше.

Потом компания продала часть своих активов и основала новый траст – «Shenandoah Corporation», выпустив миллионы акций этого фонда, которые снова использовала для создания нового фонда – «Blue Ridge Corporation». Безусловно, каждый из фондов был ширмой для очередного этапа бесконечной инвестиционной пирамиды: очередной проект «Goldman Sachs» прятался за предыдущим проектом «Goldman Sachs», за которым, в свою очередь, вновь маячило сурло «Goldman Sachs». На практике это выглядело следующим образом. Из 7 250 000 акций «Blue Ridge Corporation» 6 250 000 принадлежали «Shenandoah Corporation», которой, в свою очередь, принадлежал «Goldman Sachs Trading Corporation».

087

Знакомая схемка, не правда ли? В конце концов, получилась цепочка займов, в которой каждый последующий заём зависел от предыдущего. Основная идея проста: вы берёте доллар и занимаете ещё девять. Потом образуете «фонд», и под имеющиеся у вас десять долларов занимаете 90. Потом под эти сто долларов занимаете ещё 900. Если фонды начинают терять в цене, вы быстро теряете все деньги и больше не можете расплачиваться с инвесторами. Всё пропало!

В книге «Великий крах 1929 года» («The Great Crash, 1929»), в главе «Мы верим в Голдман Сакс» («In Goldman Sachs We Trust»), известный экономист Джон Гэлбрейт (John Kenneth Galbraith) приводит в пример трастовые проекты банка «Goldman Sachs» как классику заёмного безумия. По его словам, именно трасты и стали главной причиной исторического краха 1929 года. В пересчёте на сегодняшние деньги потери банков составили $ 475 миллиардов. В 2009 году книга Гэлбрейта вышла в издательстве «Попурри»

ЭПИЗОД № 2: ДОТКОМ-БУМ

Вернёмся в наши времена. «Goldman Sachs» не только успешно пережил Великую американскую депрессию конца 1920 – 1930-х годов, которая уничтожила столь многих инвесторов, но и стал главным соратником для крупнейших корпораций США в поиске финансирования их новых проектов. Немалую роль в этом сыграл Сидней Вайнберг (Sidney Weinberg), выросший с уровня старшего помощника младшего дворника до главы фирмы. Со временем «Goldman Sachs» стал настоящим лидером по выводу ценных бумаг того или иного инвестора на международный фондовый рынок, что для многих компаний в мире до недавнего времени было едва ли не главным способом получения денежных средств для дальнейшего развития.

CONSPIRO-КОММЕНТАРИЙ

Сидней Джеймс Вайнберг (12.10.1891 – 23.07.1969).

Свою трудовую деятельность в «Goldman Sachs» он и в самом деле начал в должности помощника дворника с окладом в $ 3 в неделю. В семье был одним из 11-ти детей, его отец – Пинкус – занимался оптовой торговлей алкоголем, и был активным членом еврейской общины в Нью-Йорке. Но по профессиональному пути отца сын не пошёл. В годы Первой мировой войны служил в ВМС США. Затем занялся торговлей ценными бумагами. Партнёром «Goldman Sachs» стал в 1927 году, участвовал в рыночной «раскрутке» ряда инвестиционных трастов, в том числе – и трастов «Goldman Sachs». В 1929 году цена акций «Goldman Sachs Trading Corporation» упала с $ 232 до $ 2, Вайнберг возглавил банк, спасая его от банкротства. «Goldman Sachs» Вайнберг возглавлял с 1930 года до своей смерти в 1969 году. В финансовых кругах заслужил почётное прозвище «Мистер Уолл-стрит».

В 1970-1980-х годах «Goldman Sachs» хоть и не являлся тем влиятельнейшим политическим монстром, каковым он стал теперь, но имел репутацию фирмы, привлекающей самых талантливых специалистов с Уолл-стрит.

Удивительно, но факт: к этому времени за компанией закрепился имидж относительно этичного и терпеливого игрока, не гонящегося за быстрыми деньгами. Менеджеров обучали фирменному кредо, которое формулировалось как «долгосрочная жадность». Один из бывших сотрудников банка, оставивший его в 1990-х годах, вспоминает, как руководство отказалось от очень выгодной сделки на том основании, что в долгосрочной перспективе возникли бы потери. По его словам, в тот период в «Goldman Sachs» рассуждали примерно так: «Мы компенсируем убытки нашим растущим корпоративным клиентам в том случае, если они потеряли свои деньги в результате неудачного сотрудничества с нами. Зачем? Затем, что мы дорожим своей репутацией на рынке».

(Фактически, эти слова являлись признанием того факта, что банк «Goldman Sachs» основной упор делал на выгодных краткосрочных операциях, не рискуя заниматься «долгими» инвестициями – Consp.)

Но потом что-то случилось. Трудно сказать, что именно, но, видимо, это «что-то» произошло в тот момент, когда Билл Клинтон стал Президентом США. Тогда Клинтон назначил одного из руководителей «Goldman Sachs», Роберта Рубина (Robert Rubin), на должность директора Национального экономического совета, а позже – министром финансов.

Рубин принадлежал к поколению американских «шестидесятников», являясь, так сказать, «продуктом» бэби-бума второй половины 1950-х годов. Американские масс-медиа тогда прямо-таки умилялись при виде попавших в Белый дом «шестидесятников», а Рубина представляли как самого умного человека из ступавших когда-либо на Землю, оставившего далеко позади себя Ньютона, Эйнштейна, Канта и Моцарта.

106

Помимо того, что Рубин был «продуктом» бэби-бума, он был ещё и типичным продуктом банка «Goldman Sachs». Глядя на него, создавалось ощущение, что он прямо-таки родился в костюме за $ 4000. На его лице перманентно застыло выражение сожаления о том, что он чуточку умнее вас. «То, что придумает Рубин – будет лучшим рецептом для нашей экономики!», – это соображение стало едва ли не самым расхожим штампом в общественном мнении к тому моменту, когда Рубин достиг зенита своей славы в 1999 году. Тогда он появился на обложке журнала «Time» вместе с главой Федерального резерва Аланом Гринспеном и замминистра финансов Ларри Сандерсом под заголовком «Комитет по спасению мира» (да-да – ни меньше, ни больше!).

Что же придумал Рубин? Товарищ вообразил, что финансовые рынки слишком зарегулированы правительством и нуждаются в освобождении. За то время, что он возглавлял Минфин США при Президенте Клинтоне, Белый дом сделал несколько резких движений, которые оказали колоссальное влияние на всю мировую экономику. Начать с того, что Роберт Рубин – как глава Минфина и Казначейства США! – в принципе отказался осуществлять контроль за деятельностью компаний, в которых он когда-то работал – прежде всего банка «Goldman Sachs» – в тот самый момент, когда банк дал старт своей очередной крупномасштабной гонке за колоссальными и сверхбыстрыми прибылями.

Типичное мошенничество в эпоху интернета было очень простым. Компании, суть бизнеса которых иначе как бредовой и назвать нельзя, становились публичными через выход на IPO. Они вызывали внимание СМИ и общества. Эти компании продавали свои акции на сотни и сотни миллионов долларов. Но, с точки зрения реальной экономики, это был полный и абсолютный бред!

В тот период деятельность инвестиционных банков, подобных «Goldman Sachs», выглядела примерно так: они брали арбуз, оборачивали его в красивую упаковку, выбрасывали в окно с 50-го этажа, и, пока арбуз с ускорением нёсся к земле, продавали его вам. В этой своеобразной игре вы смогли бы стать победителем только в том случае, если бы успели забрать свои вложения до того, как арбуз коснётся тротуара, то есть – успеть втюхать этот арбуз очередному лоху. Что, как вы сами понимаете, было дело совершенно нереальным!

КОММЕНТАРИЙ

Дотком (dotcom, dot-com) – ставшее нарицательным название компании, чья бизнес-модель целиком основывалась на работе в рамках сети Интернет. Наибольшее распространение получили к концу 1990-х гг. Название произошло от английского «dot-com» («точка-com») – домена верхнего уровня «com», на котором зарегистрированы преимущественно коммерческие организации.

После краха доткомов, вызванного непродуманностью и неэффективностью их бизнес-моделей, слово «дотком» стало употребляться в пренебрежительном смысле, как обозначение какой-либо незрелой, непродуманной, либо неэффективной концепции бизнеса.

Развитие доткомов было связано с повышенным вниманием общества к новым возможностям, предоставляемым всемирной сетью. Для периода расцвета доткомов также характерным являлась низкая стоимость привлечения заёмного и инвестиционного капитала для любых проектов, связанных с Интернетом. Не в последнюю очередь именно это и повлекло за собой возникновение огромного количества фирм, которые, используя слово «Интернет» в качестве магического заклинания, легко получали значительные инвестиции не только от венчурных фондов, но и от более традиционных финансовых институтов.

Бум доткомов закончился в марте 2000 года обвальным падением индекса NASDAQ и банкротством сотен компаний, порождённых информационной экономикой Силиконовой долины. Крах доткомов вызвал масштабный отток финансовых средств из интернет-сектора экономики и потерю доверия к данному типу бизнеса.

Впрочем, с 2004 года интернет-проекты начинают снова набирать силу, но уже как более взвешенные и продуманные. Немалую положительную роль в этом сыграло наличие ряда сформировавшихся бизнес-площадок и технологий, продолжавших эффективно работать, несмотря на всеобщий спад индустрии, а также весьма впечатляющее IPO компании «Google», продемонстрировавшей к тому времени капитализацию компании на уровне $ 27 миллиардов долларов. Сегодня, благодаря накопленному опыту и отлаженным системам, сетевой бизнес ничуть не уступает другим более «материальным» отраслям экономики.

115

Сейчас-то это звучит банально, но тогда, в середине 1990-х годов, рядовой инвестор и понятия не имел, что банки поменяли правила игры, показывая сделки лучшими, нежели они были на самом деле. Фактически, тогда применялась система двойных стандартов. Реальная система инвестиций была двухуровневой: один уровень – для инсайдеров, знавших реальные цифры, другой – для рядовых инвесторов-олухов, покупавших активы по совершенно нереальным ценам. Позднее главным ноу-хау «Goldman Sachs» станет конвертация законодательных изменений в реальные «бабки», но в начале эры интернет-бизнеса основной «фишкой» банка стало полное забвение отраслевых стандартов качества.

«Со времён Великой депрессии существовали жёсткие стандарты, которых должны были придерживаться все участники вывода той или иной компании на IPO, – говорит один из менеджеров крупного хедж-фонда. – Стандарты были, в самом деле, жёсткими: компания, выходящая на фондовый рынок, должна была работать не менее пяти лет и быть прибыльной не менее трёх лет. Но Уолл-стрит взял эти стандарты и выкинул их в мусорное ведро». «Goldman Sachs», фактически, занимался тупой накачкой абсолютно никчёмных акций: «Аналитики считают, что справедливая цена ценных бумаг “Фуфло.ком” – $ 100 за акцию!». Кто эти аналитики, какими методиками расчётов они пользовались, что представляет собой «Фуфло.ком» – об этом рядовым инвесторам предпочитали не говорить ни слова.

К тому же, как вы понимаете, инвесторам об изменившихся правилах игры сообщить… забыли! «В отрасли, конечно же, все были в “теме”, – говорит менеджер. – Тот же Боб Рубин прекрасно знал об изменившихся стандартах». Всё понятно. Ведь в очередной лохотрон зазывали людей, не особо разбиравшихся в тонкостях фондовой торговли. Да и как они могли не доверять почтенным, на первый взгляд, дельцам с Уолл-стрита, которые в работе на фондовом рынке, как говорится, собаку съели?!

Джей Риттер (Jay Ritter), профессор университета штата Флорида, преподающий финансовое право и специализирующийся на IPO, говорит, что «Goldman Sachs» и компания прекрасно знали, что множество предлагаемых акций не принесут и десяти центов прибыли. «В начале 1980-х годов обычным было требование трёх лет прибыльности работы компании перед её выходом на IPO. Потом этот стандарт понизился до одного года, потом – до одного квартала. А во времена накачки интернет-пузыря прибыли не требовали гарантировать даже в обозримом будущем».

Правда, сам «Goldman Sachs» отрицает, что в годы интернет-бума стандарты андеррайтинга были снижены, но его собственная статистика опровергает это. Так же, как в двадцатые годы, достопочтенный банк медленно запрягал, но быстро ездил. После того, как малоизвестная и малоприбыльная компания «Yahoo!» вышла на биржу в 1996 году (начав, по сути, этот интернет-бум), «Goldman Sachs» стал королём IPO среди доткомов – компаний, называвшихся так же, как их интернет-адрес.

Из 24 компаний, выведенных банком на торги в 1997 году, треть из них в момент выхода на IPO была убыточной. В 1999 году, находясь на пике доткомовской аферы, «Goldman Sachs» вывел на фондовый рынок уже 47 компаний, включая такие мертворождённые образования, как «Webvan» и «eToys» (по сути, они во многом напоминали трасты «Goldman Sachs» 1920-х годов – «Shenandoah» и «Blue Ridge»). За 4 месяца следующего года на биржу вышли 18 компаний, 14 из которых были убыточными. Как лидер по размещению акций интернет-компаний, «Goldman Sachs» имел куда более выдающиеся финансовые результаты, чем его конкуренты: в 1999 году, когда «Goldman Sachs» выводил компании на IPO, цены на их акции в среднем зашкаливали за 281 % от цены предложения, в то время как средний для Уолл-стрит уровень продаж показывал только 181 %.

Как же банку удавалось достигать таких фантастических результатов? С помощью практики под названием «laddering», другими словами – с помощью манипуляций ценами акций вновь выводимых на фондовых рынок интернет-компаний. Вот как это работало на практике.

Представьте себе, что вы – «Goldman Sachs». К вам пришла компания «Фуфло.ком» и просит помочь вывести её на фондовую биржу. Вы определяете цену и количество акций к продаже, в также организуете встречу руководства «Фуфло.ком» с инвесторами, где у них есть возможность втирать инвесторам очки. Но не за красивые глаза, а за вознаграждение – 6-7 % от суммы продаж ценных бумаг этой фуфловой компании на фондовых площадках.

Потом вы предлагаете вашим лучшим клиентам возможность недорого купить акции новой компании. Скажем, стартовая цена акций «Фуфло.ком» определена в $ 15 за акцию. Взамен со своих лучших и проверенных клиентов вы берёте обещание, что позже на открытом рынке они ещё купят акции новой компании. Знание всего этого даёт вам понимание ситуации и перспектив размещения ценных бумаг «Фуфло.ком» на IPO, недоступное простому дэй-трейдеру.

Вы знаете, что клиенты, купившие «Х» акций по 15 «баксов», купят также «У» акций по 20 и 25 «баксов», тем самым, практически, гарантируя, что цена дойдёт до $ 25 за акцию (а, возможно, пойдёт и выше). Иначе говоря, «Goldman Sachs» был в состоянии спровоцировать рост курса этих акций, не забыв про свои 6-7 % вознаграждения от выходящей на IPO «Фуфло.ком» (от $ 500 миллионов, например – это очень хорошие деньги!).

Между прочим, за эту порочную практику «Goldman Sachs» периодически получал иски от акционеров. Подобные выверты банка в своё время привлекли внимание Николаса Майера (Nicholas Maier), менеджера хедж-фонда «Крамер & К», который в то время возглавлял Джим Крамер (Jim Kramer), ныне – хорошо известный в США придурковатого вида шоумен на телевидении. Крамер, кстати, тоже в своё время работал в «Goldman Sachs». Ну и вот – Николас Майер сообщил SECThe Securities and Exchange Commission», SEC – Комиссия правительства США по ценным бумагам и биржам – Cons.), что, работая с Крамером в 1996-1998 годах, он несколько раз вовлекался в практики «laddering» при сделках, которые сопровождал банк «Goldman Sachs» .

«Из того, что я видел за время своей работы на фондовом рынке, то, что делал банк “Goldman Sachs”, было самыми низкопробными “представлениями”, – говорит Майер сегодня. – Именно “Goldman Sachs” раздул пузырь доткомов. Именно “Goldman Sachs” своими намеренными действиями, по сути, и спровоцировал крах рынка. Банк выстроил колоссальную финансовую пирамиду из продажи акций этих фуфловых доткомов на абсолютно противозаконной основе. А, в конце концов, пострадали от всего этого маленькие люди, накупившие на миллионы и миллиарды долларов этого хлама».

В 2005 году банк согласился заплатить штраф в $ 40 миллионов за использование практики «laddering». 40 миллионов «баксов» – воистину копейки по сравнению с полученной «Goldman Sachs» прибылью!

Ещё один излюбленный метод, которым «Goldman Sachs» активно занимался во время дотком-бума, – так называемый «спиннинг», или – «продвижение». Проще говоря – банальное взяточничество. Вместо заявленной изначальной цены в $ 20 за акцию, «Goldman Sachs» просил руководство новой компании, которую выводил на IPO, продать себе, любимому, к примеру, миллион акций по цене 18 «баксов». В первый же день торговли акциями на фондовой бирже банк имел возможность «выбросить» на рынок акции по слегка заниженной (от первоначального предложения) цене, тем самым давая возможность инвесторам-инсайдерам прикупить акции по весьма выгодной цене, чтобы те в первые же дни, когда акции начнут расти в цене, получили весомую прибыль. Сам-то банк, понятное дело, в накладе тоже не оставался.

А руководству новой компании, которую «Goldman Sachs» выводил на IPO, продажу себе пакета её акций по заниженной цене (фактически, требуя взятки) обосновывал сказочными условиями в будущем в деле дальнейшего продвижения новой дот-компании на фондовой бирже. Все в этой истории получали свои плюсы, кроме новых акционеров выводимой на IPO дотком-компании.

132

Впрочем, со «спиннингом» случались и осечки. В том плане, что фискальные органы время от времени проявляли бдительный интерес к махинациям уважаемого банка. Согласно отчёту правительственного Комитета по финансовым услугам («House Financial Services Committee») от 2002 года, банк в общей сложности сделал «специальные предложения» менеджерам 21 компании. Среди них были весьма известные личности, вроде основателя «Yahoo!» Джерри Янга (Jerry Yang). Были в этой компании и две знаменитости на ниве финансовых махинаций – Деннис Козловски (Dennis Kozlovski), генеральный директор «Tyco International» (диверсифицированная международная производственная компания с оперативной штаб-квартирой в Принстоне; сферы деятельности: изготовление противопожарного оборудования, оборудования для служб охраны, оборудования промышленной безопасности, программного обеспечения для управления потоком данных, а также электрических и металлических изделий – Consp.), и Кеннет Лэй (Ken Lay) из печально известной компании «Enron». Однажды «Goldman Sachs» сделал многомиллионное предложение и главе компании «eBay» Мег Уитмен (Meg Whitman), позднее вошедшей в состав Совета директоров «Goldman Sachs». Всем им тоже предлагался обмен на «будущий бизнес».

Конечно же, руководство «Goldman Sachs» с этим отчётом не согласилось, объявив его «искажением фактов». Причём, взрыв негодования со стороны честнейших менеджеров банка последовал незадолго до того, как «Goldman Sachs» вынужден был заплатить $ 110 миллионов в рамках заведённого фискальными органами штата Нью-Йорк дела о «продвижении» и других манипуляциях этой богадельни. Знаменитый Элиот Спитцер (Eliot Spitzer), ставший позже «лицом, похожим на генерального прокурора», тогда сказал: «Продвижение “горячих” акций – отнюдь не безвредная корпоративная практика, а часть мошеннической схемы в инвестиционном бизнесе».

141

(Элиот Спитцер – американский политик-демократ, бывший губернатор штата Нью-Йорк (2007-2008). В 2008 году подал в отставку из-за скандала вокруг его связей с проститутками. Юрист по образованию, ранее занимал пост главного прокурора штата Нью-Йорк (1999-2007), до этого работал в частных фирмах и на государственной службе – Consp.)

Во многом благодаря этим корпоративным махинациям интернет-пузырь и превратился в один из величайших финансовых катаклизмов в истории. Порядка $ 5 триллионов в одночасье испарилось только на бирже Nasdaq! Но реальная проблема заключалась не только в том, что рядовые акционеры потеряли колоссальные деньги. Проблема была ещё и в том, что инвестбанкиры на этом крахе заработали весьма приличные суммы, получив за эту аферу нехилые бонусы. И – более того! – вместо того, чтобы сделать вывод о неизбежном сдувании любого инвестиционно-финансового пузыря, банкиры поняли, что в наше время пузырь надуть легче, чем когда бы то ни было. Чем больше обещаешь, чем более несбыточными будут казаться дивиденды от нового лохотрона, тем большие бонусы ты получишь!

Для «Goldman Sachs» это было более чем актуально. В период 1999-2002 годов компания выплатила $ 28,5 миллиардов зарплат и премий – в среднем $ 350 000 в год на каждого сотрудника. А ведь, наверняка, хотелось ещё большего! Аппетит-то как раз и пришёл во время большой жратвы. Эти цифры важны для понимания наследия, оставленного дотком-бумом: экономикой, как показала практика, движет стремление к большим бонусам. А большие бонусы можно получать только в результате грандиозных афер. Столь старательно повторяемая руководством «Goldman Sachs» мантра о «долговременной жадности» растаяла как дым, не выстояв перед игрой в арбуз, брошенный с небоскрёба.

Отныне рынок больше не был площадкой, на которой под чутким присмотром поэтапно и грамотно «выращивались» новые прибыльные, работающие по понятным схемам бизнес-проекты. Рынок превратился в океан чужих денег, который банкиры энергично и активно «осваивали», превращая в свои бонусы и премиальные выплаты. Как это выглядит на практике? Очень просто.

Допустим, вы провели 50 интернет-IPO, которые в течение года накрылись медным тазом. Пока суд да дело, пока будут выяснять обстоятельства вывода на IPO той или иной компании и причины обрушения рыночного курса её акций, пройдёт немало времени. И когда Комиссия по ценным бумагам и биржам назначит штраф в $ 110 миллионов за махинации вчерашних дней, вашей яхте, купленной на бонусы от тех IPO, уже исполнится 6 лет, а сами вы будете возглавлять Министерство финансов или штат Нью-Джерси. (Кстати, один из по-настоящему смешных моментов в истории расследования причин американского кризиса случился тогда, когда губернатор штата Нью-Джерси Джон Корзин (Jon Corzine), возглавлявший «Goldman Sachs» с 1994 по 1999 годы, и ушедший оттуда с акциями на $ 320 миллионов, заявил в 2002 году, что в жизни не слышал такого слова, как «laddering». Тот ещё циник!)

Посудите сами: для банка, выплачивающего по $ 7 миллиардов в год зарплат и премиальных бонусов, потратиться на выплату штрафа в $ 110 миллионов, выписанный, к тому же, половиной десятилетия спустя после того, как афера была прокручена, – сущая ерунда.

151

Когда доткомовский интернет-пузырь лопнул, у «Goldman Sachs», понятное дело, не было причин переосмысливать прибыльную стратегию. Нужно было лишь пошустрить, поискать узкое место, где можно было бы с хорошей выгодой для себя запустить очередной лохотрон, надуть новый финансовый пузырь. И, как оказалось, для этого уже всё было готово: ипотека, рынок недвижимости – на этом рынке «Goldman Sachs» оттянулся не по-детски!

Окончание – в ближайший понедельник

Мэтт ТЭЙБИ, перевод – EMDRONE.

Публикацию подготовил Игорь ОСОВИН

Приподготовкепубликациииспользованыматериалыифотоинтернет-ресурсов: Internationalcommentary.blogspot.com; Rollingstone.com; Rollingstone.ru; USAtoday.com; Lenta.ru; Ru.wikipedia.org; Russianews.ru; Theyoungturks.com; Bukovina.biz.ua; I.focus.in.ua; Reubencox.us

Share this post for your friends:

Friend me: