«ИПАТОВСКИЙ МЕТОД» КАК СКРЫТАЯ ФОРМА ВРЕДИТЕЛЬСТВА



ipatКаким образом саратовский губернатор Павел Ипатов подорвал промышленный потенциал области и настроил против себя всех производителей?

«Ситуация в Саратовской области подошла к той критической черте, за которой сам факт существования промышленного производства в регионе ставится под сомнение: при таком «умелом» руководстве, что демонстрирует губернатор П.Л. Ипатов, область фактически обречена на социально-экономическую деградацию, которая завершится коллапсом».

В конце семидесятых годов прошлого века, когда в СССР ударными темпами шло наращивание сельхозпроизводства, «ипатовский метод» гремел на всю страну. Названный так в честь инициаторов – хлеборобов Ипатовского района Ставропольского края, которым тогда руководил первый секретарь крайкома КПСС М.С. Горбачёв, – этот безграмотный, авральный способ обмолота зерновых принёс немало вреда сельскому хозяйству страны. Если бы не пропагандистская машина ЦК КПСС, эта горбачёвская авантюра так и осталась бы бедой отдельно взятого региона. Но коммунистический агитпроп провозгласил «ипатовский метод» самой передовой технологией уборки урожая, из-за чего чуть ли не во всех колхозах и совхозах крестьяне вынуждены были применять его, невзирая на огромные потери зерновых.

Спустя тридцать с лишним лет «ипатовский метод» вновь зазвучал на всю страну, но на этот раз – в сфере промышленного производства. Названный так в честь саратовского губернатора П.Л. Ипатова, этот метод символизирует теперь всё самое негативное, что было накоплено российской командно-административной системой за последние годы «суверенной демократии».

И что самое удивительное: схожим оказался не только волюнтаристский подход к сфере товаропроизводства, но и внешний антураж обоих руководителей. Самолюбование, бездумная говорливость и неискоренимая тяга к популизму – именно эти качества отличали первого секретаря Ставропольского крайкома партии, именно эти черты, как можно видеть сегодня, присущи и саратовскому губернатору. Как тут не поверить в теорию, согласно которой время движется по спирали?

02

РАССТАНОВКА ПРИОРИТЕТОВ

В преддверии президентских выборов 2008 года в Саратове со всей области собрались руководители всех крупных промышленных предприятий. Их специально пригласили на встречу с губернатором Павлом Ипатовым, которая в первый раз должна была пройти в таком расширенном формате. По сути, собрался весь топ-менеджмент реального сектора экономики, в основе которого заложено промышленное производство.

Почти полторы сотни директоров, теряя драгоценное время, ждали губернатора, который всё-таки явился на встречу, инициатором которой он сам и был, опоздав при этом на… полтора часа. Сухо извинившись за «задержку», но не за опоздание, Павел Ипатов пояснил потом в кулуарах форума, что его увлекло общение со студентами СГСЭУ, которым он прочёл настоящую лекцию. А директора, дескать, могли и подождать…

Даже зампред областного правительства Александр Стрелюхин, видя, как ропщут озадаченные отсутствием губернатора промышленники, не набрался смелости позвонить Павлу Леонидовичу по мобильному телефону, чтобы напомнить ему о важной встрече: а вдруг барин осерчает?

Тогда многие руководители промышленных предприятий, являющихся становым хребтом саратовской экономики, восприняли такой «горбачёвский» демарш Ипатова как публичное унижение, и в ту же минуту покинули «высокое собрание», не захотев выслушивать пустопорожнюю риторику про «экономику развития» и «социальную ответственность бизнеса».

03

Кстати, об этой самой «социальной ответственности». Прошлогоднее унижение капитаны саратовской промышленности не забыли: в этом году, когда в России разразился самый настоящий экономический кризис, такое наплевательское отношение к нуждам промышленников со стороны губернатора вернулось ему сторицей.

Дело в том, что до 1 июня этого года – максимальный срок, отведённый для этой цели – между правительством Саратовской области и крупными промышленными предприятиями, входящими в так называемый Клуб миллиардеров, так и не были подписаны договора о социальном партнёрстве, суть которых сводится к тому, что облправительство принимает на себя обязательство лоббировать интересы промышленников, расширяя рынок сбыта и предоставляя льготный режим ведения бизнеса, а те, в свою очередь, должны финансировать за счёт собственных средств социальные программы на территории области.

В прошлом году реальная помощь промышленников по аналогичным договорам составила десятки миллионов рублей. В этом году ни один генеральный директор или председатель совета директоров и слышать не желает о принятии на себя таких обязательств перед областным правительством. Александр Стрелюхин, отвечающий перед губернатором за этот участок работы, практически, оказался у разбитого корыта.

04

И дело не только в том, что разразившийся финансовый кризис подрубил основы экономического благополучия промышленных гигантов, а в том, что топ-менеджеры и собственники этих производств не видят никакой реальной пользы для своих предприятий ни от губернатора, ни от областного правительства, которые палец о палец не ударили, чтобы помочь решить им конкретные вопросы, связанные с государственным регулированием предпринимательской деятельности в сфере товаропроизводства.

А оказывать посильную материальную помощь нуждающимся группам населения и территориям, памятуя о «социальной ответственности бизнеса», они и так не переставали, вне зависимости от того, подписаны были, или нет, эти декларативные договора с Московской, 72.

По сути, директорский корпус Саратовской области, сославшись на трудные времена, послал губернатора П.Л. Ипатова на три весёлые буквы. Что и явилось логичным завершением первого срока его правления.

Ипатов отреагировал на этот вызов по-своему, как реагирует на вышедших из подчинения холопов спесивый барин, чувствуя за собой поддержку монаршей власти и всего репрессивного аппарата. Причём – чтобы продемонстрировать, кто в доме хозяин, – для начала решил учинить показательную порку в своём родовом имении, в Балаково.

«ГАПОНОВЩИНА» ПО-ИПАТОВСКИ

В разыгранном на днях Ипатовым моноспектакле «Барин осерчал» в закадровой роли «главного зачинщика и смутьяна» выступил предприниматель Анатолий Лейрих, которого губернатор публично обвинил чуть ли не в подрыве социальной стабильности на территории балаковской вотчины. Остановка производства на одном из многочисленных средних предприятий Саратовской области, к числу которых и относится ЗАО «Химформ», была представлена Ипатовым как катастрофа регионального масштаба, со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде фискальных проверок и мер быстрого реагирования со стороны правоохранительных структур.

Что же произошло в Балаково на самом деле?

05

Президент и председатель Совета директоров ЗАО «Группа ХИМЭКС» А.А. Лейрих, отвечая на вопросы ряда федеральных СМИ, достаточно чётко обозначил объективные причины, по которым дальнейшая производственная деятельность балаковского предприятия «Химформ», входящего в группу компаний «ХИМЭКС», выглядела бы полным идиотизмом.

Если коротко, то суть возникшей проблемы заключается в следующем.

На тольяттинском ОАО «АвтоВАЗ», где собирают самый массовый отечественный автомобиль, четыре нитки конвейера, суточный простой каждой из которых обходится автогиганту примерно в 60 млн. рублей. С 29 декабря прошлого года по 2 февраля этого года завод фактически не работал, потому что по итогам 2008 года вследствие падения спроса на автомобили нереализованными остались 110 тыс. машин. Соответственно прекратилась закупка автокомплектующих, тем более что долг тольяттинского автозавода перед их поставщиками на тот момент и так составлял не менее 20 млрд. рублей. К тому же, «АвтоВАЗ» задерживал расчёты за поставку комплектующих на два месяца, что в условиях обострившегося экономического кризиса и отсутствия кредитных возможностей делало их дальнейшее производство не просто убыточным, но и вообще абсурдным.

А когда первая волна кризиса миновала, руководство «АвтоВАЗа» заявило о своих планах сократить выпуск автомобилей всего модельного ряда в 3 раза – до 300 тыс. единиц в год! В результате, во столько же раз снизился спрос на автокомплектующие, которые тольяттинцы стали закупать только у аффилированных с автозаводом самарских предприятий, оставив производителей из других регионов без заказов.

Прекрасно понимая, что иного выхода просто нет, Анатолий Лейрих принимает решение о прекращении выпуска автокомплектующих изделий на «Химформе». Ожидания того, что ситуация в отечественном автопроме – благодаря протекционистским мерам Правительства РФ – нормализуется, к сожалению, не оправдались: на «АвтоВАЗе» в начале года скопился более чем четырёхмесячный запас продукции, а снижение продаж побило все рекорды. Фактически, российский автопром оказался на грани коллапса.

Удерживать рабочих на своём предприятии, обещая им «светлое завтра», Лейрих не стал. Честно объяснив положение дел, Анатолий Андреевич распорядился начать увольнение персонала, чтобы не накапливалась задолженность по выплате заработной платы, которую выплачивать в дальнейшем – в силу вышеуказанным причин – будет уже не из чего.

Вот, собственно, и вся нехитрая фабула этой истории. Всё просто и ясно, как божий день. И винить здесь Анатолия Лейриха можно лишь за то, что он раньше не закрыл это ставшее убыточным, бесперспективное производство: как и многие другие производители автокомплектующих, он пребывал в твёрдой уверенности, что правительственные меры, направленные на поддержку отечественного автопрома, принесут свои плоды. Как известно, все усилия Правительства РФ в этом направлении оказались совершенно бесплодными.

06

Понимает ли этот нехитрый алгоритм причинно-следственных связей губернатор Павел Ипатов? Прекрасно понимает. Но при этом, как выражаются асоциальные элементы, «включает дурика» и «гонит шнягу». Иначе говоря, губернатор Павел Ипатов под прикрытием популистских лозунгов, апеллируя к бытовому уровню сознания простых тружеников, пытается использовать возникшее социальное напряжение для решения собственных задач, далеко выходящих за рамки общественных интересов.

Вместо того чтобы предложить Анатолию Лейриху и сотням других предпринимателей, чей бизнес находится в сфере промышленного товаропроизводства, перепрофилировать свою деятельность с учётом изменившейся конъюнктуры рынка, и предоставить для этого все зависящие от него условия, Павел Ипатов, фактически, провоцирует дальнейший рост социальной напряжённости, допуская безответственные заявления, разжигающие ненависть толпы к тем, кто является собственниками либо топ-менеджерами оказавшихся в кризисном положении предприятий.

Невозможно поверить в то, что Павел Леонидович, будучи доктором экономических наук, не разбирается в элементарных рыночных механизмах, и по скудости ума своего занимается обычной «гапоновщиной». Причём, каждый раз его провокативные приёмы, как показывает практика, становятся всё более изобретательней.

Но если губернатор сознательно накаляет обстановку в регионе, то для чего он это делает? Не иначе, как самоубийственной, такую политику не назовёшь.

07

Этому парадоксу можно найти объяснение разве что с конспирологической точки зрения. Например, можно предположить, что Павел Ипатов, действуя по договорённости с «питерскими», ценой собственных имиджевых потерь, зная, что второй губернаторский срок ему всё равно не светит, играет на понижение авторитета В.В. Володина, который с партийных высот патронирует наш регион, рассматривая его как свой запасной аэродром.

Рост социального напряжения, связанный с безработицей и задержками по выплате заработной платы, в любом случае, носит протестный политический характер, что негативно отражается на электоральном рейтинге партии власти, и ответственность за это всегда несёт тот партфункционер, который, используя партийный ресурс, позиционирует себя как неформальный лидер региональной элиты. В данном случае именно Вячеслав Володин, опекающий нашу область, как раз и выглядит в глазах Председателя Партии и Правительства таким политическим лузером.

Но почему Ипатов, разыгрывая краплёную карту «народного гнева», в качестве «доктора Зло» выбрал именно Лейриха, более известного в кругу политиков федерального уровня, нежели в местной политической среде? Уж если и подыскивать с этой целью подходящего «козла отпущения», то только – среди знаковых в Саратовской области фигур, которые у всех на слуху. Иначе эффект воздействия на целевую аудиторию будет не адекватен потраченным усилиям: это элементарное правило «чёрного пиара», которое ипатовские политтехнологи знают как «отче наш». Тем более, что среди директоров обанкротившихся заводов есть куда как более известные в нашем регионе персоны, чем тот же Лейрих. Причём, негатив вокруг них имеет такую высокую степень концентрации, что чиркни только спичкой – взлетит всё на воздух.

Почему именно Лейрих, этот политически не ангажированный на территории Саратовской области предприниматель, вдруг сделался в глазах Ипатова «исчадием ада»?

Ответ на этот непростой вопрос можно получить, опять-таки, только с помощью конспирологического метода, который позволяет нам анализировать ситуацию, полагаясь на интуицию и обрывочные сведения, собираемые как пазлы в общую картину.

«Я МЩУ, И МЕСТЬ МОЯ СТРАШНА…»

Фактически, единственной версией мотивации действий Ипатова, которую можно рассматривать в качестве рабочей, как это не выглядит парадоксально на первый взгляд, видится сведение счётов с Лейрихом по старым делам. В данном случае просматриваются две составляющие – политическая и экономическая.

Когда произошла первая крупная политическая битва между Д.Ф. Аяцковым и В.В. Володиным, точкой преткновения была фигура балаковского мэра А.И. Саурина, который пытался при поддержке ВВВ баллотироваться на новый срок, но потерпел неудачу в силу того, что ДФ мобилизовал весь свой административный и «силовой» ресурс, чтобы не допустить его избрания. В результате, Алексей Саурин оказался в СИЗО, после чего возбуждённое против него уголовное дело было спущено на тормозах. Экс-мэр перебрался в Москву, где с помощью своего покровителя успешно сделал карьеру федерального чиновника…

08

Эту историю восьмилетней давности помнят все жители Саратовской области, в той или иной степени интересующиеся политикой. Но балаковцы, в отличие от саратовцев, знают такие нюансы, которые представляют интерес только для жителей города атомщиков. Поэтому областная печать, часто пренебрегающая информацией с мест, в своё время обошла стороной эти «детали» шумного противостояния.

09

Речь идёт о том, что тогда, для того чтобы «завалить» на выборах Алексея Саурина, тактический союз заключили между собой, казалось бы, два непримиримых антагониста – директор БАЭС Павел Ипатов и саратовский губернатор Дмитрий Аяцков, которые сразу же разошлись по своим «углам», как только грязное политическое дело было сделано. Ни Ипатов, ни Аяцков не видели тогда ни причин, ни возможностей для стратегического объединения интересов двух элит – балаковской и саратовской, – в которых каждый из них позиционировал себя как несменяемый лидер.

Имевший свои экономические интересы в Балаковском районе московский предприниматель Анатолий Лейрих, когда началось противостояние двух политических сил, решил не ввязываться в эту борьбу, чтобы не ставить свой бизнес в зависимость от политики. При этом, он сумел сохранить конструктивные отношения как с Аяцковым, который в своё время пригласил бизнесмена со своими капиталами в Саратовскую область, так и с володинскими, включая самого Саурина.

Что же касается Ипатова, то ему многие представители балаковской элиты до сих пор не могут простить сепаратного соглашения с ДФ. После того, как Павел Ипатов был назначен губернатором Саратовской области, этот коллаборационизм тяготит его как первородный грех, а сумевший соблюсти политический нейтралитет Анатолий Лейрих стал вызывать у него нескрываемое раздражение, как живой укор давно минувших дней.

А тут ещё эта история с «железкой»!

Когда А.А. Лейрихом и его деловым партнёром А.И. Ходжаевым были оформлены все документы на земельный участок площадью более 60 га с имущественным комплексом в виде недостроенного завода дорожных машин, примыкающий к территории Балаковской АЭС, выяснилось, что по нему пролегает железнодорожная ветка, не находящаяся на балансе ПЖД либо иного юрлица. Пришлось новым собственникам «недостроя», превратившим его позже в успешное предприятие «Химформ», брать эту «железку» на свой баланс.

10

Так как этот путь был практически единственным железнодорожным сообщением, связывающим Балаковскую АЭС с остальной транспортной инфраструктурой, в целях экономической безопасности эту железнодорожную ветку решил выкупить концерн «Росэнергоатом», в структуру которого и входит БАЭС. Понимая всю ответственность момента, Лейрих, разумеется, не возражал, и стороны быстро договорились о приемлемой цене сделки. Что сразу же не понравилось Ипатову, так как Павел Леонидович, по всей видимости, имел на эту «ветку» свои виды.

Как можно предположить, директор Ипатов через подставных лиц хотел оформить на этот объект право собственности, чтобы затем за приличные деньги сдавать его в аренду «Росэнергоатому», либо уступить родному концерну право собственности на эту «железку», но уже за совершенно другие деньги. То, что Павел Леонидович проделал с турбиной четвёртого энергоблока БАЭС, не оставляет никаких сомнений в креативности этого выпускника Академии народного хозяйства при Совете Министров СССР.

Но тут заартачился Лейрих, отказавшийся «за копейки» продавать людям Ипатова доставшийся ему не за даром желдорпуть. В результате, новым собственником этого железнодорожного полотна стал концерн «Росэнергоатом», а Ипатов остался с носом.

Такого «нахальства» Павел Леонидович простить не смог.

И – не простил.

11

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Как дальше будет развиваться фабула противостояния «своенравного» предпринимателя из Москвы, отказавшегося встраиваться в нашу «коррупционную вертикаль», и самонадеянного губернатора, решившего использовать для сведения счётов избитые политтехнологические приёмы И.Л. Гельфанда (Александра Парвуса), покажет время. Но никакой интриги в этом затасканном СМИ сюжете уже, похоже, больше не будет, как не будет в дальнейшем и никакой реакции Кремля на ипатовские камлания о «безответственных собственниках, обрекающих народ на голод и нищету», ибо для всех становится очевидным, что causa causarum этого негодования П.Л. Ипатова, на самом деле, является банальный конфликт бизнес-интересов, где одной из заинтересованных сторон выступает сам саратовский губернатор.

И ещё. Ситуация в Саратовской области подошла к той критической черте, за которой сам факт существования промышленного производства и свободного предпринимательства в регионе ставится под сомнение: при таком «умелом» руководстве, что демонстрирует губернатор П.Л. Ипатов, область, фактически, обречена на социально-экономическую деградацию, которая завершится коллапсом.

Сергей ГАВЕРДОВСКИЙ

Фото Ольги ПУШИНОЙ

Использованы фотоматериалы из архива редакции газеты "Саратов"

12

Share this post for your friends:

Friend me: