СХВАТКА ЗА АНТАРКТИДУ. Часть 10



012Обергруппенфюрер СС Ганс Каммлер и суперсекретные технологии, эвакуированные из III рейха весной 1945 года

«Имя обергруппенфюрера СС Ганса Каммлера даже не упоминалось на процессе против военных преступников в Нюрнберге, тем более, он не был осуждён, пусть и заочно, а досье на Каммлера, хранящееся в государственном архиве Соединённых Штатов Америки, остаётся засекреченным и по сей день».

Продолжение. Читать начало.

Фигура обергруппенфюрера СС Ганса Каммлера, несомненно, является ключевой для понимания того, почему имеется так много неясностей и умолчаний в официальной версии окончания Второй мировой войны. Каммлер, как уже было сказано, к весне 1945 года, фактически, был вторым по влиянию человеком в III Рейхе, опередив даже своего патрона – рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. И в этом нет ничего странного, если внимательно вглядеться в круг обязанностей Каммлера.

Удивительно, но – факт: имя Каммлера вы сможете найти далеко не в каждой энциклопедии, посвящённой истории III Рейха. И это касается человека, который к моменту окончания войны был не просто второй по степени влияния фигурой в Германии после Адольфа Гитлера, но и куратором массы важнейших научных, производственных и военных проектов III Рейха! Почему же Ганс Каммлер долгие годы являлся фигурой умолчания? Попробуем ответить на этот вопрос.

022

ГАНС КАММЛЕР: ЮНОСТЬ И МОЛОДОСТЬ, 1901-1933 годы

Ганс (Хайнц) Каммлер (Hans (Heinz) Friedrich Karl Franz Kammler) родился 26 августа 1901 года в германском городе Штеттин (ныне – польский Шецин). В 1919 году, после добровольной службы в армии, вступил в так называемый «фрайкорпс» (freikorps), «свободный корпус» города Росбах: этот небольшой город расположен примерно в 130 километрах восточнее Бонна.

Изначально, с середины XVIII века, этот термин в Германии относился к участникам добровольных военизированных подразделений – нечто вроде добровольческой армии. После Первой мировой войны термин распространился на военизированные организации, которые выступали в качестве добровольной армии Веймарской республики и использовались тогдашним германским правительством для подавления коммунистического движения. Именно эти военизированные объединения, например, выступали в качестве ключевой силы при разгроме германской социалистической революции и Баварской советской республики, в том числе – для убийства Розы Люксембург и Карла Либкнехта в 1919 году. Во «фрайкорпс», помимо Каммлера, в своё время служили будущий создатель и руководитель штурмовых отрядов НСДАП Эрнст Рём (1887-1934) и будущий рейхсляйтер, обергруппенфюрер СС и СА Рудольф Гесс (1894-1997).

032

В 1919-1923 годах Ганс Каммлер учился на инженера в области гражданского строительства в Мюнхене и Данциге. 1 марта 1932 года Ганс Каммлер вступил в НСДАП, занимал ряд административных должностей, а когда НСДАП во главе с Адольфом Гитлером в ходе выборов пришла к власти, занял должность главы департамента строительства министерства авиации. В мае 1933 года Ганс Каммлер вступил в СС (удостоверение № 113619 от 20.05.1933 г.).

НАЧАЛО БОЛЬШОЙ КАРЬЕРЫ: 1941-1942 годы

Английский журналист Ник Кук, автор книги «Охота за точкой “zero”», замечает, что до 1941 года Каммлер был неприметным гражданским служащим в министерстве авиации. Он занимался вполне рутинной работой – разработкой проектов ангаров, административных зданий и т.п. К осени 1941 года Ганс Каммлер понял, что в министерстве авиации ему большой карьеры не сделать, и перешёл на службу непосредственно в СС.

Но было бы не совсем корректно, говоря о периоде работы Каммлера в министерстве авиации, называть его вслед за Ником Куком «неприметным служащим». Скорее всего, деловая хватка и организаторские способности Каммлера проявились уже в тот период, так как после перехода на работу в ведомство Генриха Гиммлера он, практически, сразу же получил звание бригаденфюрера (что, согласно общеармейским чинам вермахта, соответствовало званию генерал-майора).

Уже к концу 1941 года Ганс Каммлер составил масштабный пятилетний план общей стоимостью 5 миллиардов рейхсмарок по организации концентрационных лагерей СС на недавно захваченных территориях СССР, Норвегии, Польши и ряда других стран. Считается, что Каммлер впервые обратил на себя внимание Гитлера аккуратной, раскрашенной от руки моделью «модернизированного» концентрационного лагеря Аушвиц (Освенцим), который был создан в мае 1940 года в 60 километрах западнее г. Кракова, и который в качестве огромной, непрерывно функционирующей фабрики смерти заработал как раз с конца 1941 года.

Именно Каммлеру принадлежат расчёты, сделанные им в конце 1941 года, о необходимом для нужд промышленности Германии количестве заключённых концентрационных лагерей: 4 миллиона человек (три месяца спустя он увеличил эту цифру до 14 миллионов!).

Ник Кук замечает: «Каммлер был из того же теста, что и обергруппенфюрер СС Рейнхард Гейдрих, автор “Окончательного решения еврейского вопроса”, убитый чешскими агентами в Праге в 1942 году (Рейнхард Тристан Ойген Гейдрих родился в 1904 году; 27 мая 1942 года был тяжело ранен в результате взрыва, устроенного чешскими партизанами и английскими коммандос в центре Праги; через неделю, 4 июня, умер от ран – Consp.).

Альберт Шпеер (Albert Speer, 1905-1981 г.г.; с 1933 года, после перестройки берлинской резиденции Адольфа Гитлера, считался «личным архитектором фюрера», в 1942-1944 годах – имперский министр вооружений и боеприпасов), осуждённый Нюрнбергским трибуналом к 20 годам тюремного заключения, находясь в тюрьме, написал книгу воспоминаний, которая в русском переводе – М.: Центрполиграф, 2005 – называлась «Третий рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности» («Erinnerungen»).

041

В своих мемуарах Альберт Шпеер даёт любопытную характеристику Гансу Каммлеру и Рейнхарду Гейдриху, отмечая, что оба держались так же холодно, как и их шеф – Генрих Гиммлер: «Эти белокурые, синеглазые, хорошо воспитанные и всегда аккуратно одетые “истинные арийцы” были способны принять любое неожиданное решение и претворять его в жизнь с редким упорством. При всей своей фанатичности Гиммлер при подборе персонала, прежде всего, интересовался не партийным стажем, а такими качествами, как энергичность, смекалка и рвение. Весной 1942 года Гиммлер назначил удовлетворявшего всем этим требованиям Каммлера – тогда высокопоставленного сотрудника отдела строительства министерства авиации – начальником строительного управления СС, а летом 1943 года поручил ему ракетную программу. В ходе нашего вынужденного сотрудничества Каммлер показал себя хладнокровным расчётливым человеком, фанатично и беспринципно рвущимся к цели.


style="display:block; text-align:center;"
data-ad-layout="in-article"
data-ad-format="fluid"
data-ad-client="ca-pub-6171131592540946"
data-ad-slot="5504096409">

Гиммлер возложил на Каммлера множество обязанностей и при малейшей возможности брал его с собой к Гитлеру. Вскоре поползли слухи – слухи, что Гиммлер готовит Каммлера на роль моего преемника, но поначалу я видел в нём лишь положительные черты. Мой партнёр и, по всей видимости, конкурент, Каммлер был почти зеркальным моим отражением: он также происходил из буржуазной семьи, окончил университет, работал в строительстве, “был замечен” нацистским руководством и далее стремительно делал карьеру в сфере, не соответствовавшей его образованию».

Ник Кук замечает, что после смерти Гейдриха Гиммлер увидел в Каммлере холодного, безжалостного и энергичного исполнителя своих желаний, человека, который поддерживал его простые и одновременно грандиозные замыслы.

КАММЛЕР ВЫДВИГАЕТСЯ НА ПЕРВЫЕ РОЛИ: 1942-1945 годы

С 1942 года Каммлер непосредственно начал курировать проект по разработке ракеты «А-4» (больше известной, как «V-2», или «Фау-2») и сооружению гигантского подземного завода для производства «оружия возмездия» в горах Гарц неподалёку от небольшого городка Нордхаузен в Центральной Германии.

051

План был грандиозным: создать самый большой на тот момент в мире подземный комплекс протяжённостью в 1,5 километра, с 20 километрами туннелей и галерей, где будут строиться ракеты, снаряды и иное секретное вооружение. Комплекс был сооружён на базе построенного в 1930-х годах нефтехранилища, а его перестройка была завершена в конце 1943-го – начале 1944 года. Завод производил в месяц порядка тысячи (!) ракет «V-1» и «V-2», а его общая площадь составляла почти 100 тысяч кв. метров. В том же, 1942-ом, году в рамках реализации ракетной программы была создана компания «Mittelwerk GmbH», в состав которой был включён ряд важнейших военных заводов, в том числе – и подземный комплекс Нордхаузен.

В марте 1944 года в Германии был организован так называемый «авиационный штаб», объединивший специалистов Люфтваффе и Министерства вооружения и боеприпасов. Перед штабом была поставлена задача: резко увеличить производство истребителей (в том числе, реактивного самолёта «Messerschmitt Me-262»), чтобы вооружённые силы III Рейха получили возможность эффективно противодействовать ковровым авиационным бомбардировкам Германии со стороны союзников.

Ганс Каммлер в «авиационном штабе» представлял интересы СС и лично Генриха Гиммлера. Он активно выступал за расширение масштабов строительства подземных заводов с ещё большим привлечением труда узников концентрационных лагерей. Рейхсмаршал, главнокомандующий Люфтваффе Герман Геринг, сполна оценив инициативы и энергичность Ганса Каммлера, поручил ему возглавить работы по перемещению всех стратегических авиационных объектов под землю.

Уже через три месяца, в июне 1944 года, Генрих Гиммлер доложил Адольфу Гитлеру, что за 8 недель (!) было построено 10 подземных авиационных заводов общей площадью в десятки тысяч квадратных метров.

062

Вскоре после покушения на Гитлера 20 июля 1944 года – 6 августа – рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер назначается на пост имперского министра вооружения и боеприпасов вместо смещённого Альберта Шпеера. Руководитель научно-испытательного центра в Пенемюнде Вальтер Дорнбергер в своих мемуарах «Фау-2. Сверхоружие Третьего Рейха. 1930-1945» («V-2. The Nazi Rocket Weapon», русское издание вышло в 2004 году в столичном издательстве «Центрполиграф») вспоминает: уже «8 августа Гиммлер назначил Каммлера своим специальным уполномоченным во всей программе “V-2”, наделив всей полнотой власти и правом действовать от его имени: “...действует по моему приказу и необходимо подчиняться всем его указаниям и распоряжениям”». Фактически, в руках Каммлера оказалось сосредоточено руководство всей операцией «V-2»: от производства ракет «Фау» до размещения и ведения наступательных действий против Великобритании и Нидерландов.

31 января 1945 года Каммлер был назначен руководителем всех ракетных проектов III Рейха – и оборонительных, и наступательных, а также стал уполномоченным руководителем фюрера по разработке реактивных двигателей. Уже 6 февраля Адольф Гитлер с формулировкой «пожизненно» назначил Ганса Каммлера в качестве куратора за производством всего воздушного вооружения Германии. А с 13 февраля 1945 года он возглавил так называемый «спецштаб Каммлера» («Sonderstab Kammler»), отвечавший за все высокотехнологичные военные разработки III Рейха.

В начале апреля 1945 года, когда Советская Армия находилась уже на подступах к Берлину, Гитлер и Гиммлер передали под прямое руководство Каммлера все секретные системы вооружения III Рейха, аналогов которым не было ни у одной из стран-участниц антигитлеровской коалиции. 3 апреля 1945 года Йозеф Геббельс сделал в своём дневнике следующую запись: «Фюрер вёл длительные переговоры с обергруппенфюрером Каммлером, который несёт ответственность за реформу Люфтваффе. Каммлер справляется со своими обязанностями великолепно, и на него возлагаются большие надежды».

Последнее сообщение от Ганса Каммлера датировано 17 апреля 1945 года, когда тот из своего офиса в Мюнхене отправил сообщение Генриху Гиммлеру в штаб-квартиру СС в Берлине с отказом предоставить «тяжёлый грузовик» с автомобильной базы авиазавода «Юнкерс». Как отмечает Ник Кук, это сообщение было отправлено по телетайпу и, согласно немецкой традиции передачи сообщений, предварялась буквами «GEZ.» («gezeichnet» – «подписано»). Это означало, что отправитель письма действительно находился в том самом месте, о котором заявлял.

С 18 апреля 1945 года никаких документально зафиксированных упоминаний о 43-летнем Гансе Каммлере не имеется.

ПЯТЬ ВЕРСИЙ СМЕРТИ КАММЛЕРА

9 июля 1948 года вдова Каммлера выступила с ходатайством об объявлении своего мужа погибшим. Суд берлинского района «Шарлоттенбург», основываясь на данном под присягой заявлении личного водителя Каммлера – Курта Преука (Kurt Preuk), который, якобы, лично видел труп Каммлера и присутствовал на его похоронах 9 мая 1945 года, вынес 2 сентября 1948 года официальное решение о признании Ганса Каммлера умершим.

В своих более поздних показаниях (от 16 октября 1959 года) Курт Преук заявлял, что Каммлер умер «около 10 мая 1945 года», но причина смерти обергруппенфюрера ему не известна.

Позднее, 7 сентября 1965 года, Хайнц Зеунер (Heinz Zeuner), бывший в годы войны адъютантом Каммлера, заявил, что его бывший шеф умер 7 мая 1945 года, и что труп Каммлера был опознан самим Зеунером, его личным водителем Преуком и рядом других очевидцев, которые утверждали, что Каммлер 7 мая 1945 года отравился цианидами. Автор книги «Грубая ошибка…» Том Агостон, ссылаясь на помощника Каммлера – доктора Вильгельма Фосса, руководителя завода «Шкода» в чешском городе Пльзень, рассказывает, что Каммлер принял цианистый калий по дороге между Пльзенем и Прагой, но произошло это не 7, а 9 мая 1945 года. Таким образом, первая версия причины смерти Каммлера – он принял яд. Причём, случилось это не в Мюнхене, а где-то между Пльзенем и Прагой.

Вторая версия принадлежит всё тому же Хайнцу Зеунеру, который свидетельствовал, что Ганс Каммлер просил Зеунера, как своего адъютанта, застрелить его. Эта версия Зеунера практически сразу же вызвала сомнения. В ходе реализации программы денацификации (entnazifizierung), начатой союзниками сразу после окончания Второй мировой войны в рамках Потсдамских соглашений с целью избавления немецкого и австрийского общества от пережитков нацистского режима, Зеунер в феврале 1948 года на слушаниях программы заявил, что он со 2 мая 1945 года находился в плену у американских оккупационных войск. Тем не менее, Том Агостон замечает, что эта версия была отражена также в последней книге воспоминаний Альберта Шпеера. По воспоминаниям Шпеера, адъютант Зеунер застрелил Каммлера в Праге.

Третья версия смерти Каммлера заключается в том, что он сам выстрелил себе в голову 9 мая 1945 года. Произошло это в Праге или её окрестностях и, согласно версии, изложенной в книге Тома Агостона, выглядело так: обергруппенфюрер обратился с речью к своим соратникам, в которой освободил их от дальнейшего выполнения своих обязанностей и посоветовал расходиться по домам. После чего Каммлер ушёл в лес и застрелился.

Четвёртая версия, о которой упоминает Том Агостон, заключается в том, что Каммлер погиб смертью героя СС. Согласно этой версии, Каммлер погиб 9 мая 1945 года, когда выбрался из подвала разрушенного бомбардировкой дома, чтобы вступить в схватку с чешскими партизанами.

Наконец, пятая версия говорит о том, что Ганс Каммлер вместе с 200 другими офицерами СС был расстрелян в мае 1945 года советскими войсками.

072

Джозеф Фаррелл по поводу этих версий делает верное замечание: «Из всего этого следует, что никто не может привести никаких убедительных фактов относительно даты, места, времени или хотя бы обстоятельств смерти Каммлера. То он кончает жизнь самоубийством, принимая яд, то пускает себе пулю в висок, то приказывает адъютанту застрелить его, то погибает в бою. То это происходит в Праге, то нет; то Каммлер в окружении людей, то – один. Следовательно, по всей вероятности, Каммлер вообще не умер, а просто исчез. Возникает важный вопрос: куда же он скрылся?».

В биографической статье, посвящённой Гансу Каммлеру, на англоязычной версии Интернет-энциклопедии «Википедия», отражающей официально принятую версию, про смерть обергруппенфюрера СС сказано следующее: «В последние годы имя Каммлера стало ассоциироваться с альтернативными теориями о разработках немцами супероружия, таких, к примеру, как проект “Колокол” (“Die Glocke”). Впервые эта версия была изложена в книге Ника Кука “Охота за точкой zero” (2001), в которой автор высказал версию о том, что Каммлер после окончания Второй мировой войны был переправлен в Соединённые Штаты вместе с другими немецкими учёными в рамках операции “Скрепка”, так как он, по мнению Ника Кука, принимал активное участие в реализации тайных немецких военных и научных проектов.

Джозеф Фаррелл в книге “Чёрное солнце Третьего рейха” (2005) также ставит под сомнение факт смерти Каммлера в мае 1945 года. Однако, все свои доводы Фаррелл основывает, ссылаясь на единственный источник – книгу “Грубая ошибка. Как Соединённые Штаты отдали сверхсекреты нацистов русским” (1985) Тома Агостона, называющего себя “британским разведчиком”.

В действительности, в отличие от многих других военных преступников, которые бежали из Европы в конце Второй мировой войны (таких, к примеру, как Йозеф Менгеле), не имелось ни одного свидетельства о том, что кто-либо где-либо видел Каммлера после войны. Большинство исследователей полагает, что Ганс Каммлер, и в самом деле, умер в мае 1945 года.

Кроме того, поскольку, в первую очередь, Каммлер был известен как управленец, администратор, но не физик или инженер ракетной техники, то очень маловероятно, что его фигура была бы одобрена спецслужбами США для секретной переправки из Германии в Соединённые Штаты».


style="display:block; text-align:center;"
data-ad-layout="in-article"
data-ad-format="fluid"
data-ad-client="ca-pub-6171131592540946"
data-ad-slot="5504096409">

С этим можно было бы согласиться, если бы не ряд обстоятельств. Ник Кук, работая в процессе написания своей книги с архивными источниками, столкнулся с удивительным фактом: «Что касается поля деятельности Каммлера в последние месяцы войны, то отсутствие информации было примечательно. Одна сотрудница из Центра современных военных архивов в Колледж-Парке, Мэриленд, даже сказала, что кто-то уже провёл “красную черту”. Я спросил: что она имеет в виду? Женщина пояснила, что кто-то уже побывал в архиве и изъял все документы».

С аналогичной проблемой столкнулся и Джозеф Фаррелл, который полагает, что Ганс Каммлер, к концу Второй мировой войны сосредоточивший в своих руках все секретные программы разработки новых видов вооружений, наверняка входил в условный круг избранных «рыцарей круглого стола» Гиммлера. Скорее всего, у Каммлера к концу войны были тесные связи со службой предсказаний СС, также с Анненербе и её оккультными разработками. «Возможно, – замечает Фаррелл, – отчасти по этой причине досье на Каммлера, хранящееся в государственном архиве Соединённых Штатов, остаётся засекреченным и по сей день».

Том Агостон, занимаясь поисками данных о Гансе Каммлере, выяснил, что его имя даже не упоминалось на процессе против военных преступников в Нюрнберге. «Просто невероятно, – логично удивляется этому обстоятельству Ник Кук, – если учесть, что речь идёт о человеке, игравшем такую важную роль в кругах, приближённых к Гитлеру».

Если подытожить все версии, которые высказывались относительно того, где мог скрыться после войны Ганс Каммлер, получается следующая картина. Каммлер мог осесть в США, в Аргентине или какой-то другой южноамериканской стране, в Африке (например, в ЮАР), или же – в Антарктиде. В том, что Каммлер, и в самом деле, мог тайно покинуть Германию, убеждает ряд немаловажных обстоятельств.

НАЧАЛО ЭВАКУАЦИИ СПЕЦШТАБА ГАНСА КАММЛЕРА: СВИДЕТЕЛЬСТВА ВИЛЬГЕЛЬМА ФОССА, АЛЬБЕРТА ШПЕЕРА И ВАЛЬТЕРА ДОРНБЕРГЕРА

Упоминавшийся выше «спецштаб Каммлера» был организован в одном из подразделений компании «Шкода», которое располагалось в германском протекторате Богемия и Моравия. Ещё в марте 1942 года управление заводом «Шкода» – гигантским промышленным комплексом, подразделения которого были расположены в Пльзене и Брно, – было передано Гиммлером под юрисдикцию СС. Причём, Альберт Шпеер, на тот момент возглавлявший имперское министерство вооружений и боеприпасов, ничего не знал об этой операции, до тех пор, пока Гитлер не сообщил ему об этом, как о свершившемся факте. Рейхсмаршал и главнокомандующий Люфтваффе Герман Геринг также не был посвящён в существование секретного проекта.

Правой рукой Каммлера стал генеральный директор «Шкоды», почётный штандартенфюрер СС полковник Вильгельм Фосс (Wilhelm Voss, 1894-1974), который был на 7 лет старше Каммлера и обладал репутацией опытного промышленника. Они получили добро от Гитлера и Гиммлера на руководство специальным проектом, который был настолько засекречен и неподвластен официальному контролю, что его, казалось, просто не существовало.

Том Агостон немалую часть сведений, изложенных в своей книге «Грубая ошибка. Как Соединённые Штаты отдали сверхсекреты нацистов русским», получил именно от бывшего главы завода «Шкода» в Пльзене Вильгельма Фосса, который в 1949 году дал ему обширное интервью. В 1945 году выпускник Кембриджа Агостон служил дешифратором аэрофотоснимков. После войны он отправился в Германию, чтобы сделать серию репортажей о ходе Нюрнбергского процесса. Именно тогда Агостон и познакомился с Фоссом.

082

Ник Кук смог найти Агостона и переговорить с ним по телефону. Агостон рассказал Куку, что Фосс, хотя он и не был осуждён военным трибуналом, был настолько близок к нацистской элите и секретным разработкам III Рейха, что его имя не сходило с уст обвинителей Нюрнбергского трибунала. О деталях своей беседы с Агостоном Ник Кук пишет следующее:

«– Каждый хотел взять интервью у Фосса, но его не могли найти, – рассказал мне по телефону Агостон из своего дома в Германии полвека спустя, причём в его голосе по-прежнему слышалось удовольствие. – Это неудивительно, поскольку в то время он скрывался в моём доме.

В нескольких пространных интервью, данных в 1949 году, Фосс поведал историю со “Шкодой”, рассказывая о тех событиях с необычайной откровенностью. Усталый и разочарованный, Фосс был благодарен Агостону за компанию и, когда разговор зашёл о группе Каммлера, он рассказал репортёру всё.

Немногие избранные, знавшие о существовании управления по специальным проектам Каммлера, говорили о нём, как о самом передовом исследовательском центре на территории Третьего рейха. Он был совершенно независим от исследовательского отдела “Шкоды”, но использовал её как прикрытие.

Всё финансирование программ в штабе Каммлера проходило через Фосса, который сообщал обо всех достижениях непосредственно Гиммлеру. Из всех исследовательских институтов по всей Германии были отобраны учёные по принципу их достижений в области технических наук, а не преданности партии […].

Попав в специальную группу, учёные, нравилось им это или нет, сразу же приступали к работе под защитой тройного кольца безопасности, которое обеспечивали специально отобранные агенты контрразведки СС […].

Фосс описывал деятельность учёных из штаба Каммлера как не имеющую аналогов среди других видов технологий, появившихся в конце войны, по сравнению с которыми “V-1” и “V-2” казались заурядными. Среди них были установки для ракет и самолётов, передовые управляемые снаряды и зенитные лазеры. Последние настолько опередили время, что к концу двадцатого века по-прежнему не было официальных подтверждений того, что такие лазеры стали выпускаться, несмотря на все усилия американцев и русских».

Ник Кук поведал, что в марте 1949 года, через несколько недель после данного Агостону интервью, Фосса вызвали на допрос в управление американской контрразведки. Фосс рассказал американцам о масштабах научных исследований, после чего ему весьма прозрачно дали понять, чтобы он более никогда и никому не рассказывал о «Sonderstab Kammler» и его программах. Фоссу ничего не оставалось делать, как дать такое обещание. При этом он, естественно, благоразумно умолчал о том, что всё уже рассказал Агостону. После чего Фосс тайно известил о случившемся Агостона и попросил того ничего не писать на тему, которую они обсуждали несколько недель назад.

Том Агостон выполнил просьбу Вильгельма Фосса. Но когда Фосс в 1974 году скончался, Агостон, будучи свободным от данного им обязательства, продолжил сбор информации, результатом чего и явилась его книга, первое издание которой вышло в 1985 году. Примечательно, что когда Агостон обратился в архивы США с просьбой ознакомиться с текстами допросов Фосса, ему ответили, что записи недоступны, так как их… вообще не было!

…3 апреля 1945 года Ганс Каммлер последний раз встретился в Берлине с Адольфом Гитлером, к тому времени уже переместив штаб-квартиру своего секретного подразделения из столицы Германии в Мюнхен.

092

Ник Кук, ссылаясь на мемуары Альберта Шпеера, упоминает о том, что причиной перевода под Мюнхен как спецштаба Каммлера, так и ряда секретных производств, кроются, по мнению Шпеера, в простом обстоятельстве. Каммлер, дескать, прекрасно понимал, что его проекты по созданию «оружия возмездия» потерпят неудачу, а в таком случае Каммлеру было бы опасно находиться в непосредственной близости от фюрера. После приёма у Гитлера Каммлер нанёс визит Шпееру. Ник Кук цитирует следующий фрагмент из его воспоминаний: «Впервые за четыре года нашей совместной работы у Каммлера не было обычной решительности. Наоборот, он выглядел неуверенным и пытался намекнуть, что мне следует перебраться вместе с ним в Мюнхен».

Несколько иначе выглядит поведение Каммлера в воспоминаниях военного руководителя научно-исследовательского центра в Пенемюнде Вальтера Дорнбергера. Ещё в феврале 1945 года ряд научно-технологических разработок центра был переведён из Пенемюнде в Нордхаузен. Вальтер Дорнбергер вспоминал этот период так: «Каммлер […] метался между голландским и рейнским фронтами, между Тюрингией и Берлином. Круглые сутки он был в движении. Совещания созывались к часу ночи где-нибудь в Гарцских горах, или же мы встречались к полуночи где-то на автотрассе и после краткого обмена мнениями снова разъезжались на работу. Все мы были жертвами страшного нервного напряжения. Измотанные и раздражённые, мы уже не выбирали слов.

101

Если Каммлер, полный нетерпения, хотел сняться с места, он будил задремавшего адъютанта выстрелом из пистолета у него под ухом: “Они обойдутся без сна! Как и я!”. Фиксированное рабочее время и отдых остались далеко в прошлом».

А 3 апреля 1945 года, как вспоминает Вальтер Дорнбергер, он «получил приказ от Каммлера эвакуировать мой коллектив из 450 давних работников Пенемюнде в нижние предгорья Альп под Обераммергау (небольшой город примерно в 60 километрах юго-западнее Мюнхена – Consp.). Мы снялись с места 6 апреля, когда американские танки, пройдя Блейхероде, шли по направлению к нам. И с этого времени нас неизменно сопровождали люди из СД. Я подозревал, что это могло значить. Неужели нас собирались использовать как заложников в ходе переговоров о перемирии? Или нас оберегали, чтобы мы не попали в руки союзников?».

Действительно, интересный вопрос!

«ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН-1945»: ЭВАКУАЦИЯ ТЕХНОЛОГИЙ III РЕЙХА

Продолжая цитировать мемуары Альберта Шпеера, Ник Кук замечает, что Ганс Каммлер сообщил Шпееру, будто бы он планирует связаться с американцами и в обмен на гарантию свободы предложит им всё – реактивные самолёты, а также ракеты “А-4” и другие важные разработки, а также собирает всех высококвалифицированных экспертов в Верхней Баварии, чтобы передать их США. Шпеер отказался участвовать в операции.

Далее со ссылкой на воспоминания Вернера фон Брауна, который вместе с Вальтером Дорнбергером и другими сотрудниками прибыли 11 апреля в Обераммергау, Ник Кук пишет следующее: «Вскоре после приезда фон Браун направился в гостиницу “Ланг”. Сидя в вестибюле, он услышал, как в соседней комнате разговаривают два человека. Инженер напряг слух, чтобы уловить, о чём идёт речь, и узнал голоса Каммлера и начальника его штаба, оберштурмбанфюрера СС Штарка.

Они говорили о том, что сожгут свои мундиры и ненадолго затаятся в монастыре четырнадцатого века в Эттале, в нескольких километрах отсюда. По их тону фон Браун не мог понять, говорят они серьёзно или шутят. В этот момент появились охранники и препроводили его в номер».

Кук логично замечает: после того, как Каммлер 3 апреля 1945 года сообщил Шпееру о своём намерении предложить американцам «реактивные самолёты» и ракеты «А-4», он должен был понимать, что их значение обесценено, потому что о них знают слишком многие. Реактивные самолёты «Me-262», «Арадо», «Ar-234» и «Хейнкель» («He-162») уже широко применялись Люфтваффе в конце войны, а на авиазаводах III Рейха готовились к запуску в промышленное производство новые модели самолётов. Американцы и русские могли и без Каммлера завладеть чертежами и захватить занимавшихся ими учёных.

Московский автор Алексей Комогорцев, автор книги «Чудесное оружие” Третьего Рейха» по поводу беседы Каммлера со Шпеером делает резонное наблюдение: «Последний разговор Каммлера со Шпеером можно интерпретировать как превентивную попытку дезинформации агентов американских (а возможно, и не только американских) спецслужб, которые рано или поздно вышли бы на Шпеера. Цель провокации – выиграть время, необходимое для окончательной эвакуации, а заодно сформировать ложный след (связь с американскими спецслужбами), дабы вконец запутать и без того весьма непростую ситуацию».

Скорее всего, ситуация выглядела следующим образом. Между американцами и частью лидеров III Рейха, минимум, в марте-апреле 1945 года действительно произошла сделка, целью которой была передача США части (именно части!) технологических разработок Германии и научно-технических специалистов в обмен на возможность для некоторых нацистов покинуть страну. Мартин Борман видится наиболее очевидным участником этого «переговорного процесса».

111

В качестве подтверждения этой версии можно вспомнить о визите в Германию американского инженера и физика венгерского происхождения Теодора фон Кармана (Theodore von Karman, 1881-1963), который с 1930 года работал в США, приняв приглашение фонда Гуггенхайма возглавить аэронавигационную лабораторию (Guggenheim Aeronautical Laboratory) при Калифорнийском технологическом университете (GALCIT). В 1936 году на её базе была создана «Лаборатория реактивного движения» (JPL, «Jet Propulsion Laboratory»), которой позднее предстояло внести весомый вклад в космическую программу США 1950-1960-х годов.

В 1945 году фон Карман был назначен председателем научно-технической коллегии ВВС США, позже преобразованной в Главное научно-техническое управление, и возглавлял американские технические миссии в Германии по изучению достижений этой страны в области сверхзвуковой аэродинамики и управляемых ракет. По данным ряда исследователей, первый выезд в Германию в рамках научно-технической коллегии ВВС США фон Карман совершил уже в апреле 1945 года, познакомившись с Вернером фон Брауном и другими учёными из исследовательского центра Пенемюнде. Именно фон Браун и его коллеги были в числе первых инженеров III Рейха, вывезенных в США в рамках реализации программ «Облака» и «Скрепка».

121

Не исключено, что в этих переговорах принимала участие и советская сторона. И, по всей видимости, между руководством США и СССР были достигнуты соглашения о разделе технологических разработок Германии. Именно этим можно объяснить странное поведение американцев 10 мая 1945 года в Пльзене. По словам Вильгельма Фосса, сказанным им в интервью Тому Агостону в начале 1949 года, он намеревался передать чертежи спецгруппы Каммлера американцам, а не русским. 6 мая 1945 года войска 16-й бронетанковой дивизии 3-й армии под командованием генерала Джорджа Паттона вступили в Пльзень. 10 мая Вильгельму Фоссу удалось попасть на заводы «Шкода».

«В смятении он отыскал членов штаба Каммлера, – пишет Кук, – который сообщил, что те, кому удалось выжить, уже отыскали документы о персонале и заработной плате и погрузили их в грузовик. Они надеялись до прихода русских спрятать их в надёжном месте. Через два дня завод должен был перейти в руки Красной Армии.

Фосс нашёл главного американского офицера, сообщил ему, кто он, и рассказал, что в действительности находилось в грузовике. Американец выслушал, не выражая интереса, и, наконец, ответил Фоссу, что ему было приказано всё передать русским».

В ходе своего расследования Ник Кук встречался с польским учёным Игорем Витковским, который, ссылаясь на данные польских и российских архивов, поведал Куку много любопытных фактов. Согласно исследованиям Витковского, выходило следующее.

Уже в 1944 году в Германии была создана эвакуационная команда. С 28 июня 1944 года часть «команды», которая подчинялась гауляйтеру Нижней Силезии Карлу Ханке (Karl Hanke, 1903-1945), возглавлял обергруппенфюрер СС Якоб Шпорренберг (Jacob Sporrenberg, 1902-1952). Ханке, как и все гауляйтеры, возглавлявшие отделения НСДАП в округах III Рейха, отчитывался непосредственно перед лидером партии – Мартином Борманом. Из чего многие исследователи делают логичный вывод о том, что эвакуационная программа, несомненно, курировалась Борманом, который, как известно, в самом начале мая 1945 года таинственным образом исчез из осаждённого Берлина. Самого Карла Ханке после 4 мая также никто не видел, хотя официально считается, что он скончался в 1945 году.


style="display:block; text-align:center;"
data-ad-layout="in-article"
data-ad-format="fluid"
data-ad-client="ca-pub-6171131592540946"
data-ad-slot="5504096409">

Якоб Шпорренберг был более чем высокопоставленным полицейским генералом СС: он имел звание обергруппенфюрер – такое же, как и у Эрнста Кальтенбруннера (Ernst Kaltenbrunner, 1903-1946), заменившего Рейнхарда Гейдриха на посту главы министерства безопасности III Рейха – РСХА. Ник Кук верно замечает, что назначение Шпорренберга на пост главы «специальной эвакуационной команды», располагавшейся в Нижней Силезии, показывает, насколько большое значение имел эвакуационный проект для Бормана.

По данным Игоря Витковского, которые он получил, как уже было сказано, работая в польских и российских архивах, в 1945 году состоялся допрос высокопоставленного чиновника из Министерства безопасности III Рейха – Рудольфа Шустера, на котором присутствовали два офицера польской разведки – глава польской военной миссии в Берлине генерал Якуб Правин и полковник Владислав Шиманский. В ходе этого допроса и стало известно о существовании «Генерального плана-1945», который действовал в рамках специальной эвакуационной команды. Правину и Шиманскому удалось узнать, что за «Генеральным планом-1945» стоял именно Мартин Борман. Шустер знал не так много – он отвечал за транспортировку. Однако, сведения о существовании секретных эвакуационных планов вызвали тревогу.

131

В 1945 году Шпорренберга арестовали английские оккупационные войска, но в октябре 1946 года выдали его польским властям, так как в последние годы существования III Рейха Шпорренберг работал именно на этих территориях. Шпорренберг сообщил польскому суду, что он отвечал за эвакуацию из Нижней Силезии высоких технологий III Рейха, технической документации и персонала, а также участвовал в убийстве 62 учёных и лабораторных работников, которые трудились над сверхсекретным проектом СС на шахте Венцеслаш недалеко от Людвигсдорфа – небольшой деревни в горах к юго-востоку от Вальденбурга на территории нынешней Польши.

Шпорренберга допрашивали и советские чекисты, и, судя по всему, он был одним из первых, от кого разведка СССР узнала о существовании суперсекретного проекта СС под названием «Колокол» (“Die Glocke”). Вскоре после судебного процесса Шпорренберг был приговорён к смертной казни. Однако, казнь через повешение в варшавской тюрьме была осуществлена позднее – 6 декабря 1952 года.

Шпорренберг был не единственным членом эвакуационной команды, который вскоре расстался с жизнью. В 1947 году при загадочных обстоятельствах погиб Рудольф Шустер. При странных обстоятельствах скончались и офицеры польской разведки, которые присутствовали на допросе Шустера: генерал Якуб Правин утонул, а полковник Владислав Шиманский погиб в авиакатастрофе.

Возвращаясь к эвакуации технологий, документации и персонала III Рейха, заметим, что эвакуационная команда, насколько можно понять, осуществляла переправку по трём направлениям. Северное направление – в основном, через порты и аэродромы Норвегии, которая до последних дней войны находилась в составе III рейха. Западное направление – через Испанию. Южное направление – через греческие порты Адриатического моря, которые также до последних дней войны находились под германским контролем.

В ходе общения с Игорем Витковским Ник Кук выяснил, что «по воздушному мосту, созданному южным подразделением “команды” между ещё не оккупированными территориями Рейха и нейтральной, но симпатизирующей гитлеровской Германии, Испанией удалось в последние месяцы войны переправить 12 000 тонн суперсовременного оборудования и документации, для чего были использованы все доступные воздушные средства Люфтваффе […].

Через северные порты Адриатического моря, остававшиеся в руках немцев до самой капитуляции, отважный командир подводной лодки мог прорваться сквозь строй превосходящих сил союзников и эвакуировать груз морем».

По данным Игоря Витковского, которые приводит в своей книге Ник Кук, «команда НКВД и польской разведки выяснила, что оберштурмбанфюрер СС Отто Нейман […] отвечал за морскую эвакуацию в южном направлении – в Испанию и Южную Америку. Неймана так и не удалось поймать: говорили, что он сбежал в Родезию, где его, якобы, видели после войны».

На фоне всего вышеизложенного очень сомнительно выглядят утверждения о том, что обергруппенфюрер СС Ганс Каммлер в начале мая 1945 года принял решение добровольно уйти из жизни. Тем более, что Каммлер, как гласит большинство версий его смерти, ушёл из жизни где-то между Прагой и Пльзенем. То есть, получается, что из Мюнхена или его окрестностей, где Каммлер реально был, по крайней мере, на момент 17 апреля 1945 года, он отправился на 300 километров в северо-восточном направлении – навстречу наступавшим дивизиям Советской Армии.

Надо заметить, что, практически, все версии смерти Каммлера говорят о том, что смерть он принял именно в этом районе. На этот факт обратил внимание и уже упоминавшийся исследователь Алексей Комогорцев, заметивший, что, согласно версиям о смерти обергруппенфюрера СС, «до капитуляции Каммлер находится в Праге или в её окрестностях. Один из свидетелей, упомянутый Агостоном, – чиновник из пражского регионального управления строительного подразделения Главного экономического управления СС вспоминал: “Каммлер прибыл в Прагу в начале мая. Его не ожидали. Он не сообщил заранее о своём прибытии. Никто не знал, зачем он приехал, когда на подходе была Красная Армия”.

У Каммлера была единственная веская причина для того, чтобы проделать этот путь – документация группы по специальным проектам, находящаяся на “Шкоде” и в её административных офисах в Праге».

Некоторые исследователи (в частности, англичанин Ник Кук, чья книга уже неоднократно цитировалась) полагают, что спецштаб Каммлера и реализуемые им проекты были настолько засекреченными, что о них не имели ни малейшего понятия многие более чем высокопоставленные руководители III Рейха. Сложно сказать, так ли это было на самом деле, или мы имеем дело с весьма разветвлённой и углублённой легендой прикрытия. Однако, о новых технологиях Германии, многие из которых были воистину революционными, знал не только Ганс Каммлер и его непосредственный шеф – Генрих Гиммлер.

Альберт Шпеер в своих мемуарах «Третий Рейх изнутри» (глава «Ошибки, секретное оружие и СС») по поводу технологических разработок пишет следующее: «Реактивный самолёт был не единственным эффективным видом нового вооружения, запущенного нами в серийное производство в 1944 году. Мы располагали ракетой с дистанционным управлением, обладавшей ещё большей скоростью, чем реактивный самолёт, – ракетой-снарядом, наводящейся на цель по тепловому излучению двигателей вражеского самолёта. И ещё торпедой, реагирующей на шум и способной преследовать вражеский корабль по зигзагообразной траектории. Также была завершена разработка ракеты “земля-воздух”, а Липпиш сконструировал самолёт “летающее крыло”, далеко опередив своё время.

Мы буквально задыхались от изобилия новых проектов, и если бы сосредоточились лишь на нескольких моделях, то, безусловно, начали бы их производство гораздо раньше».

ЧУДЕСА ИНЖЕНЕРНОЙ МЫСЛИ

Относительно технологических разработок III Рейха в последние годы было издано немало литературы – как за рубежом, так и в России. К числу таких изданий относятся, например, чрезвычайно интересные, хорошо проиллюстрированные книги Вячеслава и Михаила Козыревых «Рукотворные НЛО» (М.: Яуза; Эксмо, 2005), «Необычное оружие Третьего рейха» (М.: Центрполиграф, 2007).

Немало интересных сведений можно найти и в Рунете. Есть смысл привести несколько примеров более чем любопытных технологических разработок III Рейха.

В 1943 году инженер Август Кендерс, работавший на предприятии «Reichling Eisen- und Stahlwerke», выдвинул на рассмотрение проект орудия, построенного на принципах Гвидо фон Пирке. Благодаря успеху одного из предшествующих изобретений Кендерса – так называемого «снаряда Рехлинга», предназначенного, прежде всего, для разрушения укреплений, чиновники военного министерства обратили внимание и на его новую разработку. Альберт Шпеер предложил изобретателю для начала сконструировать прототип необычной пушки, которую тот называл «Насосом высокого давления» («Hochdruckspumpe»).

151

Кендерс испытал модель калибра 20 мм в мае 1943 года на одном из полигонов в Польше и получил удовлетворительный результат. В этот момент Адольф Гитлер, с интересом следивший за проектом, решил, что Август Кендерс должен не просто сконструировать одно или два орудия, а сформировать целую батарею из 50 орудий. Её предполагалось разместить на подходящей позиции в районе Кале, на удалении около 165 километров от Лондона. Орудие сразу же получило наименование «V-3», а удобная позиция для него была найдена у пункта Маркиз-Мимуазек позади мыса Гри-Нез, очень близко от южного конца современного туннеля под Ла-Маншем.

Однако, ВВС противника стало уделять самое пристальное внимание всяким сколько-нибудь значительным инженерным работам в этом районе. И поскольку к середине марта 1944 года решение не было найдено, имперскому министерству вооружений и боеприпасов показалось, что пришла пора закрыть проект. Есть свидетельства и о том, что две короткоствольных версии были всё же использованы против американских войск во время боёв 30 декабря 1944 года и 2 января 1945 года, обстреливая Люксембург, находившийся в 40 километрах от них.

История «V-3» завершилась 9 мая 1945 года, когда английские сапёры заложили под недостроенный комплекс большого орудия на побережье Франции по 25 тонн взрывчатки и взорвали его. Подземные сооружения большей частью остались нетронутыми – лишь подходы к тоннелям завалило землей.

Ещё один любопытный проект – самолёт «Sack AS-6» с диском-крылом. Его первая демонстрация состоялась в июне 1939 года, когда проходили первые национальные соревнования авиамоделей с двигателем внутреннего сгорания в местечке Лейпциг-Мокау (Leipzig-Mockau). Артур Зак (Arthur Sack), давно занимавшийся самолётом с крылом-диском, принял в нём участие с самолётом «AS-1», но так как машина была изготовлена в кустарных условиях, она имела весьма слабые лётные характеристики. Эрнст Удет (Ernst Udet), бывший в то время министром воздушного транспорта Германии, заметил эту необычную машину и обеспечил Артуру Заку поддержку для продолжения работ над самолётом. Завершением его работы стал пилотируемый самолёт «Sack AS-6». Он был построен компанией «Mitteldeutsche Motorwerke», а окончательная сборка производилась в цехах «Flugplatz-Werkstatt» на авиабазе «Брандис» («Brandis») в начале 1944 года. Многочисленные испытания завершились не очень успешно.

Зимой 1944-1945 годов «AS-6» был серьёзно повреждён во время налётов союзной авиации. Деревянные части были разбиты и растащены. Всё, что осталось от самолёта – груда различных металлических частей. Именно поэтому, как гласит официальная версия истории, американские войска, захватившие авиабазу «Брандис» в апреле 1945 года, не нашли никаких следов «Sack AS-6».

161

Так это было, или нет, на самом деле, – гадать не будем. Скажем лишь, что в январе 1947 года в США, наконец-то, прошёл успешные испытания самолёт «XF5U-1», прозванный «Скиммер», впервые показанный на публике в июне 1946 года. По официальной версии, разработкой самолёта с диском-крылом ещё с 1933 года занимался известный американский учёный Чарльз Циммерман. А вот успех пришёл лишь в 1947 году. Посмотрите на фото американского «Скиммера» и германского «Sack AS-6». Выводы напрашиваются очевидные…

171

Разработки приборов ночного видения велись в Германии с начала 1930-х годов. Особых успехов в этой области добилась компания «Allgemeine Electricitats-Gesellschaft», которая в 1936 году получила заказ на изготовление активного прибора ночного видения.

В 1940 году Управлению вооружений вермахта был представлен опытный образец, который устанавливался на противотанковую пушку. После внесения изменений в сентябре 1943 года «AEG» разработала приборы ночного видения для танков «PzKpfw V ausf. A» («Пантера»).

Система «Infrarot-Scheinwerfer» работала следующим образом: на бронетранспортёр сопровождения «SdKfz 251/20 Uhu» («Сова») устанавливался инфракрасный прожектор диаметром 150 см. Он освещал цель на расстоянии до одного километра, а экипаж «Panther», глядя в конвертер изображения, атаковал противника. Для сопровождения танков на марше использовался «SdKfz 251/21», оснащённый двумя 70-сантиметровыми инфракрасными прожекторами, которые освещали дорогу. Всего было выпущено около 60 «ночных» бронетранспортёров и более 170 комплектов для «Пантер».

181 191

«Ночные пантеры» активно применялись на Западном и Восточном фронтах, участвуя в боях в Померании, Арденнах, близ Балатона и в Берлине.

Ещё один интересный проект – приспособление, получившее название «Vorsatz J» («Проект Йот»), предназначалось как для ведения уличных боев (стрельбы из-за угла), так и для ведения стрельбы из полевых оборонительных сооружений (стрельбы из траншей и т.п.). Оно имело узел крепления, аналогичный винтовочному гранатомёту, то есть в казённой части ствола монтировалось зажимное устройство, состоявшее из двух наметок с зажимным винтом. Регулировочное устройство обеспечивало возможность выверки перископического прицела и приведение винтовки, установленной в приспособлении, к нормальному бою. Крепление криволинейной насадки на стволе оружия можно было осуществлять не только с помощью наметки, но и с помощью втулки, а также другими способами.

2021

В конечном итоге, фирме «Rheinmetall» удалось изготовить 100 стволов-насадок, точная конфигурация которых неизвестна. Пехотное училище в г. Графенвор, танковое училище, училище горных егерей и танковое училище войск ОС были проинформированы, что они могут получить 25 стволов-насадок у фирмы «Rheinmetall» после 31 марта 1945 года, а отчёты об их испытаниях должны быть сданы в управление вооружения вермахта к маю 1945 года. Однако, к этому времени война уже завершилась.

На негативные результаты испытаний такого, казалось бы, очень многообещающего оружия, повлияли несколько причин. В первую очередь, конструкция насадки с искривлённым стволом оказывала влияние на деформацию пуль, что в значительной степени сказывалось на увеличении рассеивания. Дополнительным отрицательным фактором стал повышенный износ канала ствола в районе дульного среза, что приводило к ещё большему рассеиванию пуль.

Живучесть насадок составляла не более 250 выстрелов, причём, она уменьшалась пропорционально увеличению кривизны ствола. Поэтому подобное оружие, не принятое Управлением вооружения вермахта, осталось только в опытных образцах.

В 1990-х годах аналогичного рода проекты были осуществлены на Ижевском оружейном заводе в России. С предложением профинансировать доведение этой разработки до стадии промышленного производства в своё время поступило из Израиля. Так как использовать такое оружие предполагалось не в военных, а в полицейских целях, это не вызвало возражений со стороны Министерства обороны РФ и спецслужб. В дальнейшем израильтяне, фактически, «кинули» ижевских разработчиков: получив от них всю необходимую документацию, они самостоятельно наладили производство данного типа оружия и сейчас успешно его применяют в секторе Газа.

Не менее интересной разработкой был портативный аппарат «Панцеркнаке» (Panzerknake), стреляющий бронебойными реактивными снарядами. Конструкция устройства позволяла крепить его с помощью кожаной манжеты на предплечье. Специальное приспособление помогало осуществить пуск ракеты, замкнув электрическую схему.

22 23

Проведённые испытания показали, что снаряд, выпущенный из «Панцеркнаке», пробивает 45-миллиметровую броню. Это спецоружие хотели применить при ликвидации И.В. Сталина в 1944 году, но диверсант, почти добравшийся до Москвы, был грамотно обезврежен сотрудниками СМЕРШа. Подробно об этой истории говорится в документальном фильме «Убить товарища Сталина», который вошёл в семёрку лучших документальных лент, показанных на телеканале «Россия».

Объект, о котором пойдёт речь ниже, находится в музее бронетанковой техники в Кубинке под Москвой. Информация по этой машине отсутствует полностью. Никто точно не может сказать, что это такое. Всё, что удалось узнать исследователям и историкам, так это то, что «танк» захватили на Восточном фронте (место и время взятия трофея не известно), и что толщина его брони составляет всего 5 миллиметров.

24

Внутри «танка» находятся место для наблюдателя (по всей видимости, машина использовалась как разведывательная) и одноцилиндровый двухтактный двигатель. «Танк» представляет собой цилиндрический отсек, по бокам которого расположены две вращающиеся полусферы, которые и служили движителем. Сзади расположен небольшой хвостовой опорный каток, как на детском трёхколёсном велосипеде. В лобовой части, на уровне глаз водителя-механика, располагается смотровая щель. Запросы специалистов в Германию по поводу дополнительной информации не дали никаких результатов. Там тоже не имеют никакого представления об этом детище конструкторской мысли.

25

«Seeteufel» или «Морской чёрт» – единственный в своём роде проект: попытка скрестить танк с подводной лодкой. Экипаж был рассчитан на 2 человека, масса машины 18-20 тонн, длина 13,5 метров, шноркель, вооружение – две торпеды. Разработчиками предусматривался и десантный вариант («Grundhai»). «Seeteufel» вошёл в строй в 1944 году (постройка была начата в марте того же года). На испытаниях «подводная лодка» достигала глубины погружения 21 метр и подводной скорости 8 узлов, но выявились малая мощность дизеля и недостаточная ширина гусениц, из-за чего на мягком грунте лодка застревала. Опытный образец был взорван в Любеке в конце войны.

Наконец, ещё одна разработка – 1943 года – немецкая вихревая установка, сконструированная австрийским учёным доктором Марио Циппермейером и предназначенная для создания… искусственных торнадо!

26

Принцип действия этой установки был таков: в цистерне находился горючий газ, который подавался в камеру сгорания в основании длинной трубы. Там он воспламенялся и проходил под давлением к колену, в котором были расположены турбина и система приспособлений, придававших потоку газа начальное вращение. Клапаны наверху – это сопла, через которые газ выходил и, в итоге, сразу формировал вихревую воронку. По идее, при определённых погодных условиях атмосферный воздух должен был в неё вовлекаться и создавать полноценный торнадо, чего в Европе, практически, никогда не было в естественных условиях. Основное назначение было разрушать в воздухе вражеские самолёты на подступах к охраняемому объекту.

Первый образец «вихревой пушки» меньших размеров на полигонных испытаниях успешно разрушал деревянные конструкции на удалении 150 метров. Однако, установка могла сделать смерч всего 300-метровой высоты, да и держался он не очень долго, так что шансов сбить с его помощью какой-то другой самолёт, помимо низколетящего штурмовика, не было никаких. Дальнейшие же работы над этим уникальным оружием не проводились в виду окончания войны.


style="display:block; text-align:center;"
data-ad-layout="in-article"
data-ad-format="fluid"
data-ad-client="ca-pub-6171131592540946"
data-ad-slot="5504096409">

Доктор Циппермейер попал в плен и 5 лет провёл в заключении в СССР, после чего вернулся на родину. Часть документации на его вихревую установку попала в руки американцев, которые некоторое время пытались что-то сделать в данном направлении, но вскоре свернули все свои работы. А, может быть, и нет – официальная история об этом умалчивает. Как умалчивает она и о том, продолжались ли аналогичные разработки в развитие идей Циппермайера на территории СССР…

ЛЕТАЮЩИЕ «ГРУЗОВИКИ»

«– Немцы создали особую авиационную эскадрилью, скорее всего, из “Юнкерсов-290” и одного “Юнкерса-390” – довольно редких тяжёлых транспортных самолётов, и разместили её в Опельне, современном Ополе (городе, расположенном на юге Польши, примерно в 160 километрах на северо-западе от г. Кракова – Consp.), – цитирует Ник Кук рассказ польского учёного Игоря Витковского. – Свидетели утверждают, что самолёты были отлично замаскированы, а на некоторых были жёлтые и голубые опознавательные знаки, а значит, их хотели выдать за шведские самолёты. Если это правда, то это почти наверняка была эскадрилья “KG-200” – подразделение Люфтваффе по спецоперациям, чьи самолёты часто летали под флагом вражеских или нейтральных государств. Дело в том, что “эвакуационная команда” могла перевозить десятки тонн документации, оборудование и персонал на север или на юг. Шпорренберг отвечал за северный маршрут. Вся операция держалась в строжайшем секрете».

27

В своей книге «Чёрное солнце Третьего рейха» Джозеф Фаррелл приводит сведения о том, что к концу войны Германия располагала небольшим количеством сверхтяжёлых сверхдальних транспортных самолётов, в том числе – четырёхмоторными «Юнкерсами-290» и огромными шестимоторными «Юнкерсами-390». Последних было построено лишь два. В 1944 году один из таких «Ju-390» поднялся в воздух с аэродрома, расположенного неподалёку от французского города Бордо, пролетел в 19 километрах от Нью-Йорка, сфотографировал силуэты небоскрёбов на Манхэттене и возвратился назад. Беспосадочный перелёт продолжался 32 часа! На жаргоне офицеров Люфтваффе эти гигантские «Юнкерсы» назывались «грузовиками».

28

Именно о таком «грузовике» и шла речь в последнем сообщении Ганса Каммлера из Мюнхена, датированным 17 апреля 1945 года, когда тот отказался предоставить Генриху Гиммлеру «тяжёлый грузовик» с автомобильной базы авиазавода «Юнкерс»!

Фаррелл также пишет, что в 1945 году германские ВВС завершили строительство громадного аэродрома неподалёку от столицы Норвегии – г. Осло, способного принимать очень большие самолёты, в том числе – бомбардировщики с дальностью действия свыше 7 тысяч миль (то есть, более 11 тысяч километров!).

По мнению ряда исследователей, самой секретной из эвакуированных в 1945 году германских технологий был проект «Колокол». Об этом, а также об удивительных разработках гениального инженера, «австрийского Циолковского» Виктора Шаубергера и пойдёт речь в следующем материале.

(Продолжение следует)

Материал подготовил Игорь ОСОВИН

При подготовке статьи использовались материалы и фотоиллюстрации следующих Интернет-ресурсов: Fortunecity.com; Hcc.mnscu.edu; En.wikipedia.org; Ru.wikipedia.org; Oops.tepkom.ru; Havelshouseofhistory.com; Peoples.ru; Pravaya.ru; Rslib.koenig.su; Pl.wikipedia.org; Wikimedia.org; Omforintelsen.se; Krugosvet.ru; Airwar.ru; Jimnicholsufo.com; Warbirdsresourcegroup.org; а также из книг:

Шпеер А. Третий рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2005;

Фаррелл Дж. Чёрное солнце Третьего рейха. Битва за «оружие возмездия». – М.: Эксмо, 2008;

Кук Н. Охота за точкой «zero». – М.: Яуза; Эксмо, 2005;

Дорнбергер В. Фау-2. Сверхоружие Третьего Рейха. 1930-1945. – М.: ЗАО Центрполиграф, 2004;

Энциклопедия Третьего рейха. – М.: Локид-Пресс, 2003;

Залесский К.А. Кто был кто в Третьем рейхе: биографический энциклопедический словарь. – М.: Астрель; АСТ, 2002;

Комогорцев А. «Чудесное оружие» Третьего Рейха. – Интернет-публикация (http://www.pravaya.ru/files/5693/fire2.doc).

Козырев М., Козырев В. Рукотворные НЛО. Из засекреченных архивов. – М.: Яуза; Эксмо, 2005.

Козырев М., Козырев В. Необычное оружие Третьего рейха. – М.: Центрполиграф, 2007.

Share this post for your friends:

Friend me: