БЕЛАЯ РУСЬ: BACK IN THE USSR. Часть 2



Минск, январь-2011: слухи о чрезмерной бдительности белорусской госбезопасности оказались сильно преувеличенными

«Через весь Минск тянется проспект Независимости, успевший побывать и Захарьевской улицей, и Советской, и Гауптштрассе (при немцах), и проспектом Сталина, и улицей Франциска Скорины, и (во времена СССР) проспектом Ленина. Вокруг этой градообразующей оси развиваются основные политические события, да и прочая минская жизнь»

Алексей Федченко продолжает рассказ о своём посещении столицы Белоруссии, вспоминая ощущения от прогулок по бывшему проспекту Ленина и прилегающим к нему площадям – местам недавнего политического противостояния официального Минска и местных оппозиционеров.

СЛУГИ РЕЖИМА

Мы прибыли в Минск практически две недели спустя после очередных выборов президента Республики Беларусь, которые без труда вновь выиграл Александр Лукашенко. В день выборов, 19 декабря 2010 года, протестующей белорусской оппозиции и особенно ёе лидерам по традиции порядком досталось от силовых структур, а несколько позже политические репрессии в адрес несогласных с «режимом» усилились. Как известно, это привело к санкциям Евросоюза и США в адрес белорусских властей и по-домашнему тихой (практически без высоких гостей из других стран) инаугурации президента самодостаточной постсоветской республики.

Скажу сразу, что за пять дней пребывания в Минске мы не встретили ни одного проявления нелояльности к действующей власти (даже в кулуарных разговорах). Лица рядовых белорусов не выражали и какой-либо озабоченности или печали, как это бывает у тех, чьи ожидания и надежды в очередной раз не сбылись. Обычные, надо сказать, были у них лица – лица людей, погружённых в трудовые будни. Говорить о многочисленных нарядах милиции даже у правительственных зданий также не приходится. Более того, люди в форме попадались нам гораздо реже, чем в Москве и даже Саратове («людей же в штатском» мы, само собой, идентифицировать не могли).

В результате у нас сложилось устойчивое ощущение, что, начни мы, к примеру, вдали от правительственных зданий (скажем, на какой-нибудь остановке общественного транспорта) кричать о том, что Лукашенко – такой-сякой негодный правитель, местные жители лишь недоумённо бы покрутили пальцем у виска, а как максимум сказали бы о том, что «у вас в России вожди не лучше!». И всё.

В России, сосредоточившись на личном, мы терпим одно, а белорусы терпят другое. Более того, подавляющее большинство белорусов своей нынешней жизнью вполне довольно и живёт с «репрессивными органами» параллельной жизнью. Вот и для меня общение с двумя представителями «слуг режима» закончилось не то чтобы сколь-нибудь фатально, нет. Это общение  даже не выявило с их стороны какого либо желания разобраться с «подозрительным чужеродным элементом».

Едва заселившись в снятую квартиру и оставив супругу налаживать быт по месту нашего временного проживания, ваш покорный слуга рванул в центр города, дабы провести рекогносцировку и «разведку боем». Вооружённый путеводителем по Минску 1990 года выпуска, я вскоре оказался на заснеженной площади, украшенной не весть каких масштабов новогодней ёлкой и импровизированным открытым катком. Поскольку надпись «Кастрычніцкая плошча» на прикреплённой к одному из прилегающих к площади домов табличке не сказала мне ровным счётом ничего, с развёрнутой картой-схемой города времен СССР я направился к дежурившему у дороги одинокому «гаишнику» и попросил его «сориентировать меня на местности»:

– Не подскажете, где тут Октябрьская площадь? 17 лет не был в Минске, никак не могу понять…

– А-а-а!.. Да у вас совсем раритетный «навигатор», – на чистом русском языке весело ответствовал мне страж минских дорог. – Вы сейчас как раз стоите на Октябрьской площади.

Октябрьская площадь: вид из окна экскурсионного автобуса.

«Стою на той самой площади, где митингуют местные несогласные, с удостоверением члена Союза журналистов России в кармане, да ещё про эту самую площадь спрашиваю у представителя власти, выдавая во всём  иностранца…», – пронеслось у меня в голове. И страх, заложенный в нас в Советском Союзе ещё на генетическом уровне, предательски напомнил о себе пробежавшим по телу холодком.

Однако «гаишник» не выказал абсолютно никакого интереса к цели появления моей пытливой персоны в столь «революционном» месте. Мне оставалось только поблагодарить его за помощь и двинуться в путь «по волнам моей памяти» – бывшему проспекту Ленина, мимо существующей и поныне улицы Ленина (на её пересечении с проспектом Независимости, кстати, находится неизменный на протяжении многих десятилетий ГУМ), мимо внушительного здания белорусского КГБ к бывшей площади Ленина, которая теперь называется площадью Независимости!

Здание КГБ Беларуси.

На бывшей площади Ленина стоит, цел-невредим, памятник В.И. Ульянову (самый высокий в СССР), а также здания Белорусского государственного университета, Белорусского государственного педагогического университета, Дома правительства, Мингорисполкома, центрального почтамта и кирпичного Красного костёла с действующим органом. Если помните, Дом правительства белорусские оппозиционеры пытались штурмовать 19 декабря, но были биты… Эта «картинка» обошла все центральные российские телеканалы.

Площадь Независимости (Ленина).

Утром следующего дня мы отправились на трёхчасовую автобусную экскурсию по городу, в начале которой как раз приехали на площадь Независимости, посетили великолепный костёл, успевший во времена СССР побыть Домом кино, и, выйдя из него, остановились, было, всей группой человек в 40 напротив Дома правительства (метрах в 100 от него).

Красный костёл на площади Независимости (Ленина) на фоне «крыла» Дома правительства.

Едва наш экскурсовод – женщина небольшого росточка – достала маленький мегафон и начала рассказ о достопримечательностях, как к нам едва ли не бегом направился милиционер с дубинкой. Очевидно, он заподозрил в нас желающих помитинговать, но на полпути всё же понял, что имеет дело с экскурсией, и совсем невежливо проконстатировал:

– А, экскурсия что ли?! Ну-ка, все отошли на два шага назад, вот за этот бордюр! (Замечу, никаких ограждений на площади не было – А.Ф.). И вообще, нечего здесь стоять! Сделали по одной фотографии, и уходите!

Тут уже впитавшийся в мои гены за годы перестройки и «разгула» демократии 1990-х дух свободолюбия и национальной гордости дал о себе знать:

– Вот это гостеприимство! – заметил я человеку с дубьём. – Повежливее надо быть!

Человек молча развернулся  и отправился восвояси, а я вслед ему с чувством добавил:

– Совок поганый!

Если кто не знает, «совок» – это то ещё перестроечное словечко, сложным образом образованное от понятия «советский человек» со всеми свойственными такому персонажу косностью мышления, зажатостью личности и пребыванию в плену стереотипов. Что его обозвали «совком», служивый слышал, уверен на все сто процентов, но вида не подал и удалился. А я на минуту стал кем-то вроде героя нашего времени. По крайней мере, в толпе туристов, среди которых преобладали москвичи, украинцы, а также были земляки из Самары и Ульяновска, пронесся шепоток: «Совок поганый!... Это он ЕМУ сказал!..».

А ещё на этой же заваленной снегом площади нам чуть не проехал по ногам трактор «Беларусь», как ни в чем не бывало расчищавший тротуар, не взирая на едва уворачивающихся от его снегоочистительного инструментария четыре десятка человек. Признаюсь, всё это изрядно смазало нам впечатления от экскурсии, большая часть которой заключалась в езде по бывшему проспекту Ленина длиной около 17 километров вперёд и назад.

“ВОТ ТАК И ЖИВУ (Т) НА УЛИЦЕ ЛЕНИНА…»

По словам экскурсовода, сегодня выделяют четыре отрезка этой главной белорусской магистрали.

Первая как раз начинается от бывшей же площади Ленина и тянется до площади Победы (ещё одно культовое место для Минска – города, где свято чтят память о погибших в годы Великой Отечественной войны), включая в себя несколько кварталов зданий весьма величественной сталинской архитектуры, построенных в первые послевоенные годы. На этом отрезке проспекта ширина проезжей части ровно в два раза больше высоты домов, что дает ощущение простора, света и парадности. Недаром ещё при Сталине заново отстраиваемый Минск, особенно его центр, задумывался как «город солнца».

Площадь Победы.

С другой стороны, всё это напоминает Тверскую улицу в Москве. Настолько, что, к примеру, часть популярного российского фильма «Стиляги» снимали несколько лет назад именно здесь, так как колорит 1950-х годов в Минске сохранился куда более осязаемо. К тому же на улицах очень мало рекламы, западных магазинов, кафе, ресторанов и отелей с их кричащими модерновыми вывесками. Соответственно, возни со стилизацией под те далёкие годы значительно меньше.

Напротив Октябрьской площади и глыбой возвышающегося на ней Дворца Республики (именно в нём проходила январская инаугурация Александра Лукашенко), за сквером, размещается не менее громоздкое здание бывшего Центрального комитета Коммунистической партии Белоруссии, а сейчас – резиденция президента Беларуси. Это здание, равно как и здание КГБ, я фотографировал поздним вечером и всё ждал, что сотрудники каких-нибудь «органов» тут же заинтересуются моими съёмками. Однако и тут слухи о чрезмерной бдительности белорусской госбезопасности оказались сильно преувеличенными. Снимай – не хочу!

Здание бывшего ЦК КПБ, а ныне – резиденция президента Беларуси Александра Лукашенко.

Идём дальше.

Вторая очередь проспекта Ленина была отстроена в 1960-е, третья – в 1970-е, а четвёртая – уже в 1980-е годы. И всё это практически нетронуто, уцелело в первозданном, так сказать, виде. Включая окраину, представляющую собой широкую трассу, окружённую достаточно оригинальными советскими многоэтажками, которые венчают площадки для зимних садов.

Вообще, понятие «точечной застройки» Минску, по всей видимости, малознакомо. Новые здания и сооружения строятся не там, где кому-то удаётся урвать кусок земли, снести имеющие историческую ценность постройки, разорить парки и стадионы, а строго в установленных генпланом развития города местах. В частности, новые жилые массивы возводятся следом за микрорайонами, построенными ещё в советские годы. Так что город продолжает расти, его сегодняшняя площадь превышает 250 квадратных километров, а население – 1,8 миллиона человек.

В Минске действуют две линии метро, открывшегося в 1984 году. Первая линия – Московская – проходит вдоль проспекта Независимости. Некоторые станции время от времени переименовывают. Удивительно, но станцию «Площадь Независимости» в прошлом десятилетии переименовали обратно в «Площадь Ленина». Название одной из центральных станций везде пишется как «Октябрьская», а вот на схемах метро и внутри подземки указывается по-белорусски – «Кастрычніцкая». А на перроне другой станции, находящейся в спальном районе, с разных сторон значатся разноязычные названия – «Восход» и «Усход».

По мере удаления от центра, на проспекте Независимости (Ленина) располагаются ЦУМ (ещё одно характерное наследие советской эпохи), несколько институтов и Национальная академия наук Беларуси, созданный в сосновом бору Центральный ботанический сад с очень симпатичной круглогодично доступной оранжереей.

У оранжереи Центрального ботанического сада…

… и – в самой оранжерее.

В том же отрезке проспекта Независимости – огромный парк Челюскинцев площадью около 80 гектаров (вообще парковых зон, скверов и других симпатичных мест отдыха в Минске очень много, равно как и всевозможных памятников), Минский часовой завод (думается, часы марки «Луч» знакомы многим), автовокзал «Московский» оригинальной круговой постройки, издали напоминающий цирк шапито, и, наконец, поистине уникальнейшая сверхсовременная Национальная библиотека Беларуси, достойная отдельного рассказа – о ней в одной из последующих частей моего повествования.

Автовокзал «Московский» в спальном районе Минска.

30 ЛЕТ СПУСТЯ

А пока сядем на автобус №100 и уедем с проспекта Ленина на улицу Чкалова, в аэропорт «Минск-1», расположенный в черте города примерно в 10 минутах езды от его центра. Это тот самый район, где мы останавливались с родителями в 1981 году. Не съездить туда я не мог.

Увиденное меня порядком потрясло: такое ощущение, что время там остановилось или даже повернуло вспять. По улице Чкалова теперь не ходят троллейбусы, а сам аэропорт заброшен поболее саратовского: в одном корпусе – ярмарка, другой – действующий, но обслуживает всего несколько рейсов в неделю, выполняемых на допотопных самолётах…

Здание аэропорта «Минск-1».

Справедливости ради надо отметить, что главные воздушные ворота у минчан – Национальный аэропорт «Минск» – расположены в 40 километрах от города. Однако дело не в этом, дело – в осязаемой ностальгии по утраченной нами стране.

Прогулка по улице Чкалова по ощущениям оказалась сродни прогулке по Саратову в районе 16-го или 20-го квартала Заводского района: старый жилой фонд, невнятные гастрономчики с невнятным товарным ассортиментом, маргинальные личности, явно собирающиеся «сообразить на троих» в канун Рождества…

Суровый вид улицы Чкалова…

А ведь всего лишь 30 лет назад этот район был воздушными воротами города-героя Минска!

ШОППИНГ КАК ЛАКМУСОВАЯ БУМАЖКА

Одна из причин, навеявших название данной статьи – «Белая Русь: Back in the USSR» – это на удивление незатейливый белорусский шоппинг, а точнее – едва ли не полное разочарование им. Приехав в Минск из купеческого Саратова да ещё через европеизированную Москву, мы по старой привычке бывалых «колбасных десантников» рассчитывали кое-что выгодно прикупить в столице соседнего государства, от которой до цивилизованной Европы – рукой подать. Следовательно, рассуждали мы в предвкушении удачных покупок, на постновогодних распродажах нас ждёт широкий ассортимент импортных товаров надлежащего качества плюс – незабвенный белорусский трикотаж по бросовым ценам.

Найденные в Интернете при подготовке к поездке материалы, в частности, сообщали о том, что в Белоруссии сохранились советские ГОСТы и очень высок контроль качества за выпускаемой продукцией. «Белорусский трикотаж отличного качества значительно дешевле российского, процентов на 40 %, а если брать “Гучи” из московских бутиков, то и на 300 %. Модели и лекала используются европейские. Обусловлено это, очевидно, тем, что белорусы (особенно женщины, что и понятно) очень любят красиво и ярко одеваться. Это вы сможете сами увидеть на улицах белорусских городов. Ну, а брэнд женского нижнего белья “Миловица” в рекламе не нуждается”, – вот так, вторая Италия, практически. Добавьте сюда обещания подлинного изобилия превосходных местных натуральных продуктов питания, «стоящих процентов на 30 % дешевле, чем в России», и вы без труда представите себе сказочную страну, в которую мы собирались поехать.

Однако «в действительности всё оказалось не так, как на самом деле». То ли Россия у нас слишком большая, и для сравнения с белорусскими брались цены на продукты где-нибудь за полярным кругом, то ли используемые нашими соседями «европейские лекала» безнадёжно устарели, но едва ли не вся белорусская продукция и цены на товары особого удовлетворения нам не принесли.

С импортом оказалось и того хуже – польские чулки и колготки, сербские джинсы, турецкие куртки, украинская обувь да такая же как у нас парфюмерия, –  вот почти и все зарубежные товары, которые можно встретить в крупных универсальных магазинах типа ГУМа, ЦУМа, универмага «Беларусь». И – никаких распродаж!

Распродажи в Белоруссии не приняты и крайне редки – встречаются разве что в немногочисленных западных бутиках, но и в них не впечатляют.

В Минске нет ни одного (!) торгово-развлекательного центра уровня саратовского «Триумф-молла». Местная «Мега» – самый крупный торговый центр «Экспобел», подобно Москве находящаяся сразу за МКАД (Минской кольцевой автодорогой) – откровенно мала, с малым количеством бутиков хоть сколь-нибудь известных брэндов, низкими потолками и слабым освещением соседствует с чем-то ещё более мрачным по содержанию, напоминающим саратовский Губернский рынок.

В торговом центре «Экспобел».

Ещё меньше понравился и разрекламированный нам ТЦ «Корона», находящийся в трёх остановках метро от центра города. Просто какая-то пародия на современный торговый центр и качественный шоппинг! Жалкой пародией на московский ТЦ «Охотный ряд» и киевский ТЦ «Глобус» (что под Майданом Незалежности) показался нам и ТЦ «Столица», расположившийся всё под той же площадью Независимости (Ленина) города Минска.

В большинстве своём минчане ходят всё в те же магазины (их названия не изменились), что 30 лет назад посещал и я со своими родителями. В них всё так же строгие и невозмутимые «москальским» нахрапом продавщицы в фирменных угловатых костюмах умело заворачивают покупки в бумагу (в бумагу, граждане!), а даже совсем простенькие пакетики выдают за деньги.

Верхняя белорусская одежда в массе своей уныла, однотипна и выглядит топорно, зато стоит куда дороже стильной европейской на московских распродажах. Хвалёное бельё от «Миловицы» супруга тоже по большей части забраковала. В лицензионной обуви «Белвест» примерно столько же от «Salamander», сколько в наших «ВАЗах» от «Opel».

Не понятно и то, где минчане покупают телевизоры и радиоаппаратуру: магазин с таким товарным ассортиментом нам попался только один. Общее впечатление – всё дорого и старомодно! Что реально имеет смысл покупать из промтоваров, так это чулки-носки, майки-футболки-трусы, постельное бельё и всевозможные полотенца. Качество действительно хорошее, цены – чуть ниже наших.

Соответственно, слухи о красиво и ярко одетых белорусках оказались сильно преувеличенными. Временами нам просто хотелось возопить: «Да как же вы тут живёте (в смысле – одеваетесь и совершаете шоппинг)?!».

УДИВИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ «КОЛБАСНОГО ДЕСАНТА»

Теперь – о продуктах питания.

В Минске очень мало гипермаркетов и супермаркетов (думаю, что не будет и десятка). Та же Самара в этом вопросе заткнет минчан за пояс, а Саратов как минимум встанет вровень (а то всё говорят, что мы плохо живем!). Практически все продукты стоят едва ли не в точности столько же, как и у нас. И ассортимент примерно такой же, включая засилье всевозможных молочных «активий» и творожков «Простоквашино», что для «молочно-мясной» Белоруссии, на наш взгляд, выглядит странно. Выбор местных молочных продуктов на удивление оказался далеко не столь богатым, как мы того ожидали. Причём, знаменитая белорусская сгущёнка и кобринский сыр стоят даже дороже, чем в Саратове!

Реально дешевле стоит только картофель – 17 рублей за килограмм на наши деньги, сахар – 30 рублей за килограмм, а также очень вкусные сыровяленые, сырокопчёные колбасы, окорока, корейки и т. п. – процентов на 20 ниже, чем у нас.

Точно как у нас стоит белорусский шоколад, но как раз он того стоит. В целом кондитерские изделия – конфеты, печенье, вафли, пирожные и т. д. – выше всяких похвал. А вот хлеб оказался самым обычным, без вариантов.

Не в чести у белорусов слабоалкогольные коктейли и вермут. Народ всё больше налегает на водку, в том числе и элитную «Белую Русь», а коньяку предпочитает разнообразные местные бальзамы.

Анализируя свои впечатления от «колбасного десанта» в Минске, мы неожиданно пришли к выводу о том, что бурное развитие российских оптово-розничных торговых сетей всё же дало нам кой-какие плюсы, в том числе – возможность покупать белорусскую сгущёнку и сыр дешевле, чем в стране их производства.

Мы уже настолько привыкли к распродажам, скидкам и акциям, что их отсутствие способно повергнуть нас в уныние. И сколько бы не ругали Москву, саратовским провинциалам всегда можно в нашей столице «разогнать тоску», совершая шоппинг абсолютно по всем мировым стандартам. Как говорится, были бы желание и деньги!

А если серьёзно, то хоть какая-то рыночная экономика, очевидно, всё же лучше, чем явно зарегулированная планово-патриотическая, «устаканившаяся» в Белоруссии по ещё советским «лекалам»...

Алексей ФЕДЧЕНКО, фото автора

(Продолжение следует…)

Автор статьи в роли жертвы незатейливого белорусского шоппинга…

Share this post for your friends:

Friend me: