«РАСТЛЕНИЕ МАЛОЛЕТНИХ И ПРЕДУМЫШЛЕННОЕ УБИЙСТВО». Часть 1



Дуэль Онегина и Ленского.Роман Александра Пушкина «Евгений Онегин» как криминально-патологическая драма

«События в романе перетекают в сферу криминологии и сексуальной патологии. Опытный следователь уголовного розыска откроет уголовное дело по двум статьям: предумышленное убийство и растление малолетних. Пушкин, возможно, боялся подвести кого-то из близких друзей (или себя), но угрызения совести, заставили его  взяться за перо»

Роман в стихах «Евгений Онегин», как известно, Александр Сергеевич Пушкин писал более семи лет – с 1825 по 1831 год. Это масштабное произведение по праву считается одним из классических произведений не только в русской литературе. За 180 с лишним лет, прошедших с момента выхода первого отдельного издания романа (в 1833 году), «Евгений Онегин», казалось бы, был проанализирован многочисленными исследователями вдоль и поперёк. Но годы проходят, а вопросы у внимательных читателей продолжают оставаться. Причём, вопросы, так сказать, фундаментальные.

10 лет назад в федеральном ежемесячнике «Совершенно секретно» (№ 2 (177), 2004 г.) была опубликована статья «Татьянин день…» харьковского исследователя Александра Зинухова, в котором автор пытается проследовать за мыслью Пушкина и понять, что же, на самом деле, хотел рассказать своим читателям Александр Сергеевич.

Предлагаем вниманию читателей conspirology.ru этот текст.

***

Рисунок А.С. Пушкина (1824 г.) в черновом варианте рукописи «Письма Татьяны к Онегину».

Рисунок А.С. Пушкина (1824 г.)
в черновом варианте рукописи «Письма Татьяны к Онегину».

…Сохранился рисунок Пушкина, сделанный, видимо, в минуту размышления над образом Татьяны. Владимир Набоков в «Комментарии к роману А.С.Пушкина “Евгений Онегин”» так описывает его: «...изящная фигура в задумчивой позе со склонённой на руку головой, тёмные волосы спадают на обнажённое плечо, в разрезе лёгкой сорочки едва обозначена ложбинка грудей».

Бедная Таня Ларина!

Мы знаем о ней мало и узнать больше не стремимся. Это, казалось бы, нормально. Персонаж она второстепенный, значение имеет только на фоне Евгения Онегина. Александр Сергеевич Пушкин настолько скрупулёзно выписал его образ, что для остальных места почти не осталось. Но Таню автор иногда выводит на первый план. И тогда легко уловить в его стихах мелодию нежности.

Татьяна – единственный персонаж, который искренне любит. Только она делает роман живым. Никакие потуги Онегина не могут достичь такого результата. Он любить не может. Изначальную ущербность он искусно подменяет игрой.

ОБАЯНИЕ ЗЛА

Пушкин не скрывает от читателя черты характера Онегина:

«Как рано мог он лицемерить, / Таить надежду, ревновать, / Разуверять, заставить верить [...] Подслушать сердца первый звук, / Преследовать любовь, и вдруг / Добиться тайного свиданья... Когда ж хотелось уничтожить / Ему соперников своих, / Как он язвительно злословил! / Какие сети им готовил!»

Чем он дышал и что любил? Себя! Эгоист.

Актёр? Пожалуй. А актёру нужна публика.

В деревенской глуши найти соответствующую публику трудно. Тут появляется Ленский, и Онегин охотно начинает играть в дружбу, а потом хладнокровно его убивает. И как легко ему всё сходит с рук! Он даже не поехал на могилу к Ленскому...

Как красиво описывает Пушкин это место (строфа VI седьмой главы): «Меж гор, лежащих полукругом, / Пойдём туда, где ручеёк, / Виясь, бежит зелёным лугом / К реке сквозь липовый лесок. / Там соловей, весны любовник, / Всю ночь поёт, цветёт шиповник, / И слышен говор ключевой...».

Пушкин не говорит прямо, что Ленский похоронен не на кладбище. Но именно для этого он описывает место, где похоронен юноша. Читатель должен знать, что по православным канонам на кладбище не хоронят самоубийц.

Дуэль была выдана за самоубийство.

Со временем сотрётся надпись на камне. Зарастёт он луговой травой. Никто и не вспомнит, что от этого места за Онегиным тянется не грустный, как написал Пушкин, а кровавый след.

Почему поэт не захотел рассказать нам правду? Что-то беспокоило его, может, даже пугало? Но удержаться он всё же не мог и разбросал по тексту романа своеобразные маяки.

Первое. Когда произошли события, закончившиеся смертью Ленского? Ему, судя по тексту, шёл восемнадцатый год. Известна и дата дуэли: через день после именин Татьяны, которые празднуются 12 января, то есть дуэль состоялась утром 14-го.

Неизвестен год. На могильном камне он был вырезан, а читатель остаётся в неведении, хотя шансы решить эту задачу есть.

Знание даты трагических событий даёт очень многое, например, дату рождения Тани Лариной. А через эту самую дату мы придём к пониманию чисто криминальной подкладки всего романа.

Пушкин привязал дуэль Онегина и Ленского к именинам Тани. Зачем-то подбросил читателям хронологическую подсказку – именины Татьяны должны были состояться в субботу, хотя в черновиках упоминается четверг.

Ленский исподволь заводит с Онегиным разговор об именинах Тани. При этом автор хочет убедить нас, что именно Онегин спросил о Лариных. Верится в это с трудом. Ведь за прошедшие полгода он ни разу не поинтересовался соседками. А тут вдруг спросил. «Ну, что соседки? Что Татьяна? / Что Ольга резвая твоя?»«...Вся семья / Здорова, кланяться велели. /[...] Да вот... какой же я болван! / Ты к ним на той неделе зван» / «Я?» – Да, Татьяны именины / В субботу…».

А.С. Пушкин: автопортрет с Онегиным на берегах Невы. Рисунок, сделанный А.С. Пушкиным в письме к брату Льву, 1824 г.

А.С. Пушкин: автопортрет с Онегиным на берегах Невы. Рисунок, сделанный
А.С. Пушкиным в письме к брату Льву, 1824 г.

Беседа друзей, скорее всего, происходила на Святки 5 января, то есть в субботу. А уже на следующий день события примут такой оборот, что коренным образом изменят отношения между друзьями и приведут к смерти Ленского.

На момент разговора Онегин действительно встречался с Татьяной всего два раза. Приезд на именины станет третьей встречей, но... между второй и третьей должна была произойти ещё одна, тайная, и не у Лариных, а в доме у Онегина.

И вот тут события в романе плавно перетекают в сферу криминологии и сексуальной патологии. Опытный преподаватель русской литературы испытает шок. Опытный следователь уголовного розыска откроет уголовное дело по двум статьям: предумышленное убийство и растление малолетних.

Свидетелем будет привлечён автор романа. Пушкин всё знал, и знание это мучило его. С одной стороны, возможна боязнь подвести кого-то из близких друзей (или себя), с другой – угрызения совести, заставившие взяться за перо.

Попробуем вместе с автором, умышленно вставившим в текст «маяки» для будущего следователя, отыскать информацию, необходимую для возбуждения уголовного дела.

Итак, прежде всего, возраст героев романа.

Ленскому шёл восемнадцатый год. Кажется, это единственное прямое указание в тексте, по которому можно судить о возрасте остальных участников событий. Владимир Набоков авторитетно заявил, что Евгений Онегин родился в 1795 году. О возрасте сестер Лариных прямых данных нет.

Подсказка Пушкина может помочь. Первым в 1905 году этим соблазнился В.Н.Шляхов, опубликовавший в «Известиях... Императорской Академии наук» статью «Лёгкий способ определения дня недели и Пасхи в любом году». Способ Шляхова на поверку оказался не очень лёгким, но достаточно верным. Он определил три возможные даты событий, происходящих в романе. Нужно было выбрать одну. Тут Шляхов ошибся, потому что рассуждал с точки зрения человека ХХ века, сильно отличавшегося нравственными ориентирами от человека начала XIX столетия.

Это следует процитировать: «...в жизни Пушкина суббота 12 января могла быть в 1807, 1818, 1824 году. Первый год, когда Пушкину было 7 лет, в счёт идти едва ли может, а потому остаются 1818 и 1824 года. Первый год Пушкин был в Петербурге, второй в Одессе [...]. Судя по письму А.Н. Раевского к Пушкину от 21 августа 1824 г., который сообщал ему разные вести об одесской жизни, говорил, между прочим, и о “Татьяне”, которая приняла живое участие в постигшей Пушкина беде, и о её прелестной дочке, Пушкин имел в виду именно 1824 год».

Отталкиваясь в своих рассуждениях от дат жизни Пушкина, Шляхов проигнорировал 1818 год, ибо Пушкин был ещё очень молод, а Татьяна моложе его.

Владимир Набоков полагал, что события в романе происходят в 1821 году, а, следовательно, Тане Лариной было уже семнадцать лет. Возраст Тани Набоков позаимствовал у Пушкина, который в ноябре 1824 года писал П.А.Вяземскому: «...Дивлюсь, как письмо Тани очутилось у тебя. Истолкуй это мне. Отвечаю на твою критику... Онегин нелюдим для деревенских соседей; Таня полагает причиной тому то, что в глуши, в деревне всё ему скучно и что блеск один может привлечь его... если, впрочем, смысл и не совсем точен, то тем более истина в письме; письмо женщины, к тому же семнадцатилетней, к тому же влюбленной!».

Вполне может быть, что в 1824 году Пушкин писал о Тане Лариной, как о девушке семнадцати лет, но по мере того как сам Пушкин становился старше, его герои становились моложе. По цензурным соображениям Пушкин об этом помалкивал, но в самом тексте романа проговорился: «Кому не скучно лицемерить, / Различно повторять одно, / Стараться важно в том уверить, / В чём все уверены давно, / Всё те же слышать возраженья, / Уничтожать предрассужденья, / Которых не было и нет / У девочки в тринадцать лет! / Кого не утомят угрозы, / Моленья, клятвы, мнимый страх, / Записки на шести листах...».

Это строфа VIII из самого начала четвёртой главы. Она возникает ниоткуда и исчезает почти сразу, не оставляя следа в сознании читателя. И только тогда имеет какой-то смысл, если предположить, что объясняющие её строки в основной текст романа не попали, может, затерялись или автор по какой-то причине решил устранить их. Остался только один стих в следующей IX строфе: «Так точно думал мой Евгений».

Евгений, получив письмо от Татьяны, думал о ней, и в этих не очень понятных из-за утраты основного текста кусках он прямо говорит, что Тане только тринадцать лет.

Татьяна пишет письмо Онегину. Иллюстрация Елена Самокиш-Судковской (1863-1924) для санкт-петербуржского издания «Евгения Онегина» 1908 года.

Татьяна пишет письмо Онегину. Иллюстрация Елены Самокиш-Судковской (1863-1924) для санкт-петербуржского издания «Евгения Онегина» 1908 года.

Цифру эту следует запомнить, а для тех, кто ещё сомневается, Пушкин повторяет её в третьей главе (строфы XVII-XVIII) ещё раз. Помните откровенный разговор с няней? Её ответ на вопрос: «Была ты влюблена тогда?» – «И, полно, Таня! В эти лета / Мы не слыхали про любовь [...] Мой Ваня / моложе был меня, мой свет, / А было мне тринадцать лет».

Няня не говорит в «те лета» (то есть в старину). И не о замужестве самом ведёт речь, а о любви. Таня Ларина по меркам XVIII и даже первой половины XIX века вполне созрела для замужества. Православная церковь в начале XIX столетия терпимо относилась к столь ранним бракам, причём часто жених был много старше девочки-невесты.

Прекрасная иллюстрация – в воспоминаниях Анны Евдокимовны Лабзиной. В тринадцать лет её выдали замуж за двадцатисемилетнего Александра Матвеевича Карамышева. Последний в личной жизни отличался большой оригинальностью. Сразу после свадьбы «племянницу свою взял к себе жить. День все вместе, а когда расходились спать, то ночью приходила к нам его племянница и ложилась с нами спать. А если ей покажется тесно или для других каких причин, которых я тогда не понимала, меня отправляли спать на каменке».

ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ

Все главные герои романа Пушкина «Евгений Онегин» – сироты. Онегина и Ленского Пушкин даже лишает отчеств. Девочкам Лариным повезло больше. Пушкин не поскупился: их умершего отца звали Дмитрий. Он – военный в отставке. В звании бригадир. За взятие Очакова во время войны с Турцией награждён медалью.

Но дело в том, что эти загробные сведения только подчеркивают, что в романном пространстве ему места нет. Как и родителям Ленского, от которых остались только две могилы.

Об отце Онегина тоже кратко: долгами жил, промотался. Впрочем, ещё что служил и часто давал балы. Если добавить, что о матери Онегина поэт вообще не сказал ни слова, можно представить уровень отношений в семье. Скорее всего, отец Онегина был жесток, расточителен, отношения с женой могли быть сложными, что травмировало психику сына – Евгения: качества, приобретённые им в среде аристократической молодежи, наложились на врождённые. В своих отношениях с женщинами он частично копирует отца.

Почему частично? Онегин – человек образованный. Он знаком с русской, английской, французской литературой и философией. Пушкин упоминает, что соседи-помещики считали его мартинистом. Если это не просто слухи, то Онегин обязан был интересоваться масонской литературой и философскими сочинениями вольных каменщиков.

Таня посетила дом Онегина после его отъезда, побывала в его библиотеке. Пушкин через неё позволяет и нам бегло взглянуть на книги и обстановку. На первом месте – книги лорда Байрона и его же портрет. На письменном столе Таня заметила небольшой бюст французского императора.

Груда книг на столе – свидетельство того, что бывший хозяин много читал. Но – ни названий книг, ни фамилий авторов.

В книге «Медовый месяц императора» я упоминал о друге юности Пушкина – Михаиле Андреевиче Щербинине, ставшим одним из прототипов Евгения Онегина. Он имел в своей библиотеке произведения лорда Байрона. Был настолько страстным почитателем Наполеона, что соорудил в своём имении беломраморную беседку, на фронтоне которой золотыми буквами написал: «Наполеон». Впрочем, в его доме находился и мраморный бюст императора Александра I. Бюст сохранился и теперь находится в фондах Харьковского художественного музея.

Однако есть одно «но». Возникает сомнение, что книги и злополучный бюст Наполеона действительно принадлежат Онегину. Он недавно поселился в доме своего дяди (который тоже, к слову сказать, лишён имени). Нет никаких сведений, что Евгений привёз с собою книги. Он приехал в лёгкой коляске, захватив только самое необходимое. Дядя ещё был жив, и жестоко было бы приезжать с вещами и книгами.

Первый визит Онегина в сопровождении Ленского в семейство Лариных (иллюстрация Е. Самокиш-Судковской).

Первый визит Онегина в сопровождении Ленского в семейство
Лариных (иллюстрация Е. Самокиш-Судковской).

Добрая Таня вместе с Пушкиным защищают Онегина: он не только читал книги, но и работал с ними (строфа XXIII седьмой главы): «Хранили многие страницы / Отметку резкую ногтей; / […] На их полях она встречает / Черты его карандаша. / Везде Онегина душа / Себя невольно выражает...».

Некому подсказать глупой девочке, что пометы эти и загадочные кресты мог оставить совсем не Евгений, а его покойный дядя. Представляю возмущение Тани, если сказать ей об этом. Разочароваться в любимом – для этого требуется время, а у Тани его не было. Слишком быстро развивались события. Психика девочки не поспевала за ними.

СВИДАНИЕ НА СВЯТКИ

Она терпит всё лето и осень, а зимой на Святках срывается и идёт к своему возлюбленному, который почему-то не хочет её видеть, не приходит совсем.

Следы её посещения легко различимы в романе: во-первых, после отъезда Онегина Таня, гуляя по окрестностям, вдруг выходит к его дому. Но откуда она могла знать, что это именно его дом, если никогда ранее здесь не бывала?

Во-вторых, подозрителен её сон в святочную ночь. Кажется, что это не сон-пророчество, направленное в будущее, а сон, навеянный реальными недавними событиями. Сон-переживание прошедшего. «...Ей снится, будто бы она / Идёт по снеговой поляне, / Печальной мглой окружена...».

Очевидно, что дело было вечером 5 января, когда и дворяне, и их крестьяне шумно и пьяно праздновали Святки.

Таня воспользовалась случаем и выскользнула из дома.

В этот первый раз она заблудилась, но некто, появившийся во сне в виде медведя, помог ей добраться к дому Онегина. Весь путь Татьяны буквально переполнен символами: «кипучий, тёмный и седой» ручей, две жёрдочки через него, ветки, которые мешают девочке идти, и башмачок, увязнувший в мокром снегу.

Кстати, свежий и мокрый снег – ещё одна деталь для датировки событий. Пушкин писал (первые строки строфы I пятой главы): «В тот год осенняя погода / Стояла долго на дворе, / Зимы ждала, ждала природа./ Снег выпал только в январе / На третье в ночь».

«Санкт-Петербургские ведомости» сообщали, что 3 января 1818 года в столице было пасмурно, температура -5 градусов, мокрый снежок. А на следующий день, 4 января, метель.

Поэтому не успел замёрзнуть ручей и снег пушистый и мокрый.

Зигмунд Фрейд в лекциях по символике сновидений отмечал, что вода является одним из основополагающих сексуальных символов сновидений. В случае с Таней – преградивший ей дорогу ручей может свидетельствовать о физической близости её в тот вечер с Онегиным и опасении девочки её возможных последствий.

Онегин даёт отповедь Татьяне (иллюстрация Е. Самокиш-Судковской).

Онегин даёт отповедь Татьяне (иллюстрация Е. Самокиш-Судковской).

Две тонкие жердинки, переброшенные через бурный поток, тоже символ, вызывающий у девочки не столько возбуждение, сколько страх. «Как на досадную разлуку, / Татьяна ропщет на ручей; / Не видит никого, кто руку / С той стороны подал бы ей; / Но вдруг сугроб зашевелился...».

Медведь, в лапы которого попала Татьяна, символизирует объятия страсти, захватившие девочку. Апогеем явился вид пьяной компании во главе с Онегиным: «Опомнилась, глядит Татьяна: / Медведя нет; она в сенях; / За дверью крик и звон стакана [...] / Глядит она тихонько в щёлку, / И что же видит?..».

Пушкин выбрасывает из белового текста романа все упоминания о снах. Обрывки их застряли в черновиках, которые поэт не уничтожил.

Онегин в первое же знакомство обратил внимание на девочку Таню. Он заинтригован. Он не только постоянно думает о ней, девочка ему ещё и снится. Он «решил соседок навещать исправно как можно чаще – всякий день...». Однако, поразмыслив, меняет тактику. Никаких посещений и ухаживаний. Не подавать о себе вести. Молча ждать, пока девочка сама будет готова. И вот...

(Читать окончание)

Александр ЗИНУХОВ

Текст подготовил к публикации Игорь ОСОВИН

Share this post for your friends:

Friend me: