ЮРИЙ АКСЁНЕНКО МОЖЕТ ПОВЕСИТЬСЯ В КАМЕРЕ



010Смерть бывшего мэра г. Саратова может быть выгодна для очень многих

«И не потому, что Юрию Аксёненко могут «намотать» большой срок, который для него – в его-то возрасте! – будет как пожизненный, а потому, что выпускать его живым на свободу с чистой совестью нет никакого резона – для тех, кто видит в суициде Аксёненко решение всех своих проблем»

В сентябре будет полтора года, как бывший глава городского самоуправления – мэр города Саратова Ю.Н. Аксёненко был арестован по подозрению в совершении целого ряда должностных преступлений. По словам его близких, своё заключение Юрий Николаевич переносит стоически, усердно молится в камере, куда к нему для исповеди приходил даже владыка Лонгин, епископ Саратовский и Вольский. Однако в то, что когда-нибудь этот VIP-узник увидит свободу, из людей осведомлённых уже не верит практически никто.

И не потому, что Юрию Аксёненко могут «намотать» большой срок, который для него – в его-то возрасте! – будет как пожизненный, а потому, что выпускать его живым на свободу с чистой совестью нет никакого резона – для тех, кто видит в суициде Аксёненко решение всех своих проблем.

Окончательно зашедшее в тупик следственное дело по факту убийства прокурора Саратовской области Е.Ф. Григорьева очень многим в Следственном комитете может стоить карьеры. Это понимают все. Даже – сами следователи.

Попытка сделать генерального директора ОАО «Саратовский завод “Серп и Молот”» А.П. Максимова главным злодеем, заказавшим вопреки собственным интересам это чудовищное и беспрецедентное по своему цинизму преступление, судя по всему, провалилась. Это было понятно ещё тогда, когда подследственного Максимова «конторские экспедиторы» в срочном порядке переправили из Саратовского СИЗО в Москву, в следственный изолятор ФСБ, где шансов повеситься на резинке от трусов у Алексея Петровича будет значительно меньше, да и наркотиками шпиговать его там никто не станет.

Теперь вот тень подозрения пала на бывшего мэра, который на допросах молчит как рыба – ст. 51 Конституции РФ даёт ему такое право, – а в камере целыми сутками напролёт читает молитвы: кстати, тоже не запрещено. Ну, чем не расстройство психики? Под тяжким бременем вины за совершённое кровавое преступление…

Видимо, так рассуждают некоторые тактики и стратеги следственных действий, подумывая о том, как побыстрее поставить точку в «григорьевском деле», не доводя его до суда. Потому что на суде, кто бы ни сидел на скамье подсудимых – Максимов или Аксёненко, «стройная логика обвинения» начнёт сыпаться сразу же после первых вопросов адвокатов обвиняемого.

Впрочем, как раз с адвокатами Юрию Николаевичу и не повезло. Был с год назад вариант, когда его защитником мог стать очень известный и весьма влиятельный в адвокатской среде человек, чей близкий родственник – ну надо же, какое совпадение! – является одним из заместителей председателя СКП РФ А.И. Бастрыкина. Но таких наличных денег – $ 300 тысяч – чтобы заплатить московскому «Плевако», у жены Аксёненко не было, да и сам Юрий Николаевич, находясь в несколько стеснённых условиях Саратовского СИЗО, оказался неплатёжеспособен. Попытки достучаться до совести других родственников и приближённых к клану бывшего мэра так ни к чему и не привели: все, картинно выворачивая карманы, сочувствовали несчастному шефу, но помочь ему материально, увы, «уже» не могли.

Словом, отплатили, скупердяи, за былую барскую щедрость Юрия Николаевича, что называется, по-свински! Поэтому надеяться на «высококвалифицированную» защиту в суде бывшему мэру теперь не приходится. Но даже это обстоятельство не может успокоить тремор рук у тех, кто по другую сторону стола подписывает пустые бланки протоколов.

В настоящий момент подследственный Аксёненко ознакомился только с 1/3 всех материалов своего 40-томного уголовного дела. Спешить Юрию Николаевичу – несмотря на абсурдное решение суда, установившего для него крайний срок завершения процедуры ознакомления с материалами дела, – нет никакого резона: в сентябре будет ровно 1,5 года тюремного заключения, которое по закону приравнивается к 3 годам отбывания наказания по приговору суда в исправительном учреждении, то есть в колонии. Если его защита не прыгнет выше своей головы, что мало вероятно, подсудимому Аксёненко будет «светить» 6 лет колонии общего режима. Учитывая то обстоятельство, что Юрий Николаевич награждён государственными наградами СССР и РФ – медалями и орденами, а за решёткой ведёт себя исключительно благопристойно, его наверняка могут освободить досрочно, так как к этому моменту он, фактически, отбудет половину срока лишения свободы. А это значит, что, как только его этапируют из СИЗО на «зону», лагерному начальству по заявлению заключённого Аксёненко придётся сразу же оформлять документы на УДО – условно-досрочное освобождение.

Но это, как вы уже поняли, в лучшем случае. В худшем – Аксёненко из «зоны» не выйдет никогда. Разве что его вынесут оттуда вперёд ногами. Поводов к суициду может быть придумана масса: «опустили» ночью, вот он и повесился на рассвете; дал признательные показания по поводу убийства Григорьева, испугался «пожизненного», вот и затянул петлю на шее; не увидел смысла в дальнейшей жизни, наконец.

В любом случае, на мёртвого экс-мэра можно будет списать очень многое, и очень многих такой «неожиданный» поворот затянувшегося криминального сюжета вполне устроит. А то обстоятельство, что покойный Григорьев-младший и бывший, но пока ещё живой, мэр дружили чуть ли не семьями, и у них были общие интересы в этом городе – что и позволяло Аксёненко постоянно пользоваться негласным покровительством семьи Григорьевых – теперь мало кого волнует. Спишут всё на грязные слухи и сплетни, на «подлую попытку бросить тень подозрения на мундир покойного прокурора».

Поэтому и «тянет резину» узник СИЗО Юрий Аксёненко, по слогам читая вслух многотомную сагу о своих былых победах и прегрешениях: чем дольше будет читать, тем больше проживёт.

Сергей ПОЧЕЧУЕВ

Фото Игоря ЧИЖОВА


Share this post for your friends:

Friend me: