ЯПОНИЯ И США В БИТВЕ ЗА РОССИЙСКИЕ ЮЖНЫЕ КУРИЛЫ



018

Аргументы профессора Наталии Нарочницкой против вымыслов японских
и российских политиков, тайно заключивших сделку по Курильским островам

«Все исторические договоры прошлого, на которые ссылаются японские политики, вообще утратили силу. Причём, не в 1945 году, а ещё в 1904-м – с началом Русско-японской войны. Почему? Да потому что международное право гласит: состояние войны между государствами прекращает действие всех и всяческих договоров между ними».

Когда речь заходит об основательности притязаний Японии на группу российских островов Курильской гряды, японская сторона начинает приводить массу аргументов, ссылок на исторические договоры и пр. Для неискушённого в международном праве человека подобная аргументация может выглядеть если и не убедительной, то, во всяком случае, имеющей под собой основания.

Вот почему сегодня мы решили привести аргументацию профессионала – историка и специалиста в области международных отношений Наталии Нарочницкой. В 2004 году в московском издательстве «Международные отношения» вышел фундаментальный труд Наталии Ивановны – «Россия и русские в мировой истории», выдержавший уже 6 изданий. Предлагаем нашим читателям ознакомиться с реальным положением дел по так называемой «курильской проблеме».

Бездумное и безответственное отношение к принципу незыблемости послевоенного урегулирования – фундаменту всех послевоенных международных отношений – почти завёл в тупик внешнеполитические отношения России и Японии. Но именно этот принцип должен быть положен в основу нового этапа русско-японских отношений, а термин «возвращение» в отношении предмета территориальных претензий послевоенного японского государства должен быть навсегда изъят из официального языка российских должностных лиц. Ибо сам этот термин является концептуальной ревизией итогов Второй мировой войны.

О СУБЪЕКТНОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Профессионалам и государственным деятелям следовало бы знать, что ни созданные после войны ФРГ и ГДР, ни Япония, ни сегодняшняя объединённая Германия не являются продолжателями субъектности довоенных государств и не обладают по отношению к ним континуитетом. Их правопреемство по отношению к прежним государствам ограничено решениями держав, обладавших четырёхсторонней ответственностью (СССР, США, Великобритания и Франция). Это вытекает из юридического толкования принципа полной и безоговорочной капитуляции, неслучайно заложенного в послевоенное устройство мира.

024

Полная и безоговорочная капитуляция принципиально отличается от простой капитуляции по своим правовым, политическим и историческим последствиям.

Простая капитуляция означает признание поражения в военных действиях, и не затрагивает международную правосубъектность побеждённой державы, какие бы серьёзные потери (в том числе, и территориальные – Consp.) она ни понесла. Таковое государство сохраняет свой суверенитет и правосубъектность, и само в качестве юридической стороны ведёт переговоры об условиях мира.

Полная и безоговорочная капитуляция означает прекращение существования субъекта международных отношений, демонтаж прежнего государства как политического института, потерю им суверенитета и всех властных полномочий, которые переходят к державам-победительницам. Именно эти державы и определяют условия мира и послевоенного устройства и урегулирования. На месте прежнего государства возникает новый субъект международного права, но это – разные субъекты международного права! Таковыми и стали ФРГ, ГДР и Япония: они были созданы на условиях союзников в новых границах, с новыми конституциями и новыми органами государственной власти.

Особенно наглядно это в случае с Германией: ни ФРГ, ни ГДР не обладали полным суверенитетом даже через 40 лет после окончания Второй мировой войны. Их суверенитет, с точки зрения международного права, имеет так называемый производный характер – производный от полномочий союзников, сохранявших часть полномочий в виде четырёхсторонней ответственности.

034

045

КАК МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО СТРАН-ПОБЕДИТЕЛЬНИЦ РЕАЛИЗУЕТСЯ НА ПРАКТИКЕ

Юридический прецедент использования США своих полномочий носителя четырёхсторонней ответственности в отношении ФРГ демонстрирует эпизод 1973 года, когда во время арабо-израильской войны правительство ФРГ в официальном заявлении выступило против отправки с её территории американского оружия в Израиль и использования её портов и аэродромов. Министр иностранных дел ФРГ В. Шеель заявил, что ФРГ не желает ухудшения отношений с арабским миром и выбирает роль нейтрального государства.

Это вызвало немедленную отповедь со стороны США. Государственный департамент в официальной ноте в резких тонах заявил, что ФРГ не имеет полного суверенитета, и США, исходя из своих прав, вытекающих из принципов послевоенного урегулирования и соглашений, заключённых в их рамках, имеют право без уведомления совершать с территории ФРГ любые действия, которые сочтут необходимыми.

Отсутствие полного суверенитета и континуитета по отношению к III-му Рейху было продемонстрировано и в момент объединения ФРГ и ГДР. Реально этому процессу вряд ли кто мог помешать, но для обретения новым государством полного суверенитета четыре державы-победительницы (СССР, США, Великобритания и Франция) должны были в Договоре «два плюс четыре» формально сложить с себя полномочия.

ЯПОНСКАЯ СПЕЦИФИКА

В случае с Японией внешние проявления утраты суверенитета менее наглядные. Япония сохранила императора, что активно используется для утверждения, что правосубъектность Японии не прерывалась. Однако, источник сохранения императорской власти совершенно иной: это была воля и решение стран-победительниц.

Не выдерживает критики позиция Японии по поводу того, что она не может считать себя связанной ялтинскими соглашениями, так как не являлась их участницей. Кстати, ни до, ни после объединения ФРГ не пыталась таким образом осуществить ревизию (пересмотр) важнейших принципов послевоенного порядка.

Все исторические договоры прошлого, на которые ссылаются японские политики, вообще утратили силу. Причём, не в 1945 году, а ещё в 1904-м – с началом Русско-японской войны. Почему? Да потому, что международное право гласит: состояние войны между государствами прекращает действие всех и всяческих договоров между ними. Уже по одному этому весь «исторический» пласт аргументации японской стороны не имеет отношения к правам сегодняшнего японского государства, хотя, безусловно, имеет отношение к истории Японии.

В аргументации японской стороны особое место занимают ссылки на договоры XIX века – Симодский торговый договор 1855 года, по которому граница была проведена между островами Уруп и Итуруп, а Сахалин остался неразграниченным. А также – Санкт-Петербургский договор 1875 года, по которому за признание Японией всего Сахалина российским все Курильские острова были переданы Японии.

057

В ходе формирования геополитического облика мира немало территорий сегодняшних государств входили в состав других. В результате победы антигитлеровской коалиции над странами «оси» (Германией, Японией и Италией) Курилы были определены как территория СССР. Эльзас и Лотарингия отошли Франции (хотя в течение столетия иногда входили в состав Германии). Силезия была передана Польше (хотя в течение 400 лет она была Пруссией). Додеканезские острова в Средиземном море были переданы Греции, хотя со времён подведения итогов Первой мировой войны (закреплённых в Версальском мирном договоре) они принадлежали Италии, а до этого – Оттоманской империи.

В современной японской литературе приводятся только те официальные исследования и карты прошлого, где так или иначе Курилы обозначены как владения Японии. Но крупнейшие японские историки прошлого отдавали России бесспорный приоритет в открытии и освоении островов, недвусмысленно указывая, что вплоть до середины XIX века Япония не считала своими владениями не только Сахалин (который в Японии долгое время считался полуостровом, хотя он уже полностью был исследован русскими, начавшими его освоение), но и Курилы, и даже остров Хоккайдо, который не был заселён ещё и во второй половине XIX века.

Сегодня единственными действующими и юридически обязывающими международно-правовыми документами, которые относятся к теме и должны быть основой подхода (в том числе, на российско-японских переговорах в итальянской Аквиле, в рамках саммита G8, который состоится 8-10 июля 2009 года – Consp.) – это решения держав-победительниц в Ялте и Потсдаме, а также Сан-Францисский мирный договор с Японией, подписанный в 1951 году 51 государством во главе с США.

ИСТОРИЯ С САН-ФРАНЦИССКИМ МИРНЫМ ДОГОВОРОМ 1951 ГОДА

Что касается мирного договора с Японией, то его судьба связана с совершенно новым соотношением сил на Дальнем Востоке и радикальным изменением геополитической обстановки, которая побудила США пойти на войну в Корее.

СССР в своё время не подписал Сан-Францисский мирный договор с Японией, так как новая роль коммунистического Китая сделала для СССР отношения с ним в Азии чрезвычайно важными. В то время как США признавали гоминьдановское правительство на Тайване (к тому же тогда отношения СССР и США, которые поддерживали Японию, сильно обострились из-за упоминавшейся Наталией Нарочницкой войны в Корее – Consp.).

В результате неподписания Сан-Францисского договора Советским Союзом его текст не содержит прямого указания, что спорные островные территории передаются СССР. Но это не играет никакой роли, так как в статье 2 этого договора сказано, что Япония «отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и ту часть Сахалина и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года».

Поскольку обойти положения Сан-Францисского мирного договора невозможно, Япония и США изобрели в середине 1950-х годов новую аргументацию: дескать, острова Сикотан и Хабомаи относятся к системе острова Хоккайдо, а понятие «Курильские острова», якобы, никогда не охватывало особую географическую единицу – Южные Курилы (с заглавной буквы, как географическое понятие) – Кунашир и Итуруп.

064

Мнимость подобных «новаций» очевидна. Это наглядно продемонстрировано в серьёзной работе по истории послевоенного урегулирования отношений с Японией американского автора Дэвида Риза (Rees David «The Soviet Seizure of the Kuriles», Praeger, 1985). В этой книге – кстати, в японских библиотеках она недоступна для широких читательских масс, содержится в спецхране – имеется приложение: выдержка из справочника Военно-морского флота США, выпущенного в 1943 году. В справочнике перечислены все «Курильские острова». Разумеется, в их числе – и те самые острова, которые теперь, с согласия США, Япония объявляет не принадлежащими к Курильской гряде.

075

Кроме того, в книге Дэвида Риза приводится запись беседы Алена Даллеса с Йосидой (тогдашним министром иностранных дел Японии). Йосида спрашивал: «Нельзя ли представить дело так, чтобы ялтинско-потсдамское соглашение не распространялось на южные острова Курильской гряды?». Даллес дал недвусмысленный ответ, что такое кардинальное изменение предшествующих согласований потребовало бы многолетних споров (с СССР – Consp.), а это задержало бы получение Японией полного суверенитета (который и был зафиксирован Сан-Францисским мирным договором 1951 года – Consp.) на неопределённое время. Таким образом, и США, и японская сторона при ратификации Сан-Францисского договора прекрасно знали, от каких островов Япония отказывается.

ХРУЩЁВСКИЕ ОБЕЩАНИЯ 1956 ГОДА

19 октября 1956 года была подписана советско-японская декларация, в которой был урегулирован ряд проблем из наследия Второй мировой войны. В ней было зафиксировано согласие СССР передать Японии острова Хабомаи и Сикотан, но только – после заключения мирного договора.

Декларация отличается от договора тем, что является чем-то средним между обязательством и протоколом о намерениях, высказанных в определённых условиях.

084

В книге академика Тихвинского (Тихвинский С.Л. Россия – Япония. Обречены на добрососедство. Воспоминания дипломата и заметки историка. – М., 1996), крупнейшего специалиста по японской проблематике и участника наиострейшего периода дипломатии в дальневосточном регионе, наконец приоткрыта истинная роль и позиция США в ходе советско-японских переговоров 1956 года.

США оказывали прямое, ничем не замаскированное давление на японскую политическую элиту и не остановились перед ультиматумом. Когда министр иностранных дел Японии Сигемицу в Лондоне проинформировал Государственного секретаря США Дж. Ф. Даллеса о ходе переговоров Японии и СССР, тот от имени правительства США заявил, что в случае подписания Японией мирного договора с СССР (в котором Япония согласится признать Южный Сахалин и Курильские острова частью территории СССР), США навечно сохранят в своём владении острова Рюкю. Остров Окинава к тому моменту уже был превращён в ключевую военно-морскую базу США в этом регионе.

094

Поскольку по Сан-Францисскому договору Япония «отказалась от всех прав и правооснований» на Курилы, США нацелили Японию выдвинуть требование следующего характера: поставить вопрос о вынесении территориальных претензий к СССР на рассмотрение специальной международной конференции, на которую были бы приглашены все участники Сан-Францисского договора (а СССР участником договора не был!).

Таким образом, когда Ален Даллес убеждал тогдашнего министра иностранных дел Японии Йосиду как можно скорее подписать мирный договор с СССР (об этом сказано чуть выше – Consp.), он, на самом деле, вводил японского дипломата в заблуждение относительно американской интерпретации японской суверенности. В 1956 году, когда позиция США по поводу подписания мирного договора между СССР и Японией стала явной, в стране восходящего солнца это вызвало бурю возмущения как либералов, так и националистов.

Кстати говоря, подписание Советско-японской декларации 1956 года не удержало Японию от заключения договора о военном сотрудничестве с США, по которому было закреплено бессрочное пребывание американских вооружённых сил на японской территории.

103

Правильным ли было решение руководства СССР не подписывать мирный договор с Японией в 1951 году? Этот вопрос до сих пор не может быть детально проанализирован из-за табу на многие реалии того времени и истинные мотивации. Нет сомнений, однако, что ставка СССР на КНР тогда была продиктована отнюдь не идеологическим родством с коммунистическим Китаем, который всегда проводил прагматическую политику. При том что Япония тогда уже находилась в тесных объятиях американской оккупации (что уничтожило все преимущества и возможности СССР как державы-победительницы), можно только представить себе геополитическое и военно-стратегическое положение СССР на Тихом океане при гипотетическом американо-китайском сотрудничестве.

114

Не лишено оснований размышление Збигнева Бжезинского (Brzezinsky Zb. How the Cold War Played. Foreign Affairs. October, 1972), что Корейская война была просчитанным шагом советского руководства, осведомлённого о серьёзных поисках США взаимопонимания с континентальным Китаем, вплоть до Корейской войны. Последующее размежевание сформировало и закрепило на будущее устойчивое американо-китайское противостояние, оставив США лишь некую точку опоры – Тайвань, что Бжезинский оценил как «чистый выигрыш СССР на несколько десятилетий вперёд».

Расширение японской территории в случае гипотетической передачи островов расширит и территорию, на которой не преминут появиться войска третьей стороны – Соединённых Штатов.

Надо отметить, что при всей недальновидности заявления Никиты Хрущёва 1956 года, в нём речь идёт не о «возвращении», а о «передаче», то есть – о готовности распорядиться в качестве акта доброй воли своей территорией, что не создаёт прецедент пересмотра итогов Второй мировой войны.

Наталия НАРОЧНИЦКАЯ

Подготовил Игорь ОСОВИН


БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

123

Нарочницкая Наталия Алексеевна.

Дочь академика А.Л. Нарочницкого, одного из последних русских историков энциклопедических знаний, автора фундаментальных трудов по международным отношениям прошлого, научного руководителя издания дипломатических документов внешней политики России XIX века.

Доктор исторических наук. Окончила с отличием МГИМО, специалист по США, Германии и общим проблемам и тенденциям международных отношений, владеет английским, немецким, французским и испанским языками. В 1982-1989 г.г. работала в Секретариате ООН в Нью-Йорке. Депутат Государственной Думы ФС РФ. Заместитель председателя Комитета по международным делам Государственной Думы ФС РФ. Глава Комиссии Государственной Думы ФС РФ по изучению практики обеспечения прав человека и основных свобод, контролю за их обеспечением в иностранных государствах.

Наталия Нарочницкая имеет научные и общественные связи с западноевропейскими учеными и научными центрами (Германия, Великобритания, Франция, Италия, Греция), выступающими за сохранение государствами суверенитета, против глобализации и диктата наднациональных идеологических, финансовых и военных механизмов.

133

Фото с интернет-порталов: RIAN.ru; Republic.com.ua; Sl.photo-traveller.net; 2000.net.ua; Livingston.ru; Kurily.org; Vremia.ru; Tonnel.ru; Proceeding.usu.ru, а также Сергея Ляховца.

143

Share this post for your friends:

Friend me: