БЕРЛИНСКИЙ ДИССИДЕНТ ИЩЕТ ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ



015На днях Саратов посетил известный диссидент из Германии Кристоф Брумме

«В самих США пришли к выводу, что войну начала Грузия. При этом никто не задал вопросов: что делают американские военные в Грузии? что делает НАТО в Грузии? почему вообще до сих пор существует НАТО? Этот военный блок появился в противовес Варшавскому договору, которого уже много лет не существует. Тогда зачем существует НАТО?».

flag_of_germany [Lesen Sie in deutscher Sprache]

Он любит Россию, русскую культуру, русскую водку и как-то сказал, что только в России, а не в Германии чувствует себя свободным. «Наверное, я не люблю свою родину. Я не знаю», – сомневается берлинский диссидент и романист Кристоф Брумме. То ли его любимый русский писатель Достоевский подействовал на него каким-то странным образом, то ли ещё какая неведомая сила, но Кристофа неудержимо влечёт в Россию.

Правда, дольше чем на полгода он здесь не задерживается. Но это не мешает ему вот уже третий год подряд проделывать немалый путь из Берлина в Саратов и обратно, причём непременно на велосипеде.

По дороге он обязательно общается с местными жителями, интересуется у украинцев, хотят ли они вступать в НАТО, фотографирует их и демонстрирует эти фото сначала в Саратове, а потом и в Берлине. Послушать путешественника и одновременно писателя – что в России, что в Германии – собирается неизменно не более двух десятков человек. Дабы исправить эту вопиющую несправедливость, я решила поближе познакомить читателей нашего интернет-портала с этим весьма неординарным человеком.

024

Кристоф, вы часто бываете в России. Что вас здесь больше всего впечатляет?

– Каждый раз – сердечность людей. Я познаю Россию снизу. Еду и наблюдаю. Встречаю людей на улице – продавщиц, автослесарей… И каждый раз получаю море информации и впечатлений, которые воодушевляют меня. Некоторые, встречая в своей деревне иностранца, говорят: «Мы в шоке». Как-то я спросил продавщицу, как идёт торговля. «Отлично», – ответила она, и по ней было видно, что она весьма довольна жизнью. Это тоже очень сильное впечатление – видеть людей, которые гордятся своей страной. Это здорово, это интересно: люди гордятся тем, что живут в России.

В России что-то меняется? И если да, то в какую сторону?

– Конечно, меняется. В стране стало больше стабильности, больше работы. Люди чувствуют себя защищёнными. Государство становится богаче, цены растут уже не так сильно. Появилась возможность купить то, что хочешь. И большой выбор товаров. У меня только хорошие впечатления от России.

Восточная Германия и Россия – есть что-то объединяющее эти территории?

– Да, сходный исторический опыт. Мы проделали почти одинаковый путь. В ГДР – 40 лет социализма, в Советском Союзе – больше 70. Отсюда – одинаково скептический взгляд на капитализм, особенно у старшего поколения. Вопросы, которые они неизменно задают: куда подевались великие идеи? где оставлена солидарность? где забыта совесть и честность?

В Германии, разумеется, есть серьёзное различие между так называемыми восточными и западными немцами. Вот сейчас, например, западные немцы боятся кризиса, а восточные – вообще в первый раз переживают подобный экономический шок.

034

Вы родились в ГДР и прожили там 27 лет. Скучаете по этой стране?

– Нет. Сейчас я живу гораздо интереснее и лучше, чем в ГДР. Я наконец-то могу читать все те книги, которые мечтал когда-то прочитать, но у меня не было такой возможности в ГДР. Кроме того, в объединённой Германии у меня появилось куда как больше прав, чем в ГДР. Наконец, я могу свободно разговаривать. В ГДР я тоже говорил свободно, но не открыто. Так что я совершенно не тоскую по этой стране.

ФРГ стала вашей родиной?

– Да, моя родина ФРГ, не ГДР. Ну, и не Россия, конечно, хотя я и люблю эту страну. Но всё-таки я не могу назвать Россию своей родиной, хотя бы и второй.

Что вас больше всего раздражает в России?

– Пожалуй, лишь громкая музыка на улице. Раньше меня очень раздражали ребята из ОВИРа, при регистрации. Каждый раз они устраивали целый спектакль. Но сейчас закон изменился, и теперь у меня нет никаких проблем с въездом и регистрацией. Так что раздражает только громкая музыка. Мне это мешает.

Ощущаете ли вы цивилизационный разрыв между Россией и Германией? И если да, то на сколько лет или, может быть, даже веков?

– О, это сложный вопрос. (Задумывается.) Разумеется, есть различия в культуре, социальные различия, в наших странах разные гендерные отношения… Но цивилизационный разрыв… Всё-таки здесь, в России, я имею в виду её европейскую часть, живут по большей части европейцы. (Кстати, как раз накануне интервью Брумме демонстрировал в немецком информационном центре Саратовской областной универсальной научной библиотеки фотографии этих европейцев, сделанные им в Восточной Украине. – Т.К.) Пожалуй, можно сказать, что между Восточной Европой, Украиной и Россией существует некий цивилизационный пробел, но разрыв – это слишком сильное слово.

043

На ваш взгляд, война между Грузией и Россией будет продолжена?

– Вот это я не знаю. Это зависит от американцев. Не столько, я думаю, от русских или от грузин, сколько от американцев. Вообще, в этой войне во многом виноваты американцы. Немецкие газеты публиковали различные исследования о том, как началась эта война. В самих США в итоге пришли к выводу, что войну начала Грузия. При этом никто не задал вопросов: что делают американские военные в Грузии? что делает НАТО в Грузии? почему вообще до сих пор существует НАТО? Этот военный блок появился в противовес Варшавскому договору, которого вот уже много лет не существует. Тогда зачем существует НАТО?

Я думаю, вот что является проблемой для Запада: победа в холодной войне в качестве подарка. А дарованная победа очень опасна. Запад заявляет: «У нас свобода, демократия и сильные моральные устои. Мы поедем по миру с демократической линейкой и измерим, в каких странах правильная демократия, а в каких неправильная».

С другой стороны, у русских студентов, которые учатся в Германии и которым я преподаю, тоже неверный, идеалистический, взгляд на эту страну. Я их понимаю. Внешне всё выглядит весьма достойно: чистые улицы, дружелюбные люди, всё правильно и хорошо. Но у меня, как у немца, острый, критический взгляд на свою страну. И я говорю: в Германии не реальная, а формальная демократия. Какими вопросами и проблемами занимается правительство? Лишь какими-то частными. В то же время серьёзные вопросы – как, например: что делает Германия в Афганистане? – в парламенте не обсуждаются. Это формальная демократия.

Я как-то написал в одной газетной статье (К. Брумме публикуется в «Берлинер цайтунг» Т.К.), что должны сделать на Западе: примерно то же, что в своё время попытался сделать с социализмом Горбачёв – гласность и перестройку.

Сейчас Барак Обама заявляет: «Мы будем сокращать атомное вооружение». Конечно, ведь атомное оружие слишком дорогое, а многие европейские страны находятся на грани государственного банкротства.

053

Если Германия выйдет из-под опеки США, как скоро её военно-политический потенциал станет господствующим в Европе?

– Совсем не скоро. Вообще не станет. Немцы – очень миролюбивый народ, народ-пацифист. Немецкая армия совсем маленькая. Да и сама Германия – территориально маленькая страна по сравнению, например, с той же Францией.

Многие западные немцы воспринимают США как большого друга, как в свое время ГДР воспринимала Советский Союз. Многие немцы учились в американских школах, были там студентами и теперь скучают по США. Но США опекают не только Германию, они опекают вообще весь мир.

Считаете ли вы возможным и позитивным вступление России в НАТО?

– Я всё-таки считаю, что лучше России вступить в Евросоюз. НАТО подходит к границам России, НАТО хочет разделить Украину и Россию. Я задаюсь вопросом: почему вообще существует этот блок? Я думаю, его надо упразднить. 70% всего оружия в мире принадлежит НАТО. Этот блок постоянно ищет себе противника.

Думаю, что мы – я имею в виду Германию, Россию и Францию – все вместе должны развивать культурные отношения между нашими странами. Мы должны смотреть по телевизору совместные немецко-французские или немецко-русские программы. А не как сейчас в Германии, где в кинотеатрах идут сплошные американские фильмы, причём плохие.

064

Как вы думаете, необходимы ли в России люстрация и открытый политический суд над коммунистической доктриной?

– Да, конечно, это необходимо, прежде всего, чтобы понять собственную трагедию, чтобы осознать трагическую страницу своей истории. В социализме было много хорошего, но много и плохого. В то же время во имя коммунистической идеи был побеждён фашизм, а в Германии – Гитлер.

Возможен ли в России христианский плюрализм?

– Да, конечно, возможен. Я лично убедился, что здесь реально существует религиозная толерантность.

А возможно ли создание в России такой партии, как ХДС–ХСС в Германии?

– Я не знаю. Замечу лишь, что всегда сложно создавать партии искусственно.

Беседовала Татьяна КАРТУЗОВА

Фото Ольги ПУШИНОЙ

P.S. Он так и не попросил политического убежища в России и вновь укатил на синем «велике» в Берлин, в свою несвободную Германию с формальной демократией – рассказывать соотечественникам о путинской демократии и угрозе НАТО.

07r

ОТ РЕДАКЦИИ

Учитывая то обстоятельство, что посетителями нашего интернет-портала, судя по статистике ресурса, в том числе являются граждане Германии, Австрии, Швейцарии и других немецкоязычных стран, мы решили в качестве эксперимента опубликовать протокол беседы Татьяны Картузовой и Кристофа Брумме, которые разговаривали по-немецки, на языке оригинала.

Share this post for your friends:

Friend me: