БЕЛАЯ РУСЬ: BACK IN THE USSR. Часть 4



Поразительно, но на минских улицах не слышна белорусская речь: для подавляющего большинства минчан родным языком является… русский!

«За без малого 1000 (!) лет на некогда славянской земле как следует отметились литовцы, поляки, евреи, немцы, а также татары, осевшие здесь со времён набегов Золотой Орды. Естественно, это наложило свой отпечаток и на язык, и на культуру, и на вероисповедание местного населения…»

Перед вами – завершающая часть цикла «не путевых заметок» Алексея Федченко, навеянных январским путешествием журналиста в Беларусь. Напоследок автор высказывает «крамольную» мысль: традиционно устоявшееся мнение о том, что русские, украинцы и белорусы – три исторически великих братских славянских народа, сильно преувеличено.

ЯЗЫК ДО МИНСКА НЕ ДОВЕДЁТ

В предыдущих частях своего повествования я намеренно (и – не раз!)  приводил белорусские названия тех или иных заведений, а также некоторые фразы и даже имя и отчество экскурсовода. Делал это для того, чтобы наглядно продемонстрировать трудности восприятия белорусского языка, неожиданную для нас обманчивость и непонятность отдельных «славянских» слов, названий и выражений.

Автор статьи с «многонациональным» белорусским Дедом Морозом.

А русскому глазу белорусские названия приметны. Одни только «часопiсы» (журналы то есть) в киосках «Белсаюздрук» («Белсоюзпечати») чего стоят! Однако, на самом деле, надписей на белорусском языке в Минске не так уж и много, если не сказать наоборот – в основном повсеместно используются русские слова и названия. За исключением разве что названий государственных учреждений и объектов культуры, да и то – не везде.

«Часопiсы» и газеты тоже, в основном, оказались на русском языке. Вообще, попавшая нам в руки белорусская пресса выгодно отличалась от того, что нам обычно предлагается читать в России. Содержательная, патриотичная в лучших советских традициях, но без оголтелого «культа личностей», она профессионально пишет о людях труда, об актуальных для страны событиях и тенденциях, информирует, ставит и раскрывает проблемы. И – не занимается «голимым пиаром» и повсеместной пропагандой партии власти, причастной к неведомым народу успехам. И всё это, повторюсь, на добротном, грамотном,  богатом «великом и могучем».

Ещё более поразителен тот факт, что на минских улицах не слышна белорусская речь! Для посещённого нами в начале 2010 года Киева такое пренебрежение родным языком представить трудно: там абсолютно всё называется по-украински, более 50 % населения, особенно – молодёжь, свободно общается на мове. Не говоря уже о том, что в теле- и радио- эфирах звучит много песен на украинском языке, являющимся, между прочим, вторым в мире по мелодичности после английского. И на моё восприятие, украинская речь (по крайней мере, говор, преобладающий в центральной и восточной Украине) гораздо нам понятнее и ближе. А вот для подавляющего большинства минчан родным языком является… русский! Однако, насколько «русские» или «белорусские» они, эти «белые росы»? Тут без исторического экскурса не обойтись.

В датированной серединой XI века самой древней из всех славянских летописей – «Повести временных лет» – Минск (а точнее – тогда ещё Менск, располагавшийся в 15 километрах на запад от современного города у небольшой речки Менки) упоминается как пограничный город Полоцкого княжества (ныне Полоцк – райцентр Витебской области; как всё поменялось!). Символично, что именно это княжество в стремлении к мнимой независимости первым выделилось из состава Киевской Руси.

На мой взгляд (дочитав заметку до конца, вы поймёте, почему), этот момент следует признать отправной точкой, после которой пути братьев-славян серьёзно разошлись на многие столетия. Следующая их встреча произошла уже несколько в ином качестве, когда ни о каком союзе равных уже и речи не могло быть. А тогда в результате множества войн регионального значения, примерно с конца XII века, Полоцким княжеством начинают править литовцы, что в итоге приводит к многовековому господству над территорией нынешней Беларуси Великого княжества Литовского, а затем – и Речи Посполитой со всеми вытекающими отсюда культурными и прочими последствиями.

Даже, несмотря на то, что окончивший Краковский и Падуанский университеты Франциск Скорина в 1519 году (на 47 лет раньше, чем Иван Федоров напечатал свою первую книгу в Московии) издал Псалтырь и Библию на белорусском языке, уже к концу XVII века белорусский язык был вытеснен польским из государственной жизни и литературы. В этой связи буквально издевательски звучат слова великого польского поэта, уроженца Беларуси Адама Мицкевича о том, что белорусский язык – «самый богатый и самый чистый из всех славянских языков». Давно это было!

В конце XVIII столетия совместными усилиями России, Пруссии и Австрии был осуществлён раздел Речи Посполитой. В результате к России отошли белорусские земли с городами Витебск, Минск, Могилёв, Орша, Полоцк и другими. В 1795 году с Россией в едином государстве воссоединились практически все территории современной Беларуси. В 1801 году в соответствии с новым административным делением России на белорусских землях были образованы 4 губернии: Витебская, Гродненская, Минская, Могилёвская. Такое административное деление сохранялось вплоть до 1917 года.

Возрождение белорусского самосознания, белорусской нации пришлось на конец XIX – начало XX века. Это – время расцвета литературы, музыки, театра, изобразительного искусства. Родившийся в 1891 году и проживший всего 25 лет культовый поэт Максим Богданович говорил: «У нас нет белорусской поэзии, есть стихи, написанные на белорусском языке». Считается, что «истинно белорусская поэзия» берёт своё начало с творчества именно этого человека.

Между тем, в результате Первой мировой войны и революционных событий 1917 года начался распад Российской Империи. 25 марта 1918 года в условиях оккупации белорусских земель германскими войсками была провозглашена Белорусская Народная Республика (БНР). По форме это было национальное буржуазно-демократическое государство. Но уже 1 января 1919 года было объявлено об образовании Советской Социалистической Республики Белоруссии (ССРБ) со столицей в Минске.

В феврале этого же года было оформлено создание Литовско-Белорусской ССР (ЛитБел) – тяга определённой части белорусов к Литве по-прежнему была сильна. Однако, уже в июле 1920 года после подписания «Декларации о провозглашении независимости Социалистической Советской Республики Белоруссии», ЛитБел прекратила своё существование. 30 декабря 1922 года вступил в силу Договор о создании СССР. В соответствии с ним Белорусская Советская Социалистическая Республика на одинаковых правах с Российской Советской Социалистической Республикой, Украинской Советской Социалистической Республикой и Закавказской Советской Социалистической Республикой вошла в состав СССР.

Ну, а что было дальше – рождённые в СССР в школе проходили. Напомню главное – самые большие людские потери во Второй мировой войне понесла Белоруссия, в которой погибло около 30 % населения. Оккупация Минска длилась 1100 дней. Огромное количество жертв оказалось в печально известном еврейском гетто.

Вообще в довоенном Минске евреи составляли почти половину населения, а всего евреев в Белоруссии было около 10 %. Евреи живут здесь с 1388 года, когда великий князь Витовт своей грамотой разрешил им селиться и торговать на белорусских землях.

В знак же признания мировым сообществом вклада БССР в разгром гитлеровской Германии она, наряду с СССР и УССР, была принята в состав членов-основателей ООН.

Подытожим. За без малого 1000 (!) лет на некогда славянской земле как следует отметились литовцы, поляки, евреи, немцы, а также татары, осевшие здесь со времён набегов Золотой Орды. Естественно, это наложило свой отпечаток и на язык, и на культуру, и на вероисповедание местного населения…

З КОЛЯДАМИ ИЛИ С РОЖДЕСТВОМ?

Мы с женой уезжали из Минска вечером, 7 января, в православное Рождество. С утра, как и положено православным славянам, поспешили отправиться в храм. И вот тут-то нас ждало подлинное откровение!

Кафедральный собор Сошествия Святого Духа – главный храм белорусского экзархата Русской Православной церкви – расположился в «переоснащённом» островерхом католическом соборе (бывшем здании монастыря бернардинок), в который буквально втиснули православный иконостас. Там же размещена и главная христианская святыня края – чудотворная икона Минской Божией Матери, обретённая в 1500 году.

Православный (!) Кафедральный собор Сошествия Святого Духа.

Перемещаться по храму и ставить свечи было очень трудно. Но не потому, что пришло огромное количество прихожан. Отнюдь нет, белорусы в церковь не спешили. Просто помещение прихода оказалось настолько мало и плохо приспособлено для праздничных богослужений, что и без особого наплыва людей было откровенно тесно.

После торжественного и преисполненного величия рождественского Киева образца 2010 года Рождество в Минске на всенародный праздник походило мало. Об объективных исторических причинах такого положения дел я уже рассказал выше. Но одно дело – подвести логическую базу, а другое – столкнуться с последствиями описываемых причин на практике.

А последствия эти ещё и таковы, что на территории Беларуси почти полностью отсутствуют сколь-нибудь старинные круглокупольные православные соборы. Тем же, что есть – не более 20 лет, а некоторые только ещё строят. В общем, сплошной новодел.

В Минске едва ли не единственная старая православная церковь в центре города – Петропавловская или Жёлтая (по цвету штукатурки её стен), построенная в 1613 году на средства, собранные горожанами соответствующего вероисповедания. Этот храм, в своё время осчастливленный дарами российской императрицы Екатерины, как и кафедральный собор, находится в районе Немиги, названного так в честь ныне скрытой в подземных трубах старинной реки, впадающей в главную водную артерию города – Свислочь. Но и здесь большого количества прихожан мы не обнаружили.

Немига. Дорога к храму на православное Рождество.

Другие храмы располагаются преимущественно на окраинах города и за его пределами. Там же идёт строительство новых. Зато в центральной части города расположены минимум три костела с действующими органами, в них регулярно проводятся богослужения. А из архивных документов известно, что перед революцией в Минске было 7 церквей, 5 костёлов, мечеть и… более сотни (!) синагог и еврейских молитвенных домов.

«ЛАТИНСКИЙ КВАРТАЛ» СТОЛИЦЫ БЕЛОРУССИИ

На протяжении четырёх столетий, до 1933 года (когда был построен Дом правительства) административным, культурным и торговым центром Минска была площадь Свободы. Во времена Российской империи площадь называлась Соборной, ранее, во времена Великого княжества Литовского – Верхним рынком, а прилегающую к ней центральную часть Минска стали называть Верхним городом.

Каким-то чудом при советской власти и во время войны здесь сохранились храмы и монастыри XVII века, жилая застройка XVIII – IXX веков. В частности, уцелели комплекс базилианских монастырей, бернардинский и иезуитский костёлы, здание Гостиного двора, дом масонов... В общем, многие западные и прочие религиозные конфессии спокойно уживались здесь бок о бок многие века, время от времени вытесняя друг друга. К тому же с 1596 года на белорусских землях существовала уния – неслыханный для русского человека союз католической и православной церквей.

Одним из самых красивых старинных зданий Минска по праву считается бывший иезуитский костёл Иисуса, Пресвятой Девы Марии и святой Барбары. Стиль барокко, в котором он построен, изначально был взят на вооружение иезуитами для воздействия на души людей.

Католический Кафедральный собор Пресвятой Девы Марии.

Фасад костёла необычайно пластичен, но не перенасыщен деталями, что характерно для так называемого белорусского барокко: фигурный фронтон заключён между двумя многоярусными башнями. На башнях установлено четыре колокола. Над входом – изображение Марии с младенцем. В костёле бывал и царь Пётр I. После запрещения ордена иезуитов в 1773 году костёл стал приходским. Сейчас это – католический Кафедральный собор Пресвятой Девы Марии.

В Красном костёле.


Католическое Рождество в Минске праздновали с размахом!

А самым главным административным зданием на Рыночной площади была ратуша, которая во времена Великого княжества Литовского была непременным атрибутом каждого белорусского города, имевшего Магдебургское право (то есть – право на самоуправление). Минск получил магдебургское право в 1499 году. Именно тогда над «вольным городом Менском» вознёсся шпиль ратуши, украшенной часами, колоколом и городским гербом с изображением всё той же Девы Марии.

В середине XIX века ратушу снесли по собственноручной резолюции царя Николая I, потому как она «своим существованием напоминала жителям об обычаях минувшего времени, о магдебургском праве», о древних традициях самоуправления. От неё сохранились только фундаменты и подвальные помещения. Однако, в 2002 году ратуша была восстановлена в соответствии с архивными документами и данными археологических раскопок. С чего бы это?

Восстановленная ратуша.

А центральная часть старого Минска заканчивалась у места слияния рек Немиги и Свислочи. Далее начиналось Троицкое предместье, получившее своё название, по-видимому, от костёла Святой Троицы, построенного здесь в XVI веке.

Век назад это было «чрево Минска», где в многочисленных лавках всегда можно было купить свежую рыбу, горячие бобы, сыр, табак. Сегодня от огромного когда-то Троицкого предместья остался всего лишь один квартал, сохранивший застройку XVIII – XIX веков.

Это – первый объект Минска, где была проведена полная регенерация, то есть восстановление всего архитектурно-градостроительного комплекса. По старым фотографиям, архивным документам, данным археологических раскопок воссоздан первоначальный облик квартала, отдельных зданий, интерьеров. Троицкое предместье сегодня – это своеобразный музей под открытым небом. Сейчас в нём 12 жилых домов, но в основном в старых постройках разместились всевозможные магазинчики, музеи, кафе, картинные галереи, литературные гостиные, художественные мастерские.

Вид на сохранившийся квартал Троицкого предместья.

По словам экскурсовода, возрождённое Троицкое предместье для Минска – то же, что Латинский квартал для Парижа. Это место, где в уютных «кавярнях» (кофейнях) собираются студенты и представители минской богемы.

Аккуратные здания в возрождённом Троицком предместье.

Предместье сохранило неповторимый колорит старого города с его двориками, массивными брамами, арками подворотен, коваными лестницами и балкончиками. В общем, минчане продолжают грезить о европейской культуре…

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Принимая во внимание всю приведённую выше информацию и суммируя все впечатления и ощущения от поездки, рискну высказать крамольную мысль: мнение о том, что русские, украинцы и белорусы – исторически три великих братских славянских народа, сильно преувеличено.

Украина – пожалуй, что да, хотя и с известными оговорками – очень близкая к нам, прежде всего, по духу страна. К тому же Киев – «мать городов русских». А вот некогда застрявшая по целому ряду краеугольных жизненно важных вопросов  (да так до конца их и не разрешившая) между более цивилизованной Европой и менее светской Россией Белая Русь – едва ли. В том смысле, что с осознанием собственной национальной идентичности у многих наших белорусских соседей явные проблемы, обусловленные ходом самой истории. И, в подтверждение этих слов, Минск объективно – далеко не Киев с его неоспоримыми общехристианскими святынями, дорогими сердцу каждого православного славянина.

И всё же в целом Минск нам понравился. К тому же отдыхать – не работать. Просто мы ожидали одних впечатлений от Беларуси, были ориентированы на широко известные стереотипы, а на практике столкнулись с несколько другой правдой жизни и иным восприятием действительности чем те, что свойственны непосредственно нам.

И если наше некогда безоговорочное «исконное» славянское братство с нынешними белорусами я рискнул поставить под сомнение, то не приходится отрицать тот факт, что ещё каких-то два десятка лет назад мы вместе входили в общность людей под названием «советский народ». За столь короткий промежуток времени мы не перестали именно в этом контексте быть единым братским народом, сплотившимся вокруг русского языка и традиций советской государственности, пусть сегодня и несколько гипертрофированной в каждой из наших стран на свой лад.

Сегодняшняя Беларусь – многонациональное государство, а русский язык, как водится в таких случаях на постсоветском пространстве – универсальное средство общения. Так что – back in the USSR!

Алексей ФЕДЧЕНКО, до отмены «5-й графы» в паспорте – русский по национальности, с частью украинской крови в жилах, со своей фамилией прекрасно ощущающий себя в Украине и совсем неплохо – в Беларуси.

Фото автора

Минский «навигатор».

При подготовке статьи использовались материалы следующих интернет-ресурсов:

Share this post for your friends:

Friend me: