ГУБЕРНАТОР РАДАЕВ И ЕГО КОМАНДА. Часть 18



Новый состав правительства Саратовской области: Светлана Краснощёкова

«Удел министра Краснощёковой – разговоры про духовность и прочий “культур-мультур”. Достаточно прочитать бодрые реляции о деяниях минкульта на его интернет-сайте, чтобы быстро вникнуть в суть энергичной симуляции бурной деятельности, каковой уже не первый год и занимается областное министерство культуры»

Продолжение. Читать начало.

Министр культуры Саратовской области Светлана КРАСНОЩЁКОВА.

Светлана Владимировна Краснощёкова родилась в Саратове 27 июля 1964 года. О её переводе с должности директора Саратовской областной филармонии им. А.Г. Шнитке (каковую она возглавляла с апреля 2003 года) в министерское кресло стало известно 9 апреля 2012 года. Все необходимые внешние атрибуты, для того чтобы стать министром, у Светланы Владимировны были.

В 1985 году она окончила Саратовское музыкальное училище по специальности «хормейстер академического хора»,  в 1991 году – Саратовскую государственную консерваторию им. Л.В. Собинова (класс профессора Л.А. Лицовой). Свою профессиональную деятельность начала в 1994 году в Саратовской филармонии, и вплоть до последних дней её карьера развивалась именно в этих стенах. А в 2009 году Светлана Владимировна, помимо прочего, окончила Саратовский государственный социально-экономический университет, и в последующие годы, помимо работы собственно в филармонии, профессор Краснощёкова занималась также преподавательской деятельностью на кафедре менеджмента СГСЭУ.

В биографической справке С.В. Краснощёковой, с которой мы можем ознакомиться на официальном сайте правительства Саратовской области, о карьерном пути Светланы Владимировны читаем трогательные строки: «Прошла эффективный профессиональный путь от начальника отдела рекламы и информации до заместителя директора по филармонической работе». Ну, а теперь уж, добавим – и до должности главы областного минкульта.

Конечно же, о годах работы Светланы Краснощёковой в областной филармонии в её биографической справке мы можем прочесть упоминания о том, что она «стояла у истоков», «непосредственно руководила», «проявляла инициативу и личное участие», «неоднократно была награждена» и т.п.

Но вот вопрос: достаточно ли всех этих, внешне вполне убедительных доказательств успешности Светланы Краснощёковой – в качестве филармонического менеджера – для руководства культурным процессом в масштабах уже целой губернии? Вопрос, как говорится, интересный!

Посмотрим на ситуацию с прагматической, приземлённой точки зрения. Человек вполне может быть талантливым директором театра, филармонии или даже консерватории, но министр культуры из него выйдет не ахти какой. И подобного рода примеры – в том числе, на федеральном уровне, видеть уже приходилось.

К тому же, Светлана Краснощёкова – это человек компромисса. Светлана Владимировна – явно не человек уровня, скажем, Юрия Петровича Любимова, который запросто в эфире одного из федеральных телеканалов может прямо в лоб брякнуть тому же Вячеславу Володину кощунственную фразу, типа: а вы, уважаемый, собственно говоря, кто такой, и на каком основании вы меня жизни учите?! Боже упаси! На такой фортель Светлана Краснощёкова может решиться разве что в кошмарном сне.

Удел Светланы Краснощёковой – разговоры про духовность и прочий «культур-мультур». В общем-то, так оно и происходит. Достаточно зайти на интернет-сайт областного министерства культуры и прочитать бодрые реляции о свершениях вверенного под её управление ведомства, чтобы быстро вникнуть в суть энергичной симуляции бурной деятельности, каковой уже не первый год и занимается минкульт.

Мы увидим новостные сообщения о гастролях наших театров и музыкальных коллективов в других регионах и, наоборот, информацию об очередном фестивале или конкурсе, проходящем у нас. Вот только всё это в основной своей массе организовывают, как правило, не чиновники министерства, а подведомственные минкульту учреждения культуры.

Естественно, что в голову закрадывается всё та же крамольная мысль: а вот, по-хорошему, не стоило ли губернатору Радаеву радикальным образом преобразовать этот «рабкрин»? Например, существенно сократить численность чиновников министерства культуры, а само министерство низвести до уровня, скажем, комитета?

Но есть и другая сторона медали. Так сказать, историко-кармическая. Как известно, Саратовская филармония была создана в 1937 году. До 1917 года на этом «намоленном» месте (нынешний адрес – Соборная площадь, 9) располагался театр Очкина, открытый в 1895 году. В 1901 году театр сгорел, но на его месте в 1904-1906 годах было построено новое каменное здание театра. После 1917 года помещение функционировало как театр «советской оперы», но в 1920 году в этом комплексе зданий опять произошёл сильный пожар.

Театр Очкина. Сегодня – это пересечение улиц им. А.Н. Радищева и Соборной площади. Слева – вход в сквер «Липки». На месте двух расположенных справа зданий сегодня располагается угловой 5-этажный жилой дом-«сталинка» с магазинами и офисами на первом этаже. А вот на месте третьего от угла здания как раз и выстроено современное здание Саратовской филармонии. Далее за ним, как и в дореволюционные времена, располагаются здания пожарных служб (фото: http://oldsaratov.ru).

Тот же угол – фото 1960-х годов (фото: http://oldsaratov.ru).

В сохранившейся части театра Очкина (той, которая располагалась ближе к пожарной станции: там и по сей день находится Управление пожарной охраны ГУ МЧС по Саратовской области) некоторое время размещался клуб работников НКВД (именно так сказано в некоторых краеведческих изданиях, в частности – в книге А.В. Паркина «Саратов на рубеже XIX – XX веков. История города на почтовых открытках», Саратов, 2004).

Но в новогоднюю ночь 1947 года это здание также оказалось разрушенным в результате взрыва и последующего пожара, вызванного утечкой бытового газа.

Новое здание, предназначенное для нужд Саратовской филармонии, начали строить ровно 60 лет назад – в 1952 году, и 5 лет спустя оно было введено в эксплуатацию.

21 ноября 2006 года, в канун 50-летия Саратовской филармонии, в её стенах в результате взрыва осветительного прибора (такова, во всяком случае, официальная версия случившегося) произошёл сильнейший пожар. В результате пожара, как пишет «Большая Саратовская Энциклопедия», «были безвозвратно уничтожены сцена и зрительный зал, большая часть кровли, аппаратура, оркестровые инструменты и гордость филармонии – рояли “Bluthner” и “Steinway”».

Пострадавший в результате пожара большой зал Саратовской филармонии (фото – газета «Резонанс»).

Сгоревший в результате пожара филармонический рояль – как символ современного состояния саратовской культуры (фото – газета «Резонанс»).

Прошло более 5 лет. Филармония до сих пор так и не отремонтирована, хотя в своё время именно за такой срок её здание было отстроено практически заново.

Последний пожар в Саратовской филармонии произошёл в то время, когда её директором была Светлана Краснощёкова. А предыдущий директор этого учреждения культуры – Михаил Брызгалов – занимал тот пост, который ныне занимает Светлана Владимировна. То есть – был главой областного минкульта.

Прямо скажем, пугающие совпадения!

Бедная, бедная саратовская культура! Ох-ох…

(Продолжение следует)

Игорь ОСОВИН, Сергей ПОЧЕЧУЕВ

(Опубликовано в газете «Саратов», № 13 (2471) от 16.06.2012 г.)

P.S. И, наконец, последнее. Многие деятели саратовской (да, впрочем, и не только саратовской) культуры очень любят представлять себя в качестве этаких хранителей древних ценностей, своего рода уполномоченных своих гениальных предшественников. Как заведут «духовку» про высшие ценности, так и кажется, что наши великие современники даже в сортир по большой нужде не ходят. Типа, ну такие интеллектуалы, что каждую секунду думают о высоком. А если кто-то и заводит речь о презренном металле, так это воспринимается как личное оскорбление и происки проклятых журналюг.

Светлана Краснощёкова тоже производит впечатление такого вот сверходухотворённого деятеля культуры. Между тем, саратовские СМИ не раз и не два обращали своё пристальное внимание на неприглядные стороны деятельности Светланы Владимировны в бытность её директором Саратовской филармонии. К примеру, газета «Резонанс» (№ 38 от 20.10.2010 г.) в статье Сергея Щукина «Хозяйка погорелой филармонии» замечала: «В 2008 году Счётная палата области обвинила филармонию и ряд других учреждений в нецелевом использовании средств, когда деньги, выделенные по грантам, тратились на выплату премий административно-управленческому персоналу. Тёмные места в биографии имеют многие работники культуры области, Светлана Краснощёкова лишь подтверждает общую тенденцию».

Общая тенденция видится и в том, что именно такие люди, как Светлана Краснощёкова, в результате и оказываются востребованными сегодняшней властью. Результаты такой востребованности, как говорится, у всех на виду…

И.О.

P.P.S. от 3 октября 2012 года

ПОЖАР В СТАРОМ ЗДАНИИ САРАТОВСКОГО ТЕАТРА ЮНОГО ЗРИТЕЛЯ

Дальнейший текст даю без комментариев. Потом что слов просто нет. По сообщениям саратовских информационных агентств ситуация развивалась следующим образом.

Вечером 2 октября 2012 года в 18.35 в дежурную часть полиции поступило сообщение о возгорании в здании ТЮЗа им. Ю.П. Киселёвав Саратове на улице Вольская, 83. По сообщению регионального ГУ МВД, на место происшествия незамедлительно была направлена следственно-оперативная группа Саратовского УМВД.

На месте ЧП работали сотрудники ППС, а также 8 экипажей дорожной полиции, производивших эвакуацию припаркованного транспорта и регулирование дорожного движения на территории, прилегающей к театру.

Полицейские также принимали участие в эвакуации граждан из района пожара и близлежащих домов. В целях обеспечения безопасности прохожих было организовано плотное перекрытие зоны ЧП, что позволило не допустить на территорию посторонних лиц.

«Контроль над территорией осуществлялся специалистами командно-штабного автобуса, оснащенного новейшим оборудованием для мониторинга оперативной обстановки по всей зоне оцепления. Для осуществления указанных мероприятий задействовалось 150 сотрудников полиции, в том числе 30 инспекторов ДПС для организации дорожного движения», – сообщили информационному агентству «Взгляд-инфо» в пресс-службе ведомства.

Представитель регионального МЧС в одном из первых комментариев журналистам, в частности, сообщил: дал журналистам первые комментарии  по поводу инцидента:

– Сигнал на ЕДДС поступил в начале седьмого вечера. Прибывшие на место пожара спецподразделения увидели чёрный дым, выходящий из-под кровли здания 1910 года постройки. Началась эвакуация зрителей, до этого часть из них покинула театр самостоятельно. Одновременно с эвакуацией поданы стволы для тушения пожара. Были эвакуированы около 500 зрителей, примерно 30 актёров и технических работников. Сразу был присвоен наивысший режим пожаротушения. К месту ЧП стянуты все силы пожарной службы города.

На месте тушения находились 20 автоцистерн и 6 единиц специальной техники.

Очевидцы события – женщина с дочкой – рассказали прессе, что смотрели спектакль «Мальчики» и отметили, что паники во время эвакуации не было.

Чуть позднее пресс-служба ГУ МЧС по Саратовской области сообщила, что пожарные эвакуировали из здания ТЮЗа 450 человек, в том числе инвалидов и детей. Благодаря оперативным и слаженным действиям пожарных никто не пострадал. Кроме того, в сообщении пресс-службы было отмечено, что произошло обрушение кровли в зрительный зал.

Площадь пожара, по разным данным, составляет от 500 до 800 квадратных метров.

К утру следующего дня, 3 октября 2012 года, стало известно, что в результате пожара в здании старого ТЮЗаогнём уничтожены практически все помещения. Уцелели лишь фасад и склады, где хранятся декорации. Об этом информагентству «Взгляду-инфо» рассказал сегодня зампред правительства региона Андрей Россошанский по итогам осмотра места ЧП.

На вопрос корреспондента «Взгляд-инфо» о возможности восстановления здания Россошанский ответил:

– Мне кажется, это вопрос общественности. Нужно советоваться всем – и архитектуре, и депутатам. Здесь вопрос коллегиальный. Необходимо вопрос выносить на городские слушания, потому что вопрос серьёзный. Эта трагедия выявила приличное количество недостатков в работе администрации ТЮЗа, в первую очередь, тех, что связаны с противопожарной безопасностью. Мы вместе с Галкиным Олегом Александровичем и директором театра Валерием Райковым обошли по периметру здание. Мы увидели, что было очень много препятствий для подъезда противопожарной техники. В связи с этим долго разворачивались пожарные расчёты. Не смотря на это, МЧС работало оперативно и профессионально – мы все это видели. Но всё-таки невозможность подъезда техники здесь на проспекте Кирова и улице Вольской не позволила начать тушить вовремя и быстро, хотя ребята старались.

Россошанский добавил, что кроме фасада удалось спасти холодные склады, где размещается часть декораций и другого реквизита.

– Но, конечно, основная часть реквизита, зрительный зал – всё сгорело, –  добавил собеседник, пояснив, что огонь уничтожил порядка 70-80% здания.

Руководство театра – директор Валерий Райков и художественный руководитель  Юрий Ошеров – отказались комментировать случившееся.

«Мы сейчас собираем труппу. Не хотим никакого пиара. Поймите: когда трагедия в семье…», – завершил фразу на полуслове Райков.

С утра 3 октября на месте происшествия продолжили свою работы пожарные: они разбирали остатки кровли. Улица Вольская осталась частично закрытой для движения автотранспорта; сотрудники полиции закрыли проход для пешеходов рядом со зданием ТЮЗа.

По данным пресс-службы ГУ МЧС области, на месте оставалось до 5 единиц основной и специальной пожарной техники, 20 человек личного состава. Продолжалась проливка помещений здания.

При тушении пожара здания ТЮЗа имени Киселева важную роль играли секунды. Об этом на прошедшем 3 октября брифинге заместитель начальника ГУ МЧС по Саратовской области (по ГПС) Юрий Дубинин.

По его словам, «пожар был чрезвычайной сложности».

– Такой же сложности был пожар в здании Дома книги некоторое время назад. Если бы мы тогда его не «поймали», то выгорел бы весь квартал от улицы Вольской до улицы Чапаева. Своими силами мы бы с ним не справились. Я считаю, что все работники специальных служб сработали профессионально. Что очень важно: удалось не допустить ни одного пострадавшего, ни среди зрителей, ни среди обслуживающего персонала, ни среди пожарных, –  заявил Дубинин.

В тот же день врио начальника ГУ МЧС Михаил Лихачёв прокомментировал версию поджога театра, которая практически сразу же, как стало известно о пожаре в ТЮЗе, стало распространяться в социальных сетях.

– Мотив поджога непонятен. Всем же ясно, что это здание никто никому не отдаст, – отметил руководитель ведомства.

Он также добавил, что «сейчас ведётся дознание по происшествию. Есть некоторые факты, что дети из числа местных жителей проникали на чердачную территорию. Они подтверждаются. Эта версия рассматривается в числе основных», – подчеркнул врио руководителя ГУ МЧС.

«В 2012 году во время плановой праверки были выявлены нарушения в трюмах и подвалах театра, но не на чердаке», – добавил Лихачёв. Он также сообщил, что пожар заметил осветитель театра.

Российская Федерация должна оказать помощь в восстановлении старого здания ТЮЗа им. Ю.П. Киселёва в Саратове. Об этом заявила прибывшая 3 октября в Саратовскую область с официальным визитом заместитель председателя Совета Федерации Светлана Орлова, которая вместе с журналистами осматрела пострадавшее здание.

Министр культуры Саратовской области Светлана Краснощёкова подчеркнула, что, по предварительным данным, на восстановление театра, включая проектно-сметную документацию, требуется 350 млн. рублей.

На предыдущих девяти фото: злосчастный вечер 2 октября 2012 года: пожар в старом здании Саратовского театра юного зрителя им. Ю.П. Киселёва.

На предыдущих пяти фото - утро 3 октября 2012 года: продолжается ликвидация последствий пожара в старом здании Саратовского театра
юного зрителя им. Ю.П. Киселёва.

На предыдущих двух фото - конференц-зал старого здания Саратовского театра юного зрителя им. Ю.П. Киселёва на 3-ем этаже 3 октября 2012 года:
вид после пожара.

На трёх предыдущих фото: малый зал на 3-ем этаже старого здания Саратовского театра юного зрителя им. Ю.П. Киселёва 3 октября 2012 года: вид после пожара.

Одно из служебных помещений старого здания Саратовского ТЮЗа 3 октября 2012 года: вид после пожара.

Вестибюль перед большим залом старого здания Саратовского ТЮЗа 3 октября 2012 года: вид после пожара.

Заместитель председателя Совета Федерации ФС РФ Светлана Орлова осматривает итоги пожара старого здания Саратовского ТЮЗа;
готовится одеть резиновые сапоги (3 октября 2012 года).

Депутат Государственной Думы ФС РФ Николай Панков и заместитель Председателя правительства Саратовской области по социальной сфере Андрей Россошанский на пепелище старого здания Саратовского ТЮЗа (3 октября 2012 года).

Министр – председатель Комитета по управлению имуществом Саратовской области Олег Галкин и министр информации и печати Саратовской области Роман Чуйченко осматривают пепелище старого здания Саратовского ТЮЗа (3 октября 2012 года).

Заместитель Председателя правительства Саратовской области по социальной сфере Андрей Россошанский, директор Саратовского театра юного зрителя им. Ю.П. Киселёва Валерий Райков и министр – председатель Комитета по управлению имуществом Саратовской области Олег Галкин (3 октября 2012 года).

Министр культуры Саратовской области Светлана Краснощёкова инспектирует пепелище старого здания Саратовского ТЮЗа (3 октября 2012 года).

И в самом деле – проклятье!

Фото пресс-службы ГУ МВД по Саратовской области, Рамиля Бахтеева (информационное агентство «Взгляд-инфо») и интернет-газеты «Четвёртая власть в Саратове».

Игорь ОСОВИН

Share this post for your friends:

Friend me: