КАК ПЕЛЕНАЛИ ОЛИГАРХА. Часть 4



Первые полгода своей жизни Роман Абрамович прожил по адресу: г. Саратов, ул. Советская, дом 31, кв. 2

«Если чем и памятен Саратов Роману Абрамовичу, так это роддомом, где он родился. Но если его мать – Ирина – по старой памяти приезжала к саратовским медикам делать ещё и аборт, который, закончился для неё летальным исходом, то родной город Абрамовича всегда останется для него скорбным местом, связанным со смертью матери»

Окончание. Читать начало.

Как уже говорилось ранее, выход в Лондоне первой биографии Романа Абрамовича вызвал достаточно большой интерес в России. Публикация журнала «Коммерсантъ – Власть» (№44 от 8.11.2004 г.; статья «Повесть о настоящем олигархе»), предлагала заинтересованной публике достаточно пространные цитаты из биографии владельца футбольного клуба «Челси» «Абрамович. Миллиардер из ниоткуда» («Abramovich. The Billionaire from nowhere»), вышедшей в Лондоне в начале октября 2004 года в издательстве «HarperCollins» и написанной английскими авторами Домиником Миджли (Dominic Midgley) и Крисом Хатчинсом (Chris Hutchins).

Но даже сопоставление отдельных фактов, изложенных в этой книге в том виде, как их процитировал журнал «Коммерсантъ – Власть» с расследованием саратовского журналиста Сергея Сквознякова всё равно оставляло, как минимум, два не вполне понятных момента из истории пребывания Романа Абрамовича в Саратове в первые месяцы своей жизни. Почему Роман Абрамович столь холодно относился и продолжает относиться к городу, в котором он родился 24 октября 1966 года и, наконец, что же могло послужить причиной преждевременной смерти его матери?

Роман Абрамович и его сын Аркадий (родился в 1993 г.), фото – «Forbes».

Попыткой ответа на эти вопросы как раз и была опубликованная в газете «Саратов» статья Сергея Гавердовского «Саратовские корни Абрамовича», с финальной частью которой, с незначительными сокращениями, мы и предлагаем ознакомиться нашим читателям.

САРАТОВСКИЕ КОРНИ АБРАМОВИЧА

«[…] Тут-то как раз мы и подходим к самому, пожалуй, деликатному моменту личной жизни семьи Абрамовичей. С одной стороны, несколько аморально ворошить чужое бельё, чьё бы оно ни было. С другой стороны, прояснив причины этой семейной трагедии, мы лучше сможем понять психологическую конституцию человека, оказывающего огромное влияние на современную Россию, так или иначе влияющего на ход её истории. Поэтому, как мне видится, очень важно в этом вопросе не перешагнуть ту еле различимую грань, за которой заканчивается допустимая для исследователя версификация событий прошлого и начинается банальная мистификация.

Итак, допустим, что Ирина после рождения сына всё же осталась в Саратове, где вновь забеременела. Разумно допустить, что беременность наступила после того, когда жену с ребёнком навестил в Саратове Аркадий. В таком случае Аркадий Абрамович, будучи галахическим евреем, узнав, что семью ожидает пополнение, скорее всего, запретил бы своей жене делать аборт: искусственное прерывание беременности противоречит еврейским традициям. Даже если допустить, что Ирина была русской, а Аркадий – не столь богобоязненным евреем, навряд ли Абрамовичи испытывали столь большое стеснение в средствах, что не могли себе позволить ещё одного ребёнка: ведь глава семейства, судя по всему, неплохо зарабатывал, а супруге, скорее всего, помогала саратовская родня.

Следовательно, аборт был вызван либо медицинской необходимостью, либо Ирина просто не поставила мужа в известность о своей беременности и принятом решении сделать аборт. В последнем случае сам собой напрашивается вывод, что отцом так и не появившегося на свет ребёнка мог быть вовсе не Аркадий Абрамович. Не это ли обстоятельство стало причиной трагической развязки, началом всей семейной драмы Абрамовичей, наложившей свой печальный след на всю последующую жизнь Романа Аркадьевича? И не потому ли грустный олигарх попытался стереть в своей памяти Саратов – город, с которым связано столь много печального в его судьбе, – несмотря на то, что он в Саратове родился?

Разумеется, все эти драматические события не смогли отложиться в памяти ребёнка, которому, напомню, было год от роду, когда он остался сиротой. По всей видимости, о том, что произошло в его семье, повзрослевшему Роману позже мог рассказать его дядя – Лейб Абрамович, заменивший мальчику отца.

«В семье Роман не был единственным ребёнком, – излагает «Коммерсантъ – Власть», пересказывая книгу английских журналистов, – вместе с ним росли две родные дочери Лейба. Но положение Романа, единственного наследника мужского пола, было особенным. Поначалу они жили в однокомнатной квартире, потом, не без некоторого нарушения закона (они прописали у себя дедушку Романа) получили трёхкомнатную. Лейб Абрамович был начальником снабжения (как и брат Аркадий. – С. Г.) предприятия “Ухталес” (бывшего подразделения ЛесЛАГа в хозяйственной империи НКВД. – С. Г.), поэтому жизнь у Романа по советским меркам была обеспеченная. У него первого появился западный магнитофон, прекрасная одежда, в доме всегда было много продуктов. Благополучие семьи вызывало зависть, и квартиру несколько раз грабили».

Дальнейший пересказ истории взросления будущего олигарха несколько выходит за рамки заявленной темы, тем более что в полной мере это не позволяют сделать более чем лаконичные отрывки из книги, выдержки из которой в вольном переводе публикует журнал. Тем более что сама публикация грешит массой явных противоречий, которые, на мой взгляд, всё же следует относить на счёт зарубежных авторов первой биографии российского олигарха. Так, например, с одной стороны журналисты заявляют, что: «Некоторое время Роман сопротивлялся соблазну поменять учёбу в ухтинском институте (где учился на нефтяника. – С. Г.) на возможность разбогатеть. Но в итоге всё-таки открыл кооператив “Уют” и начал продавать куклы», а с другой стороны утверждают, что на момент знакомства с Березовским «Абрамович […] предоставлял свой опыт в такой технически сложной отрасли, как нефтедобыча: он уже был опытным нефтяником». Каким образом Роман Абрамович набрался опыта в нефтепромысловом деле, занимаясь шитьём и продажей мягких игрушек – лисичек и зайчиков, из публикации не понятно.

Ясно одно, и на этом хотелось бы закончить, что с точки зрения психоанализа З. Фрейда наш герой представляет из себя более чем благодарную тему для будущих исследователей: драма его семьи таит в себе не только объяснения личных переживаний Абрамовича, но и даёт ответы на многие другие вопросы, проливающие свет на тёмные моменты биографии олигарха № 1. Но главное – история его семьи даёт ключ к пониманию того, кем на самом деле является Роман Абрамович, чьи миллиарды он преумножает и почему магнат пользуется таким большим доверием в Кремле.

Впрочем, это тема для отдельного разговора, который требует специальных знаний в области истории отечественных спецслужб и кремлёвской закулисы. Тема, раскрытие которой поможет понять скрытые механизмы большой власти и больших денег, вращающих колесо истории на постсоветском пространстве.

К тому же следует запастись ненадолго терпением и дождаться выхода этой книги на русском языке, в чём почти не приходится сомневаться. Тогда, быть может, вдумчивое и неспешное прочтение этого занятного опуса западных журналистов позволит подобраться к новой, не заметной с первого взгляда, но очень значимой фактуре, анализ которой поможет получить ответы на многие вопросы […].

[Совершенно очевидно одно]: уж если чем и памятен наш город Роману Аркадьевичу, так это роддомом, где Абрамович родился. Но если его мать – Ирина – по старой памяти приезжала к саратовским медикам делать ещё и аборт, который, как теперь известно, закончился для неё летальным исходом, то родной город Абрамовича всегда останется для него скорбным местом, связанным со смертью матери».

Сергей ГАВЕРДОВСКИЙ

(Статья «Саратовские корни Абрамовича. Драма семьи Романа Абрамовича – ключ к разгадке главной тайны олигарха» впервые опубликована в газете «Саратов», № 82 (2412) от 03.12.2004 г.)

P.S.

В печатных и электронных СМИ без особого труда можно найти массу публикаций, посвящённых биографии Романа Абрамовича, бывшего некогда «олигархом № 1» современной России. К примеру, в статье Олега Ролдугина, опубликованной в еженедельнике «Собеседник» 5 марта 2003 года, излагается совершенно иная версия гибели родителей Романа Аркадьевича: «Соседи по московской квартире Абрамовича, где тот провел своё детство и юность, в беседе со мной припомнили совсем другое: 

– Абрам, дядя Романа по отцу, рассказал тогда по секрету, что родители мальчика погибли, когда перевернулся трактор, на котором они ехали. Погибли оба сразу. Но дядя просил Роме ничего не говорить, чтобы не травмировать детскую психику…».

Надо отметить: в биографии Романа Абрамовича столь много расхождений, что это даёт заинтересованным исследователям выдвигать массу вариантов и версий того, что и как происходило в жизни Романа Аркадьевича на очередном её этапе. История гибели его родителей, как мы видим, является убедительной иллюстрацией этого соображения.

Роман Абрамович и его родственники в Ухте.

Share this post for your friends:

Friend me: