«СВОЛОЧИ» ЕМЕЛЬЯНА ПУГАЧЁВА. Часть 9



Ещё один прижизненный портрет Емельяна Пугачёва, сделанный во время его этапирования в Москву.Зачем армия Пугачёва двинулась вниз по Волге и загадки первых допросов Емельяна Ивановича

«Против движения на Дон протестовали и бывшие в армии Пугачёва башкиры. Что заставило его столь резко изменить планы? Ответ только один: Ставка Пугачёва получила известие о заключении мира между Россией и Турцией; ни Франция, ни Турция уже не были заинтересованы в продолжении боевых действий на “втором”, “пугачёвском”, фронте»

Окончание. Читать начало.

Кстати, насчёт пугачёвских «уверений». Известно, что в своих указах и манифестах, обращённых к населению, Пугачёв обещал массу милостей, отмену податей и налогов и прочие вечные вольности. Но тогда совершенно непонятно, как, при таком подходе, он собирался строить новое государство под своим началом? Если, конечно, не принимать во внимание версию, что истинные цели перед ним были поставлены совершенно иные: причинение России как можно большего ущерба в экономическом и человеческом плане.

ЗАГАДКИ ПУГАЧЁВСКОГО БУНТА

Направление движения армии Пугачёва после взятия Казани – ещё одна историческая загадка. Пленённые соратники Пугачёва вспоминали, что в его планах после захвата Оренбурга было взятие Казани, а оттуда – поход на Москву и Петербург. Известно, что 17 июля 1774 года, через несколько дней после взятия Казани, войско Пугачёва резко повернуло на юг и по правобережью Волги двинулось на Дон. Зачем? Летом 1774 года особых помех для похода Пугачёва на Москву не было: путь был, фактически, свободен от правительственных войск. А сама Москва была охвачена паническими настроениями.

Михаил Никитич Волконский (09.10.1713 – 08.12.1788)

Михаил Никитич Волконский (09.10.1713 – 08.12.1788), московский губернатор в 1771-1780 годах, портрет неизвестного автора, сделан в 1780-е годы.

Губернатор Москвы М.Н. Волконский, опасаясь восстания, в августе 1774 года учредил строгий надзор за каждым из четырнадцати районов города, распределив их между 8 сенаторами. По его приказу войска «на всякий внезапный случай» держались в состоянии полной боевой готовности. А вся площадь вокруг дома Волконского была уставлена пушками, так как не было сомнений в том, что в случае восстания «первое устремление черни будет на дом главнокомандующего».

Путь на Москву, кроме того, пролегал бы по густонаселённым территориям, жители которых готовы были оказать Пугачёву всяческую поддержку. Но Пугачёв почему-то двинулся в сторону менее населённых районов волжского Правобережья, планируя из района Царицына выйти к Дону. Его отступление в низовья Волги и в самом деле выглядело необъяснимо. Этот вопрос и по сей день не даёт покоя историкам.

… 23 августа 1774 года, в 70 верстах от Царицына в битве у Сальниковой ватаги армия Пугачёва потерпела сокрушительное, последнее своё поражение. Среди пленённых пугачёвцев был один из его писарей по фамилии Дубровский. Во время допроса в Царицыне он был настолько сильно избит, что, отправленный в Москву, по дороге скончался в Саратове. Так вот, на допросе, говоря о дальнейших планах Пугачёва, писарь Дубровский показывал: «Намерения у него, Пугачёва, были: разбив города Царицын и Чёрной Яр, поворотить на Дон и склонить всё Донское казачье войско, а с Дону идти на Москву…».

Но осуществлению этих планов, помимо прочих обстоятельств, помешали правительственные войска, пришедшие из Крыма на Дон раньше, чем войско Пугачёва. В августе Дон уже не мог сделаться ареной крестьянской войны прежде всего потому, что к тому времени правительство сконцентрировало как внутри, так и на границах области войска Донского большое количество регулярных войск. Кроме того, на Дону было чрезвычайно сильно влияние центральной власти, завершившей к тому моменту процесс подчинения казаков ведению Военной коллегии.

Районы, охваченные пугачёвским восстанием и направления движения войск.

Районы, охваченные пугачёвским восстанием и направления движения войск.

Посмотрим внимательно на карту движения пугачёвских войск. После Казани армия Емельяна Ивановича, как мы видим, двинулась на запад, взяв небольшой уездный городок Курмыш (ныне – село в Нижегородской области). Пугачёв явно направлялся на Москву!

Хотя в битве под Казанью его армию сильно потрепали правительственные войска, Пугачёв всё равно продолжал двигаться к Москве, рассчитывая, как уже бывало не раз, пополнить своё войско по пути его движения. Но вдруг 17 июля Пугачёв резко разворачивается, и начинает движение на юг, в сторону Алатыря.

Карта движения армии Пугачёва вниз по Волге в 1774 году.

Резкий разворот армии Пугачёва на юг и её движение к Царицыну.

Против движения на Дон протестовали и бывшие в армии Пугачёва башкиры (прекрасные наездники, составлявшие основу его конницы) – они не хотели сильно удаляться от мест своего проживания. И всё равно Пугачёв начал движение на юг. Что заставило его столь резко изменить планы?

Ответ может быть только один. Не позднее 17 июля Ставка Пугачёва получила известие о заключении мира между Россией и Турцией. Следовательно, ни Франция, ни Турция уже не были заинтересованы в продолжении боевых действий на «втором», «пугачёвском», фронте.

В июле-августе 1774 год армия Пугачёва прошла огромное расстояние: от Курмыша до окрестностей Царицына, куда она прибыла 22 августа. За 37 дней, включая остановки, было преодолено более 1 100 километров. Ежедневно пугачёвцы преодолевали в среднем по 30-50 километров.

Это не было очередным этапом «крестьянской войны», это не было отступлением. Это было самое настоящее бегство.

В приложении к «Истории Пугачёва» Пушкин сообщает интересный факт, проливающий свет на то, каким образом во время бегства в Турцию, в финальную часть «восстания», Пугачёв вербовал в свою армию новых людей, обеспечивая лояльность местного населения. Емельян Иванович с помощью прокламаций обещал народу, помимо «вечной воли», также жалование по 100 рублей в месяц (бешеные по тем временам деньги!).

Бежали ли Пугачёв на Дон? Вовсе нет. Снова посмотрим на карту. С Волги к берегам Дона быстрее всего дойти по кратчайшему расстоянию, двигаясь на запад от Царицына. Но что делает Пугачёв? Царицын отказался сдаться на милость победителя. Попытка взятия города потерпела неудачу, и тогда Пугачёв пошёл дальше. Но не на запад, а на юг, в сторону Каспийского моря.

Не дойдя 42 километров до Чёрного Яра, пугачёвская армия останавливается у Солениковой ватаги, небольшого рыбопромыслового посёлка царицынского купца В. Соленикова. План Пугачёва и его соратников, скорее всего, был таков: берегом Каспийского моря (либо – через калмыцкие степи) достичь территорий Османской империи и скрыться там. И – всё. Никакого набора казаков на Дону и дальнейшего похода на Москву не планировалось.

Генерал от кавалерии Иван Иванович Михельсон.

Генерал от кавалерии Иван Иванович Михельсон (22.04.1740 – 05.08.1807) – эстляндский немец, лютеранин, масон.

Но у Солениковой ватаги правительственная армия под руководством генерала от кавалерии И.И. Михельсона настигла пугачёвцев и отрезала им путь на юг. Михельсон, судя по всему, имел сведения о направлении движения Пугачёва. А эти данные он мог получить лишь от ближайшего окружения Емельяна Ивановича.

РАЗГРОМ

Бой у Солениковой ватаги тоже был очень странным. Армия Пугачёва насчитывала порядка 10 000 человек и 24 орудия. Армия Михельсона – чуть менее 5 000 человек и 25 орудий. И, тем не менее, Михельсон начисто разбил пугачёвское войско, которое потеряло более 2 000 человек убитыми, порядка 6 000 человек были взяты в плен. Неожиданная атака правительственных войск утром 24 августа (5 сентября по новому стилю) была подкреплена предательством среди пугачёвских соратников.

Пугачёв планировал дать бой у глубокого оврага, который тянулся от Волги в степь почти на 10 километров. Овраг должен был стать естественной преградой правительственным войскам. Но начальник артиллерии пугачёвского войска Фёдор Чумаков почему-то распорядился расположить пушки перед оврагом. И это неудивительно. Яицкие казаки Фёдор Чумаков и Иван Творогов возглавляли заговор против Емельяна Пугачёва, который 8 сентября 1774 года был обезоружен и связан на берегу реки Малый Узень. В ночь с 14 на 15 сентября заговорщики доставили Пугачёва в Яицкий городок и сдали властям. 16 сентября в Яицкий городок прибыл генерал А.В. Суворов, который четыре часа с глазу на глаз допрашивал Пугачёва. О чём была эта беседа, так и осталось неизвестным.

Не менее интересна судьба ещё одного сподвижника Емельяна Ивановича – Салавата Юлаева. Он был задержан много позднее – 24 ноября 1774 года в Башкирии. Приговор ему был вынесен только 15 июля 1775 года, но, что удивительно, казнён Юлаев не был. Официальная версия истории это объясняет тем, что власти, дескать, боялись казнить Юлаева, опасаясь негативной реакции местного населения. Но других-то башкир казнили, не боялись. Странно, правда?

Юлаев был сослан на каторгу. Эта каторга располагалась в крепости Рогервик на берегу Финского залива (ныне – город Палдиски на северо-западе Эстонии; в городе, кстати, есть улица Салавата Юлаева, действует музей башкирского национального героя, установлен бронзовый бюст). Салават Юлаев скончался в Рогервике 26 сентября 1800 года.

Макет крепости Рогервик, в которой содержались Салават Юлаев и ряд других соратников Емельяна Пугачёва.

Макет крепости Рогервик, в которой содержались Салават Юлаев и ряд других соратников Емельяна Пугачёва.

Бюст Салавата Юлаева в городе Палдиски.

Бюст Салавата Юлаева в городе Палдиски.

Один из залов музея Салавата Юлаева в Палдиски.

Один из залов музея Салавата Юлаева в Палдиски.

Согласно официальной исторической версии, Салават Юлаев был едва ли не вторым человеком в восстании Емельяна Пугачёва. Почему же власти с ним обошлись так мягко? Обозреватель газеты «Культура» Нильс Иогансен, статью которого я уже не раз цитировал, предлагает такое объяснение: «Салават Юлаев не являлся бунтовщиком. Просто поставлял Пугачёву отряды наёмников. За что и поплатился». Возможно. Но не исключено, что Юлаев пошёл на сделку со следствием, сообщив екатерининским чиновникам массу интересных деталей о том, кем и как финансировалась пугачёвская военная диверсия. Поэтому ему и была сохранена жизнь. Впрочем, это всего лишь моё предположение.

ПРЕДАЮТ ТОЛЬКО СВОИ

Генерал-майор Павел Сергеевич Потёмкин.

Генерал-майор Павел Сергеевич Потёмкин (27.06.1743 – 29.03.1796), троюродный брат знаменитого Григория Потёмкина-Таврического.

… Вечером 1 октября 1774 года Пугачёва привезли в Симбирск, где уже находился П.С. Потёмкин, указом Екатерины II от 11 июня 1774 года назначенный начальником Казанской и Оренбургской секретных комиссий по расследованию и наказанию участников пугачёвского бунта. Пугачёва Потёмкин начал допрашивать 3 октября, а 6 октября допросы были окончены. Об этих допросах в своих «Записках о пугачёвском бунте» (впервые опубликованы в журнале «Русская старина», 1870 г., т. II, № 10) вспоминал Павел Сергеевич Рунич – он был членом секретной комиссии и сопровождал Пугачёва до Москвы.

Поначалу Пугачёв твёрдо и дерзко отвечал на вопросы Потёмкина, после чего тот решил подвергнуть Пугачёва пытке. Четверо гренадёров раздели Пугачёва донага. В судейскую вошёл палач, который со всего размаха нанёс Пугачёву удар по спине смоченным в воде кнутом. Тот закричал: «Помилуйте! Всю истину скажу и открою!». Он и в самом деле стал давать показания.

Когда Пугачёв дошёл в своём рассказе до того момента, как ему пришла в голову мысль выдать себя за покойного императора Петра III, произошло странное. Потёмкин велел Пугачёву замолчать и выслал из комнаты Рунича, гренадёров и палача. После чего Потёмкин более часа оставался с Пугачёвым наедине, продолжая допрос с глазу на глаз. Дальше произошло ещё более странное событие.

Павел Степанович Рунич, портрет 1817 года кисти Николая Аргунова.

Павел Степанович Рунич (25.06.1750 – 24.02.1825), портрет 1817 года кисти Николая Аргунова, полотно находится в собрании Государственного Русского музея.

Павел Рунич вспоминал: «Почитаю обязанностью здесь заметить, что Пугачёв, с самого того времени, как оставался у генерал-майора Потёмкина на последних допросах, всё то время, что содержался в Симбирске под присмотром, в крайнем находился унынии и задумчивости, не говорил почти ни с кем ни слова».

Что же произошло? Ответ может быть такой: Павел Сергеевич Потёмкин, безусловно, владел информацией, которую и тогда, и сегодня относят к категории государственной тайны. И он, выслушав Пугачёва, популярно объяснил Емельяну Ивановичу кто, зачем и с какой целью вовлёк его в эту опаснейшую авантюру. Пугачёву было, от чего впасть в задумчивость и уныние.

Он понял, что его ближайшие соратники, яицкие казачки, вступили в сговор не только с властями, но и выполнили спецмиссию зарубежных «спонсоров» восстания. Пугачёва обязательно нужно было сдать на руки властям живым. Чиновники Екатерины II должны были потратить массу времени на допросы Пугачёва, отправку его в Москву и т.п. В то время как зарубежные сообщники Пугачёва по руководству диверсионной войной (француз Франсуа де Тотт, да неважно, кто именно) убегали всё дальше от берегов Волги на юго-запад, в османские земли. Словом, им нужно было замести следы, нужен был козёл отпущения. Эта роль и была уготована Емельяну Ивановичу Пугачёву.

Быть может, именно осознание своей неприглядной роли во всей этой истории и вынудило Пугачёва при огромном стечении народа холодным январским днём 1775 года на Болотной площади в Москве произнести странные предсмертные слова: «Прости, народ православный; отпусти, в чём я согрубил пред тобою… Прости, народ православный!».

… Через двести с лишним лет Болотная площадь опять стала местом массового скопления людей. Я имею в виду, конечно же, протестные акции «креативного класса» начала 2012 года, которые, как известно, завершились весьма печально для некоторых из участников этих выступлений. Молодые парни и девушки провели многие месяцы в следственных изоляторах, а кто-то из них получил вполне конкретные тюремные сроки. Вот ведь, какая ухмылка истории! В СИЗО и по тюрьмам отправились рядовые исполнители. А непосредственные зачинщики этих событий – те, кто звал народ на «болотные протесты», кто яростно выступал с трибун, обличая прогнивший режим (люди с весьма непрозрачным прошлым и настоящим), – эти люди, фактически, остались в стороне. Действительно, история учит тому, что она ничему не учит!

Быть может, во время заключения Емельяну Пугачёву припомнилась ещё одна странная история, приключившаяся с ним, когда его войско подошло к Петровску. 3 августа 1774 года отряд донских казаков в количестве 60 человек был командирован из Саратова в окрестности Петровска, чтобы разведать ситуацию. Подойдя к Петровску, казаки увидели наступавшее войско Пугачёва. Возглавлявший отряд казаков есаул Фомин приказал отступать в виду превосходящих сил противника. Но донские казаки остались стоять на месте.

Когда к ним подъехал Пугачёв, все 60 человек мигом встали на колени перед «царём Петром Фёдоровичем». Вечером того же дня Пугачёв пригласил к себе на ужин четверых старших по званию казаков – квартирмейстера Малохова, сотника Мелехова, хорунжих Попова и Колобродова. Вечером 5 августа войско Пугачёва остановилось на пути из Петровска в Саратов. Донские казаки были приведены к присяге.

История эта хорошо изложена у Александра Пушкина в приложениях к «Истории Пугачёва» (показания казаков В.И. Малохова и И.Г. Мелехова): «На дороге ночевали и казаки вечером приведены были к присяге […]. Пугачёв призвал его к себе, и подал ему сам франкфуртскую медаль говоря: “Жалуют тебя бог и государь” – и Мелехов его мерзкую руку принужден был поцаловать. За ним вслед позван был хорунжий Колобродов и ему дана также медаль, серебряная позолочёная – но какая, он не разглядел. Полковник Афанасий Петров нам их на шеи и надел, при чём они подчиваны вином. Присяга была над образом писанном в медных складнях. Атаман Овчинников и секретарь собрав казаков прочли указ и привели их к присяге. После чего Овчинников произнес: “Слушайте: его величество жалует вас жалованием: казаков по 12, а старшин по 20 руб.”, – которое и выдано медными деньгами».

Историк Михаил Жижка (с. 172) к этой истории добавил интересный факт: хорунжий Колобродов впоследствии был пожалован Пугачёвым в полковники. Видимо, было, за что. Но вот что интересно! Все эти многочисленные привилегии, звания, медали, щедрая зарплата, бесплатное вино, в конечном итоге, не спасли Пугачёва. Для зарубежных «спонсоров» Емельян Пугачёв стал лишь пешкой, и, в конечном итоге, расходным материалом в их многоходовой политической партии. Ближайшее окружение Емельяна Ивановича, все эти бравые казаки, смотрели на него как рыба – на корм, и при наступлении подходящего момента предали и продали своего вождя.

Кардинал Ришелье, большой знаток политической кухни, однажды верно заметил: «Предательство – это всего лишь вопрос времени». К истории Емельяна Пугачёва и его «сволочей» эта мысль имеет самое непосредственное отношение…

Игорь ОСОВИН

Ещё один прижизненный портрет Емельяна Пугачёва, сделанный во время его этапирования в Москву.

Ещё один прижизненный портрет Емельяна Пугачёва, сделанный во время его этапирования в Москву. Так как же, на самом-то деле, выглядел тот, кого мы знаем как Емельяна Ивановича Пугачёва?

ИСТОЧНИКИ

Книжные публикации

  • Жижка М.В. Емельян Пугачёв. – 2-е изд. – М.: Учпедгиз, 1950.
  • Пушкин А.С. Собр. соч. в 10 т. Том 7. – М.: Гослитиздат, 1962.

Газетно-журнальные и интернет-публикации

  • Пугачёв Е.И.; краткая биографическая справка: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пугачёв,_Емельян_Иванович;
  • Пушкин А.С. История. Часть вторая. Приложения: http://mreadz.net/new/index.php?id=57117&pages=86;
  • Юлаев, Салават; краткая биографическая справка: http://ru.wikipedia.org/wiki/Салават_Юлаев

Фото-источники

  • Палдиски; фото города и музея Салавата Юлаева: http://www.paldiski.ee/public/6.JPG; http://milind.livejournal.com/71476.html; http://www.bashinform.ru/news/427498/;
  • Потёмкин, П.С.; краткая историческая справка и прижизненный портрет: http://ru.wikipedia.org/wiki/Потёмкин,_Павел_Сергеевич;
  • Рунич П.С.; краткая биографическая справка и прижизненный портрет: http://ru.wikipedia.org/wiki/Рунич,_Павел_Степанович;
  • Рунич П.С.; прижизненный портрет: http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Nikolai_Argunov_19.jpeg

Share this post for your friends:

Friend me: