СХВАТКА ЗА АНТАРКТИДУ. Часть 12



01Удивительные разработки Виктора Шаубергера в области самоорганизующихся потоков и антигравитации: от дня вчерашнего – к сегодняшнему

«Когда Виктор Шаубергер закончил свой рассказ, Адольф Гитлер попросил Макса Планка, молчавшего всё это время, высказать своё мнение о теориях единства с природой Шаубергера. Ответ Планка был очень примечательным и откровенным: “Наука не имеет ничего общего с природой”».

Продолжение. Читать начало.

Говоря о необычных, явно опередивших своё время технологических разработках учёных и инженеров III рейха, нельзя обойти вниманием один странный, но весьма показательный момент. Пожалуй, без особого преувеличения можно сказать следующее: подавляющее большинство обывателей в России (да, возможно, и не только в России) имеют об этих разработках самое что ни на есть смутное представление. Хотя речь идёт об информации, которую легко можно найти в открытых и доступных источниках. Это и публикации в печатных и электронных СМИ, это и книги, и многочисленные документальные фильмы, которые регулярно демонстрируют по российским телеканалам, и которые можно найти, к примеру, в том же RuTube.

Нередко приходится сталкиваться и с мнением так называемых скептиков, для которых разработки III Рейха в области необычных летательных аппаратов – тех же пресловутых «летающих тарелок» – синоним бреда сивой кобылы, неукротимой и ничем не подтверждённой веры в «зелёных человечков», и пр. Энергично выражая свой скепсис, подобного рода «реалисты» в глазах людей, хотя бы мало-мальски владеющих темой, выглядят откровенными профанами, а уж если говорить без обиняков – просто олухами.

Поэтому есть смысл более подробно остановиться на нескольких наиболее оригинальных разработках, которые велись в III Рейхе. И главная тема в этой сфере – это, конечно же, летательные аппараты и двигатели к ним совершенно иного принципа действия.

02

НАЦИСТСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ И ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ РАЗРАБОТКИ УЧЁНЫХ ГЕРМАНИИ

Известно, что во времена III Рейха в Германии в силу господства нацистской идеологии из научной среды был, фактически, выброшен весь пласт так называемой «еврейской» физики, в которую, естественно, входила и теория относительности. При таком подходе одним из немногих направлений в физике, которое с полным основанием можно было бы считать «истинно арийской» наукой, осталась квантовая механика: именно на неё нацистские учёные набросились с усиленным рвением.

Автор книги «Чёрное солнце Третьего рейха» Джозеф Фаррелл, физик по образованию, об экспериментах в этой области физики пишет следующее: «Отрицание теории относительности означало в определённой степени возвращение к дорелятивистскому постулату о светопроводящем эфире, через его версию об энергии нулевой точки и вакуумном потоке, основанную на квантовой механике. Следовательно, немецкие учёные не имели возможность развивать релятивистскую науку, однако они были вольны исследовать загадочные свойства этого нового “квантового эфира”.

И действительно, имея фундамент в виде различных эзотерических и оккультных доктрин (таких, как понятие энергии “штопора”, а также хорошо известных экспериментов, посвящённых энергии “жизненных сил”, поставленных в восемнадцатом веке) и поддержку господствующей государственной идеологии, немецкие учёные занялись экспериментальным исследованием его свойств, насколько это позволяли имевшиеся у них в распоряжении технологии».

03

В своей книге Фаррелл подробно описывает теоретические разработки немецкого доктора-инженера Отто Кристофа Гильгенберга (Ottо Christoph Hilgenberg, 1896-1976), который ещё в 1930-х годах опубликовал две крайне любопытные работы, посвящённые теории гравитации на стыке математики и теоретической физики; позднее его последователи (в частности, Карл Фридрих Крафт) продолжили эти теоретические разработки. По сути, все эти научные исследования, описывающие мир «нелинейной физики», кардинально идут вразрез с общепринятыми постулатами физики, в том числе – теорией относительности.

К изобретению летательных аппаратов совершенно иного принципа действия эти теории имели самое непосредственное отношение. Ренато Веско и Дэвид Хэтчер Чайлдресс в книге «Рукотворные НЛО в период с 1944-по 1994 год: 50 лет замалчивания» отмечают, что в нацистской Германии эксперименты с летательными аппаратами, имевшими форму диска, начались с преобразования всей несущей поверхности таких аппаратов во входное сопло реактивной турбины. С точки зрения Веско, первые германские «летающие тарелки», по сути, были весьма стандартными в сегодняшнем понимании реактивными самолётами, но весьма необычной конструкции – как для того времени, так и для наших дней.

Проблема заключалась в том, чтобы как можно сильнее снизить эффект «граничного слоя» такого самолёта. «Граничный слой» – весьма тонкий слой воздуха (толщиной всего в несколько молекул), который как бы прилипает к несущей поверхности летательного аппарата. Это приводит к снижению его эффективности: чем большую скорость развивает самолёт, тем сильнее, в зависимости от конфигурации крыла самолёта, может увеличиваться «граничный слой» и воздушные завихрения за ним. Что, в свою очередь приводит к увеличению аэродинамического сопротивления.

«Следовательно, – пишет Веско, – даже для дилетанта в вопросах аэронавтики очевидно, что главная задача заключается в переносе точки перехода на движущемся теле как можно дальше назад, чтобы максимально уменьшить расход энергии, необходимой для движения тела в воздухе. Особенно это верно для полётов с высокой скоростью, поскольку необходимая энергия возрастает пропорционально кубу скорости».

Таким образом, замечает Веско, германские учёные и конструкторы пришли к выводу о том, что нет необходимости работать над преобразованием обычных летательных аппаратов в самолёты с контролируемым «граничным слоем». Необходимо было реализовать противоположный подход: объединить два механизма в единое целое, подавая в турбину воздух из отверстий в крыльях, вместо того чтобы использовать обычные направленные воздухозаборники.

04

Одним из тех, кто успешно смог решить эту задачу, был австрийский изобретатель Виктор Шаубергер (Viktor Schauberger, 1885-1958). В конце 1930-х годов он начал разрабатывать аппарат, для которого после некоторой доработки собирался использовать радикально новый вид воздушного двигателя. Этот аппарат не «проталкивал» себе путь через атмосферу, а как бы втягивался в неё.

В ходе сбора материала для своей книги «Охота за точкой “zero”», которая впервые вышла в Великобритании в 2001 году, английский журналист Ник Кук встречался с внуком Виктора Шаубергера – Йоргом. Встреча произошла недалеко от австрийского Бад-Ишля (небольшой город, расположенный примерно в 40 километрах восточнее Зальцбурга) в институте «PKS», который принадлежит семье Шаубергеров. В его стенах периодически проводятся семинары и лекции, посвящённые научным принципам, которые разрабатывали Виктор Шаубергер и его сын, математик по специальности, Вальтер.

Внук Шаубергера – Йорг – дал возможность Куку ознакомиться с перепиской и дневниками своего знаменитого деда. Из этих документов стал понятен принцип действия летательного аппарата Шаубергера. Аппарат действовал на базе спиралеобразной турбины, расположенной в такой же искривлённой опорной плите. Пространство между турбиной и опорной плитой имело форму завитка, наподобие изогнутого рога антилопы. Быстро вращающаяся турбина распространяла воздух по всей поверхности под действием центробежной силы.

05

Воронкообразное движение воздуха, создаваемое формой пространства между плитами, приводило к его быстрому охлаждению и «сгущению», вызывая значительное уменьшение объёма и создавая вакуум с необычайно высоким давлением, который втягивал в турбину ещё больше воздуха. Для машины требовался маленький стартер, но, раскрутив турбину до скорости вращения 15 000 - 20 000 оборотов в минуту, мотор отключался, и аппарат двигался сам по себе. Если этот аппарат присоединить к коробке передач, то он сможет генерировать электричество, а если отключить его, он может самостоятельно набирать высоту. Впрочем, этот аппарат был не единственным изобретением Шаубергера.

«Из дневников Шаубергера, – пишет в своей книге Ник Кук, – становится ясно, что это были за машины. Одна из них была предназначена для очищения воды.

Другая была способна генерировать электрические разряды большой мощности.

Третья предназначалась для “биосинтеза” водородного топлива из воды.

Четвёртая “естественным” образом производила тепло или холод.

Пятая, которую окрестили “летающей тарелкой”, представляла собой необычный двигатель, привлекший внимание Хейнкеля в 1941 году».

Причём, последняя машина, судя по всему, работала на принципе антигравитации. Но, тогда получается, задавался вопросом Ник Кук, что Виктор Шаубергер совершил самый настоящий научный прорыв: неужели ему это, и в самом деле, удалось? Если полагаться на документы, с которыми английский журналист ознакомился у внука Шаубергера – Йорга, ответ напрашивался весьма недвусмысленный.

Но кем же был Виктор Шаубергер?

ИНЖЕНЕР ОТ ПРИРОДЫ

О Викторе Шаубергере в Интернете можно найти множество весьма любопытных материалов. Однако несложно заметить, что Шаубергера чаще всего рассматривают в двух, так сказать, ипостасях. Первый взгляд на Шаубергера заключается в том, что он был талантливым изобретателем летательных аппаратов принципиально нового типа – тех самых «летающих тарелок». Второй взгляд заключается в том, что Шаубергера воспринимают в большей степени как гениального изобретателя, который черпал вдохновение и технические решения, наблюдая за тем, как устроена живая природа. На самом деле, справедливыми являются обе точки зрения.

В семье Шаубергеров было девять детей. Виктор Шаубергер родился в 1885 году в небольшом австрийском городке Плёкенштен. Его дядя был последним императорским егерем в Бад-Ишле во времена императора Австро-венгерской империи – Франца Иосифа I (Franz Josef, 1830-1916, империю возглавлял с 1848 года). Отец Виктора работал главным лесничим, как и его дед, прадед и даже прапрадед. Отец Виктора хотел отправить сына в университет, чтобы он изучал там лесоводство. Но Виктор отказался, полагая, что преподаватели лишь исказят его непредубеждённое естественное видение природы, как это случилось с его братом, и поэтому пошёл учиться в обычное лесное училище.

06

Более 15 лет назад в Великобритании вышла в свет книга Кэллума Коутса (Callum Coats) «Живая энергия. Удивительные разработки Виктора Шаубергера в области использования естественной энергии природы» («Living Energies: Victor Shauberger`s Brilliant Works with Natural Energy Explained»). С тех пор эта работа выдержала не одно переиздание в разных странах, но на русском языке, насколько мне известно, она почему-то до сих пор не издана. С фрагментами этой книги, где рассказывается о теоретических выкладках «австрийского Циолковского» и его жизни, можно ознакомиться в статье Елены Кульченко.

Не имея «классического» образования, Шаубергер в силу этого обстоятельства не владел традиционным научным глоссарием и предметно-понятийным аппаратом, что создавало дополнительные сложности в понимании его разработок и теорий со стороны учёных. Не говоря уже о том, что его теории высмеивались и встречали сильнейшее сопротивление как со стороны многих учёных-«коллег», так и со стороны крупного бизнеса, который, в случае реализации разработок Шаубергера на практике, мог потерять колоссальные деньги в результате неизбежного банкротства «естественных монополий». Собственно говоря, взгляды Виктора Шаубергера и сегодня для многих выглядят, мягко говоря, фантастичными.

Некоторые современные учёные, изучающие научное наследие Виктора Шаубергера – к примеру, такие, как Ларс Йохансон (Lars Johansson), Курт Халлберг (Curt Hallberg) и Мортен Oвзен (Morten Ovesen), – определяют его теорию термином «самоорганизующийся поток». Чтобы помочь понять революционность идей Шаубергера в области использования энергии воды, приведу лишь несколько весьма поучительных примеров.

Шаубергер знал, что вода всегда стремится к восстановлению своего равновесия: река или ручей могут сами привести в порядок своё русло, если только позволить им течь естественным путем. Шаубергер был уверен, что человеческое вмешательство должно заключаться не в выпрямлении русла той или иной реки, а в том, чтобы помочь реке вновь естественно бурлить: «Водотоком никогда не управляют от его берегов, но всегда – изнутри, от текущей среды».

В 1929-ом и 1939-ом годах он подавал заявки на патенты по контролю за горными ручьями и регулированием рек, согласно которым, с помощью установки тормозящих элементов в соответствующих местах, ось потока реки направлялась в середину: тогда течение не размывало дно или не осаждало песок. Шаубергер разработал также метод смешивания поверхностных тёплых вод с холодными грунтовыми водами, чтобы сравнять в данный момент температуру воды и воздуха. Он знал, что температура воды оказывает влияние на поведение течения реки.

Трагическим примером умирания реки уже в 1920-1930-х годах являлся Рейн. Когда-то это был могучий поток с кристально чистой водой. Чистой настолько, что можно было видеть дно реки. Ночью поверхность Рейна вспыхивала золотом световых разрядов, возникавших от трения сталкивающихся каменных голышей на дне реки: отсюда и возникла старая легенда о «золоте Рейна», согласно которой гномы изготавливают в своих кузнях на его дне удивительные украшения.

Когда швейцарское управление высокогорными лесами начало вырубать лес в верхнем течении Рейна, это нарушило экологический баланс, река стала заиливаться. Для увеличения скорости течения, чтобы река сама очищала свой водоток, начали выпрямлять русло Рейна. Это привело к тому, что речной ил переместился вниз по течению. Пришлось уже там выравнивать русло. Наконец, вся река была выпрямлена и, как следствие, началось её полное заиливание. Причиной всего явилась вырубка леса: не стало мощного эффекта охлаждения (из-за испарения в кронах деревьев тепло вытягивается из корневой системы, и лес, таким образом, охлаждает грунтовые воды и почву).

07

Так как на выпрямленных берегах отсутствовал лес, температура воды поднялась. Осадки не могли теперь впитываться почвой и беспрепятственно текли в Рейн, затапливая обширные области. Это вынудило возводить стены береговых укреплений ещё выше, затрачивая на эти мероприятия колоссальные денежные средства.

После крупного наводнения в 1935 году Виктор Шаубергер предложил немецким властям провести санирование Рейна собственными силами: «Углубить русло Рейна на 4-6 метров – это лишь вопрос техники. Всё решается регулированием температуры воды и стоит лишь долю от того, что обычно расходуется на корректировку направления русла рек».

Отложения и заиливание есть признаки того, что проточные воды находятся в стадии умирания. Признаки эти исчезнут, если дать реке новую жизнь, придав ей соответствующий импульс. Этой цели Виктор Шаубергер хотел достичь с помощью так называемого «энергетического тела» – простого элемента регулирования, имеющего соответствующую форму. Он и должен был придать воде необходимое движение. В этом случае река смогла бы очиститься сама.

В том, что этот простой метод работает, Шаубергер ранее имел возможность убедиться на собственном опыте: «Когда я встроил такое энергетическое тело у себя дома в Стейерлингский ручей, в течение одной ночи эта небольшая река промылась настолько, что сотни кубометров песка и наносов попали в так называемый пескоулавливатель, а уровень ручья за одну ночь опустился до необходимой отметки». Впоследствии, в 1989 году, этот метод Шаубергера был испытан в институте г. Кальмара (Швеция) и подтверждён в лабораторных условиях.

Шаубергер в своём предложении описал властям механизм того, как внутренняя масса воды в середине реки при её регулировании потечёт быстрее. Это естественным образом приведёт к тому, что речной поток унесёт большие наносы (ламинарное движение), в то время как бурлящая вода по краям центрального потока автоматически раздробит и разотрёт более мелкие наносы (турбулентное движение), пока они не осядут по берегам в виде минерального песка. Это, в свою очередь, приведёт к тому, что у реки будут плодородные берега, на которых позже появится всё богатство растительного мира.

Однако от предложений Шаубергера отмахнулись. Аналогичный горький опыт он получил тремя годами ранее. В 1932 году Шаубергер написал подробную статью о том, что нужно предпринять для того, чтобы простым способом вновь сделать Дунай прекрасной рекой, какой он был когда-то. Его статья была принята в официальный бюллетень международной комиссии по Дунаю, которая рассматривала предложения от всех сопредельных по Дунаю государств. Когда власти с ужасом узнали, что статья Шаубергера опубликована в таком солидном издании, они отозвали весь тираж, уничтожили его и в октябре 1932 года, затратив дополнительно более 100 тысяч шиллингов, отпечатали новое издание бюллетеня, где статьи Шаубергера уже не было!

Но, пожалуй, самым значимым достижением Виктора Шаубергера было открытие… силы безвзрывного разрушения, положенной им в основу работы двигателей принципиально нового типа. Это, без сомнения, его самое революционное открытие, поскольку современная техника в этом направлении дошла, фактически, до абсурда. Шаубергер полагал, что надо делать ставку не на давление и температуру (принцип, на котором работают все двигатели внутреннего сгорания), а на силу засасывания, на силу безвзрывного разрушения. Такая биотехника не создает отходов или отработанных газов, а производит энергию «по тарифу, почти равному нулю».

То, что его техника функционирует, Шаубергер доказал на своих «всасывающих» и «форелевых» турбинах для гидроэлектростанций, коэффициент полезного действия которых был намного выше, чем у обычных турбин. Технологический университет западногерманского Штутгарта с участием самого Виктора Шаубергера провёл в 1952 году опыты, которые однозначно доказали, что правильно завихряемая вода в состоянии компенсировать силу трения. Текст доклада о результатах этих опытов, подготовленный Францем Попелем (Franz Popel), был опубликован в том же году под названием «Предварительный доклад об экспериментах с использованием спиралевидных труб различных форм» («Wendelrorhen mit verschniedener Wandform. Internal report», Institute of Health Technology, Technical University, Stuttgart, 1952). Позднее, в 1981 году, эти данные были подтверждены рядом опытов в Королевском техническом институте Стокгольма.

«МЁРТВАЯ» ВОДА В КАЧЕСТВЕ ПИТЬЕВОЙ

Шаубергер был также против столь привычной сегодня подачи грунтовой воды на поверхность с помощью насосов. С его точки зрения, грунтовая вода «не созрела», чтобы использовать её в качестве питьевой: только вода, которая сама выходит на поверхность, то есть вода из открытого источника, является достаточно «созревшей», ибо она прошла весь цикл развития. Кроме того, Виктор Шаубергер весьма отрицательно относился к системе централизованного водоснабжения с помощью труб в том виде, в котором подобного рода системы уже работали в начале ХХ века и благополучно дожили до наших дней.

Шаубергер считал, что круглые водопроводные трубы, по которым подаётся вода системами централизованного водоснабжения, препятствуют тому, чтобы водяной поток в них мог завихряться. Это приводит к тому, что централизованно подаваемая вода становится безвкусной и безжизненной. Кроме того, тяжёлые составные части, находящиеся в воде (такие, к примеру, как известь) не могут уноситься внутренним потоком: они выносятся наружу, осаждаются и забивают трубы, потому что и здесь применяется принцип «центробежного взрыва» вместо безвзрывного принципа центростремительной силы.

08

К тому же, трубы изготавливаются чаще всего из искусственных материалов (пластик, бетон, алюминий, железо или чугун), что крайне отрицательно отражается на энергетических характеристиках качества воды. Виктор Шаубергер требовал для сохранения «крови земли» использовать только природные материалы: дерево или натуральный камень. Но как же заставить воду бурлить, завихриться, с тем чтобы находящиеся в ней тяжёлые частицы попали внутрь потока и очистились, оживились сами? Шаубергер предложил следующее решение: он установил дугообразный направляющий контррельс из благородного металла в круглой трубе (труба с двойной спиралью), и вода стала завихряться.

Примечательно, что теоретические и практические разработки Виктора Шаубергера были хорошо известны и людям древнейших времён. В начале ХХ века в ходе археологических раскопок на острове Крит англичанин Артур Эванс (Arthur Evans) обнаружил и восстановил дворец в Кноссосе. Кноссос сегодня считается самым древним поселением на острове Крит (причём, есть мнение, что он был едва ли не первым городом в Европе, местом зарождения знаменитой Минойской цивилизации, названной так по имени царя Миноса).

09

Старейшая часть поселения, как считают археологи, была построена примерно 4 000 лет назад. Весьма интересно в Кноссосе была решена проблема обеспечения его жителей пресной водой. От источника, который располагался на другой стороне долины, питьевая вода подавалась в город посредством системы керамических (терракотовых) труб оригинальной формы.

Все трубы имели коническую форму (суживались на одном конце). Вода впрыскивалась из суженного конца трубы в следующую трубу, диаметр входного отверстия которой был несколько больше. Тем самым, в следующей трубе образовывалось пониженное давление (так называемый эффект пневмозагрузочного сопла), которое импульсивно всасывало воду вперед и проталкивало её вверх на гору. С учётом того, что потери на трение были очень невелики, вода по этой водопроводной системе поднималась из долины к вершине горы, на которой стоял дворец, без использования каких-либо насосных устройств!

10

Кроме того, благодаря коническому сужению водопроводных труб вода могла завихряться, что предотвращало образование отложений на внутренних стенках водопроводных труб. А в каналах для сточных вод, спускавшихся с гор, жителями Крита использовались тормозные элементы для завихрения воды, известные современным людям по разработкам Виктора Шаубергера. В Кноссосе существовали специальные бассейны для очистки сточных вод, ибо древние люди полагали, что вода должна быть возвращена природе в том же состоянии, в каком она была на время «позаимствована».

Известно, что во многом аналогичными водопроводными и очистными системами пользовались древние инки в Америке, которые строили квадратные крытые каменные каналы, где она могла завихряться в прохладной темноте. Да и древнеегипетские гидростроители тоже могли поднимать воду без насоса на высокие горные вершины.

ВИКТОР ШАУБЕРГЕР, АДОЛЬФ ГИТЛЕР И МАКС ПЛАНК

Люди, интересующиеся теориями Виктора Шаубергера, прекрасно знают своего рода «каноническую» историю, которая описывает, с чего начался профессиональный взлёт этого «нетрадиционного физика». История эта в общих чертах выглядит следующим образом.

Однажды Виктор Шаубергер наблюдал за поведением форели в чистом и быстром горном ручье. В стремительном потоке рыба оставалась неподвижной, затрачивая для этого минимум усилий. Размышляя над этим хорошо известным, но совершенно необъяснимым, с точки зрения науки, фактом, Шаубергер пришёл к выводу, что форель, чтобы оставаться неподвижной, должна была бы затрачивать для этого колоссальные усилия, чего на самом деле не происходило. Странным оставалось и другое явление: как форели удавалось выпрыгивать из воды на несколько десятков сантиметров (!) с минимальными затратами энергии для того, чтобы вновь погрузиться в ручей выше по его течению?

Джозеф Фаррелл о размышлениях Виктора Шаубергера в своей книге «Чёрное солнце Третьего рейха» пишет следующее: «В конце концов, ему удалось установить, что рыба каким-то образом использует крайние температуры, чтобы добиваться неподвижности, или, напротив, резко выпрыгивать из воды против стремительного течения. Сжимаясь при охлаждении, молекулы отдают энергию в виде тепла. Но Шаубергер добавил ещё один фактор, приведший его в царство нетрадиционной вихревой физики, которой занимались Гильгенберг, Герлах, Крафт и другие немецкие учёные: когда подобное сжатие происходит естественно, в живой природе, оно неизменно достигается спиралевидным движением, направленным к центру вихревого потока, – это движение он назвал “имплозией”.

Шаубергер предположил, что, если сознательно вынудить материю совершить такое движение, сознательно сжать её спиралевидным вихревым движением, материя, возможно, достигнет такого состояния, когда элементарные частицы в атомах перестанут быть “склеенными” и, освобождаясь, перейдут в какую-то новую форму энергии».

11

По мнению американского исследователя Генри Стивенса (Henry Stevens), автора книги «Летающие тарелки Гитлера: необычные летательные аппараты Германии Второй мировой войны» («Hitler`s Flying Saucers: A Guide to German Flying Discs of the Second World War»), которая вышла в свет в США в 2003 году, суть теории Виктора Шаубергера заключается в том, что он в качестве объяснения причины возникающего «эффекта форели» предположил наличие особой формы холодной плазмы, которая образуется в ходе такого вихревого движения. Свои теоретические построения Шаубергер дополнил исследованием всевозможных естественных спиралей, хорошо известных математикам, которые описывали их с использованием принципа «золотого сечения», а также числовых последовательностей Фибоначчи.

«В корявых, путаных терминах, – замечает Джозеф Фаррелл, – Шаубергер рассуждал о холодной плазме и холодном ядерном делении, концепциях, значительно опередивших современную ему физику, как традиционную, так и какую бы то ни было ещё. Эти рассуждения привели Шаубергера – как и других современных ему учёных, сторонников традиционной квантовой механики, – к заключению о том, что энергия является относительно свободной и безграничной, если только знать, как к ней подключиться».

Некоторые современные исследователи, изучающие научное наследие Виктора Шаубергера (как, например, уже упоминавшиеся Ларс Йохансон, Курт Халлберг и Мортен Oвзен), полагают, что терминологические проблемы, возникающие при интерпретации языка и определений, использовавшихся Виктором Шаубергером, кроются в том, что он был в большей степени философом, нежели учёным в традиционном понимании этого слова.

Виктор Шаубергер не просто защищал природу, но и предлагал практические варианты того, как ей можно помочь, исходя из собственного длительного опыта наблюдения за природными процессами в естественных, так сказать, условиях. Причём, материальное вознаграждение своего труда его волновало в самую последнюю очередь. Виктора Шаубергера, таким образом, с полным основанием можно назвать первым экологом современности – в самом благородном понимании этого слова.

Отличие Шаубергера от многих его «коллег» из мира так называемой «большой науки» заключалось в том, что его в большей степени интересовало, как работает система в целом, а не то, как функционируют её отдельные составляющие. Он полагал, что существуют определённые закономерности, которые являются общими для самых разных динамических систем (при том, что эти общие закономерности в каждой из подобных систем могут проявляться по-разному). Что, кстати говоря, является одним из основных направлений ставшей популярной в последние десятилетия XX века так называемой «теории хаоса».

Не удивительно, что теории Виктора Шаубергера привлекли внимание другого, ставшего известным к тому времени, австрийца – Адольфа Гитлера. Шаубергера вызвали в Берлин на личную аудиенцию к рейхсканцлеру Германии. Гитлер придавал этой встрече большое значение. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что как только Шаубергер принял приглашение, дипломатический паспорт ему был доставлен в течение того же дня. Встреча, которая состоялась в 1934 году, описывается в книге Кэллума Коутса «Живая энергия» следующим образом: «Гитлер, тепло приветствовав Шаубергера как соотечественника, сказал, что внимательно ознакомился со всеми его работами, которые произвели на него большое впечатление.

12

На беседу было отведено тридцать минут. В качестве научного советника на ней присутствовал профессор Макс Планк – это было незадолго до того, как его грубо сместили с поста личного советника фюрера (Max Karl Ernst Ludwig Planck, 1858-1947, выдающийся немецкий физик, как основатель квантовой теории, предопределил основное направление развития физики с начала XX века, лауреат Нобелевской премии 1918 года – Consp.). Однако обмен мнениями продолжался полтора часа, в течение которых Шаубергер объяснил разрушительное влияние современной технологии и неизбежные последствия этого. Этому он противопоставил процесс естественного движения и температуры, жизненно важные соотношения между растениями, водой и плодородием почвы, всё то, что, как ему казалось, он полностью постиг и научился использовать в целях создания прочного и живого общества.

Когда Шаубергер закончил свой рассказ, Гитлер попросил Макса Планка, молчавшего всё это время, высказать своё мнение о теориях единства с природой Шаубергера. Ответ Планка был очень примечательным и откровенным: “Наука не имеет ничего общего с природой”».

ВИКТОР ШАУБЕРГЕР И «ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ»

Считается, что только в 1943 году началась официально оформленная работа Виктора Шаубергера на СС по созданию «летающих тарелок». Хотя не без должных оснований можно полагать, что его работа в рамках научных программ III Рейха началась раньше. Известно, что уже в 1939 году Шаубергер создал устройство, которое могло служить генератором энергии, или электростанцией, для самолётов и подводных лодок.

Автор книги «Охота за точкой “zero”» Ник Кук пишет, что «в своём обращении в Управление по выдаче патентов в 1940 году Шаубергер среди основных характеристик своей машины выделил многоступенчатую “центробежную силу с концентрически расположенными герметическими кабинами”. Вскоре после этого он написал своему брату, что изобрёл бесшумный самолёт».

Учитывая то, сколь передовыми были его разработки, нет сомнений в том, что работа Шаубергера – уже в 1940-х годах – проводилась в рамках «мозгового центра» Ганса Каммлера.

Как известно, первая по-настоящему культовая книга, посвящённая секретным высокотехнологическим разработкам III Рейха в области создания новых типов вооружений, была впервые издана в ФРГ в 1956 году. Называлась она так: «Немецкое секретное оружие Второй мировой войны» («Die deutschen Waffen und Geheimwaffen des Zweiten Weltkriegs»). Её автор – Рудольф Лузар (Rudolf Lusar) – во время войны работал в звании майора в патентном бюро Германии и имел, таким образом, доступ к оригинальной технической документации.

Лузар писал, что первые проекты по созданию летательных аппаратов в виде диска системно начались в Германии в 1941 году и, в основном, были сконцентрированы в научно-производственных центрах, расположенных в Праге и её окрестностях, а также в Бреслау (ныне – польский город Вроцлав). Хотя, на самом деле, как теперь несложно понять, научные разработки в этом направлении начались ещё в 1930-х годах.

Свой первый двигатель, работающий на совершенно иных принципах действия – «Repulsin-A» – Виктор Шаубергер создал в 1940 году. Ник Кук, внимательно изучавший дневники Виктора Шаубергера, замечает, что «к февралю 1941 года Виктор заключил контракт с фирмой “Кёртль” в Вене и писал, что его модель, которую он строил за свой счёт, имела двойное предназначение: “производство свободной энергии” и подтверждение теорий “левитационного полёта”».

13

Из переписки Шаубергера Куку стало понятно, что основные работы в этом направлении начались в марте 1941 года. В том же месяце Шаубергер записал в своих дневниках, что к его технологиям проявил интерес профессор Эрнст Хейнкель (Ernst (Heinrich) Heinkel, 1888-1958) – создатель первого в мире самолёта с реактивным двигателем. Интерес этот проявился весьма оригинальным образом.

Ник Кук пишет, что Хейнкель незаконным образом получил доступ к заявлению, поданному Шаубергером в Управление по выдаче патентов, и без ведома австрийского изобретателя начал использовать его идеи в своём проекте, который, по мнению некоторых людей, изучавших архив Шаубергера, был не чем иным, как истребителем «He-280» с реактивным двигателем, совершившим первый полёт 30 марта 1941 года.

Хейнкель добился от Управления по выдаче патентов, чтобы технология Шаубергера была сведена лишь к системе очистки воды, с тем чтобы самому иметь возможность свободно использовать инновации учёного в своих авиационных проектах. Когда Управление предложило Шаубергеру выдать патент на условиях Хейнкеля, австриец отказался.

14

В мае 1941 году с Шаубергером официально связались сотрудники гестапо и сообщили ему, что никто не будет препятствовать его работе, но в будущем он должен производить её в тайне. Но ещё до этого – судя по всему, в апреле или в мае 1941 года – произошёл неприятный эпизод: когда в компании «Кёртль» заканчивались работы по строительству летательного аппарата Шаубергера, его помощник произвёл несанкционированный испытательный полёт в тот момент, когда сам изобретатель на заводе отсутствовал. Во время этого испытания аппарат развил столь мощную левитационную силу, что резко рванулся вверх и разбился о крышу ангара.

В письмах того периода Шаубергер упоминает, что работа в компании «Кёртль» (как предполагает Ник Кук, связанная с ремонтом разбившегося аппарата) идёт «так медленно, словно кто-то нарочно пытается её затормозить». Тогда же Шаубергер пишет, что к нему пришло осознание горького факта: Хейнкель украл его идеи. При этом Шаубергер признался, что его «осведомителем» по телодвижениям Хейнкеля был сотрудник «тайной полиции»: этими словами Шаубергер всегда обозначал СС.

Вскоре после встречи с сотрудниками гестапо (которые, как полагает Ник Кук, вполне могли оказаться и офицерами СС, работавшими под прикрытием) Виктор Шаубергер пишет своему сыну Вальтеру, что он находится в небольшом городке Габлонец, и что его работа «держится в секрете». Сегодня это – чешский город Яблонец-над-Ниссоу, находящийся примерно в 70 километрах северо-восточнее Праги, практически, на стыке современных границ ФРГ, Польши и Чехии.

Летом 1941 года в письме к своему сыну Шаубергер написал, что договорился с одной фабрикой в Судетах, которая будет заниматься секретными исследованиями. Скорее всего, речь шла о фабрике, расположенной именно в Габлонце, который располагался как раз между двумя основными центрами, в которых были начаты работы по созданию «летающий тарелок» III Рейха – Прагой и Бреслау (Вроцлавом).

В начале 1942 года Шаубергер прибыл на завод «Мессершмитт», расположенный в баварском городе Аугсбург, где продолжил работы по доведению «Репульсина» до готовности. Понятно, почему это произошло: из переписки Шаубергера, как указывает Ник Кук, стало ясно, что работы в компании «Кёртль» прекратились, потому что там так и не смогли отремонтировать повреждённую машину.

Создание летательного аппарата на мощностях завода «Мессершмитт» также закончилось печально. Из дневниковых записей и писем Шаубергера стало известно, что вскоре после запуска собранного образца, как только была достигнута максимальная скорость вращения турбины двигателя, произошло… «расплавление». Возможно, это произошло из-за нестандартных методов отливки либо из-за использования низкокачественных сплавов при создании турбины. Шаубергеру по вполне понятным причинам начинает казаться, будто кто-то отдал приказ о полном прекращении работ по созданию летательного аппарата его конструкции.

У Шаубергера, и в самом деле, имелись основания так думать. Вскоре после того, как был разрушен второй аппарат, собранный на заводе «Мессершмитт» в Аугсбурге, компания «Эрнст Кубижнак», расположенная в Вене, получила личную директиву Адольфа Гитлера отремонтировать устройство Шаубергера, но… Но, как и в случае с компанией «Кёртль», дело так и не сдвинулось с мёртвой точки.

15

Почти на год работы были приостановлены. А в апреле 1944 года Виктор Шаубергер получил военную повестку от СС. В июне того же года он направился в Бреслау. Формально – для того, чтобы присоединиться к танковой дивизии СС. Но за месяц до прибытия в Бреслау Шаубергер получил приказ набрать из концлагеря Маутхаузен (он был расположен в 1938-1945 годах около одноимённого города на севере Австрии, рядом с городом Линц) учёных для воплощения в жизнь всех пяти (!) его проектов. В дневниковых записях Виктора Шаубергера Ник Кук нашёл этому подтверждение: Шаубергеру тогда казалось, будто руководство СС хотело, чтобы он прекратил «дурачиться с моделями и начал серьёзную работу».

Предположения Виктора Шаубергера были небеспочвенны. К июню 1944 года СС очень сильно проникло в германскую секретную промышленность, вытесняя оттуда ставленников Люфтваффе и вермахта. А вскоре – 6 августа 1944 года – рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер был назначен (с сохранением прежних должностей) на пост имперского министра вооружений и боеприпасов. После чего в руках ближайшего соратника Гиммлера – Ганса Каммлера – оказалось сосредоточено руководство всей операцией «V-2»: от программы по созданию реактивных ракет «Фау» до ведения наступательных операций против Великобритании.

Судя по всему, речь шла о скорейшем доведении до стадии работающих моделей всех имевшихся на тот момент технологических разработок с последующей эвакуацией людей, технологий и самих технических новинок за пределы Германии. В 10-й части «Схватки за Антарктиду» я уже говорил о том, что не позднее весны 1944 года в Германии начал реализовываться «Генеральный план – 1945». Причём, многие исследователи полагают, что эвакуационный план курировался, в том числе, и Мартином Борманом.

Всю вторую половину 1944 года Шаубергер лихорадочно проводил секретные работы по созданию чертежей и рабочих моделей. Конструкторские бюро Шаубергер разместил в технической инженерной школе СС в Вене, в квартале Розенхугель. Первый комплект чертежей был подготовлен в августе и переправлен из инженерной школы на производственные объекты.

В этот период Шаубергер работал, как уже было сказано, в нескольких направлениях. К примеру, разрабатывал более мощный карбюратор для армейских грузовиков «Опель-Блиц», работал над чертежами неких устройств, работающих на воде. Разрабатывал миниатюрную малошумную подводную лодку для диверсионных целей (так называемая «биоподлодка»): она называлась «Форель», и при её движении вокруг корпуса должно было создаваться вихревое течение для снижения сопротивления воды. В тот же период лаборатории Виктора Шаубергера подключают к программе по созданию летающего диска Рудольфа Шривера. Параллельно Шаубергер продолжал работы по созданию собственного летательного аппарата «Репульсин».

16

28 февраля 1945 года, спасаясь от бомбёжек, Виктор Шаубергер и его команда учёных переехала в небольшую деревеньку Леонштайн, расположенную в Верхней Австрии. Таким образом, Шаубергер попал в зону американской оккупации. Из его дневниковых записей, как пишет Ник Кук, становится ясно, что 5 апреля 1945 года началась последняя проверка «Репульсина». Месяц спустя аппарат был окончательно готов. Испытания диска Шаубергер был намерен провести 6 мая, но в тот день обнаружил, что ответственные за операцию офицеры СС исчезли. Команда Шаубергера прекратила все работы 8 мая 1945 года – за несколько часов до капитуляции немецких войск. Согласно официальной версии, «Репульсин» Виктора Шаубергера так и не поднялся в воздух.

Правда, в англоязычной части Интернета можно найти сведения о том, что «Репульсин» Шаубергера всё-таки прошёл лётные испытания. Однако, никаких ссылок на источники информации они, как правило, не содержат. Так вот, согласно этим Интернет-публикациям, испытания «Репульсина» состоялись 19 февраля 1945 года в районе Праги. За три минуты аппарат развил скорость до 2 200 километров в час и поднялся на высоту 15 тысяч метров! Испытания улучшенной модели были назначены на 6 мая, однако незадолго до подписания Германией капитуляции генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель (он, как известно, был одним из тех, кто подписал Акт о капитуляции) приказал уничтожить все аппараты и их прототипы.

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ЛЕТАТЕЛЬНЫЕ АППАРАТЫ III РЕЙХА

Такой финал также вполне укладывается в официальную, общепринятую историю создания в III Рейхе летательных аппаратов нового типа. Но так ли всё обстояло, на самом деле? Есть немало оснований предполагать, что эти разработки имели весьма успешное завершение. В качестве доказательства такого предположения приведу несколько цитат из книги Александра Арефьева «НЛО и мафия», которая была выложена в Рунете в 2005 году.

Арефьев, в частности, цитирует заметку, которая в своё время была опубликована в российской газете «НЛО: наблюдения, легенды, открытия» (№ 36-37 за 1995 год). В этом материале содержится свидетельство, которое принадлежит бывшему узнику лагеря КП-А4, располагавшегося в годы Второй мировой войны неподалеку от Пенемюнде, В.П. Константинову (в момент, когда у него взяли интервью, тот проживал в колонии русских эмигрантов в Уругвае). По его словам, из-за нехватки персонала военный руководитель полигона генерал Вальтер Дорнбергер стал привлекать заключённых для разбора завалов после налёта авиации союзников. И в сентябре 1943 года Василий Константинов стал свидетелем следующего случая.

«Наша бригада заканчивала разборку разбитой бомбами железобетонной стены. В обеденный перерыв вся бригада была увезена охраной, а я остался, поскольку во время работы вывихнул ногу. Разными манипуляциями мне, в конце концов, удалось вправить сустав, но на обед я опоздал, машина уже уехала. И вот я сижу на развалинах, вижу: на бетонную площадку возле одного из близстоящих ангаров четверо рабочих выкатили круглый, похожий на перевёрнутый вверх дном тазик, аппарат с прозрачной каплеобразной кабиной посередине и на маленьких надувных колёсах.

Затем, по взмаху руки невысокого грузного человека странный тяжёлый аппарат, отливавший на солнце серебристым металлом и вздрагивавший при каждом порыве ветра, издал шипящий звук, вроде шума паяльной лампы, оторвался от бетонной площадки и завис на высоте примерно пяти метров.

Покачавшись недолго в воздухе, наподобие ваньки-встаньки, аппарат вдруг как бы преобразился: его контуры стали постепенно расплываться. Они как бы расфокусировались. Затем аппарат резко, как юла, подпрыгнул и змейкой стал набирать высоту. Полёт, судя по покачиванию, происходил неустойчиво. Внезапно налетел порыв ветра с Балтики, и странная конструкция, перевернувшись в воздухе, резко стала терять высоту.

Меня обдало потоком гари, этилового спирта и горячего воздуха. Раздался удар, хруст ломающихся деталей – машина упала недалеко от меня. Инстинктивно я бросился к ней. Нужно спасти пилота – человек же! Тело пилота безжизненно висело из разбитой кабины, обломки обшивки, залитые горючим, постепенно окутывались голубоватыми струйками пламени. Резко обнажился ещё шипевший реактивный двигатель, в следующее мгновение всё было объято огнём...».

17-18

После чего Александр Арефьев рассказывает ещё одну интересную историю. В качестве источников информации он приводит две публикации. Первая – вышедшая в СССР в 1990 году в издательстве «Профиздат» книга Сола Шульмана «Инопланетяне над Россией» (автор родился в Бобруйске, учился во ВГИКЕ, снимался в кино как актёр, как сценарист и режиссёр за десять лет снял более 40 фильмов для телевизионного «Клуба кинопутешественников», встречался с Никитой Хрущёвым, Леонидом Брежневым, Михаилом Горбачёвым и Борисом Ельциным). Вторая – статья Шарля Горро во французском журнале «История» (№ 368).

Согласно данным из этих источников, следует, что 17 мая 1944 года в Германии прошли успешные испытания нового летательного аппарата «F-7». Он имел вид серебристого диска диаметром более 20 метров (по другим данным, 42 метра). Рапорт конструктора, переданный Гитлеру, содержит удивительные и для нашего времени технические характеристики странного аппарата. Вот каковы эти характеристики в изложении Александра Арефьева: «Помимо мощной подъёмной силы, “вращающееся крыло” создавало гироскопический момент. Поэтому дисколёт был очень устойчив, особенно на малых скоростях. Диск приводился в движение поршневым авиационным двигателем. Другой двигатель работал на винт, обеспечивающий горизонтальную тягу. Кабина и вооружение размещались в нижней неподвижной части диска. По замыслу военных “F-7” должен был стать бронированным штурмовиком, несущим противотанковое вооружение и пулемёты. Такая “летающая крепость” могла бы зависать над позициями и уничтожать прицельно технику противника».

А дальше произошло то, что уже стало традиционным в официальной истории конца Второй мировой войны: чертежи найдены не были. Исследователи полагают, что, скорее всего, они были уничтожены. Также ничего не известно и о судьбе самого аппарата «F-7». Вероятно, предполагают историки, он также был взорван.

«Если верить прессе, – замечает Арефьев, – многими годами позже ВВС США попытались разработать аппарат в форме диска, взлетающего вертикально с палубы авианосца, диаметром в 30 метров. Правда, “официально” сообщается, что у них ничего не вышло».

Сложно сказать определённо, что это был за аппарат, по причине крайне противоречивых сведений, содержащихся в разных источниках. Но по классификации авторитетных российских исследователей – Михаила и Вячеслава Козыревых (в книге «Необычное оружие Третьего рейха» 2007 года издания) – под описание, приведённое Александром Арефьевым, по многим показателям вполне подходит дискообразный летательный аппарат «V-7», который в 1944-1945 годах разрабатывался Рудольфом Шривером и Клаусом Хабермолем в Чехословакии, на предприятиях концерна «BMW», неподалёку от Праги. «V-7» обладал тем самым «вращающимся крылом»: компрессор у центробежного двигателя вращался непосредственно вокруг кабины лётчика, которая была установлена на оси аппарата.

«V-7» был рассчитан на экипаж, состоящий из 2-3 человек, имел круглый корпус диаметром от 18 до 21 метра с остеклённой кабиной наверху. Прототип последнего варианта аппарата взлетел под Прагой 14 февраля (по другим данным, 14 января) 1945 года после серии из 15-ти предыдущих неудачных лётных испытаний.

Далее Александр Арефьев вновь ссылается на уже упоминавшийся номер еженедельника «НЛО: наблюдения, легенды, открытия», в котором, в частности, было рассказано о разработках летательного аппарата Виктором Шаубергером: «Он попытался использовать в своей машине “бездымный и беспламенный” двигатель, работающий, тем не менее, на энергии взрыва. Дискообразная машина получила кодовое название “Диск Беллуццо”.

Эта махина, имевшая диаметр 68 метров, предприняла свой первый и последний показательный полёт. Лётчики-испытатели набрали высоту 15 километров и совершили короткий полёт со скоростью до 2 200 километров в час.

19

Говорят, что машина была исключительно маневренна в воздухе, могла зависать на месте и лететь в любом направлении, не разворачиваясь. Однако, судьба её тоже печальна. “Диск Беллуццо” был взорван, чтобы секрет не достался союзникам».

По классификации Михаила и Вячеслава Козыревых, аппарат, о котором упоминает Александр Арефьев, скорее всего, был ни чем иным, как знаменитым «Haunebu-III», над которым работал инженер-конструктор Рихард Мите. Сначала – в исследовательском центре в Пенемюнде, затем – в Бреслау, а летом 1944 года группа Рихарда Мите, как и группа Клауса Хабермоля, была переведена под Прагу и стала работать совместно с Рудольфом Шривером. Общий вид аппаратов «Haunebu» напоминал шляпу с высокой тульей, в котором «тулья» являлась входным устройством воздухозаборника (там же находилась и кабина экипажа).

«Haunebu-III» имел самые большие габариты: диаметр аппарата достигал 71 метра, а оснастить его предполагалось четырьмя пушками калибра 110 миллиметров, десятью пушками калибра 80 миллиметров и шестью пушками МК-108 калибра 30 миллиметров.

20

21

«Диск Беллуццо» относился к классу беспилотников и, по данным его разработчика – Джузеппе Беллуццо, диаметр этого аппарата должен был достигать 10 метров. В первом варианте боевого применения после выработки топлива диск должен был падать на землю и взрываться (то есть, представлял собой аналог ракеты класса «земля-земля»). Во втором варианте взрыв диска происходил при приближении его к строю вражеских бомбардировщиков. Иначе говоря, во втором варианте «Диск Беллуццо» использовался в качестве «воздушной мины», или, если быть точнее, ракеты класса «земля-воздух».

22

В чём нельзя не согласиться с Александром Арефьевым, так это в том, что уничтожение в феврале 1945 года диска ли Шаубергера, диска ли Беллуццо, аппарата ли «Haunebu» – это всего лишь версия: «Погубить великолепный, уже построенный аппарат, столь мощный по своим возможностям и характеристикам – нелепо. Куда проще перегнать его в безопасное место, туда, где потом “по образцу” легко можно будет его воспроизвести. Например, в Южную Америку, где уже один за одним исчезали крупные чины фашистской Германии.

И, возможно, следы огромного диска есть. Вспомним странный эпизод, когда в западном районе Тихого океана эскадра ВМС США открыла бесполезный огонь по огромному “серебристому объекту”, вызвавшему буквально панику среди американских моряков (цит. по Б.А. Шуринов “Парадокс ХХ века”. М., 1990). Ведь это произошло именно в феврале 1945 года!».

Я намеренно не стал углубляться в детали тех или иных разработок Виктора Шаубергера по той простой причине, что даже в русскоязычной части Интернета (не говоря уже об англо- и германоязычных сайтах) можно легко найти массу интересующей информации. Судя по всему, революционные по своим характеристикам технологические разработки Виктора Шаубергера были более чем успешны, с практической точки зрения. И чем больше начинаешь исследовать историю вопроса, тем больше в этом убеждаешься. Но тогда возникает вполне закономерный вопрос: куда всё это делось, и в чьих руках сегодня находятся изобретения Виктора Шаубергера?

Джозеф Фаррелл, анализируя «официальную» точку зрения, по этому поводу делает следующее замечание: «Трудно оценить, чего именно удалось добиться Шаубергеру, поскольку все патенты, выданные ему в годы войны, бесследно исчезли, и никто не знает куда».

Но, согласитесь, бесследно исчезнуть наследие Шаубергера не могло! Судя по всему, так оно и есть на самом деле.

ИССЛЕДОВАНИЯ ЕВГЕНИЯ ПОДКЛЕТНОВА: РОССИЙСКИЙ СЛЕД НАСЛЕДИЯ ВИКТОРА ШАУБЕРГЕРА

Несложно понять, почему научное наследие и технические разработки Виктора Шаубергера охранялись спецслужбами ряда стран куда более тщательно, чем секреты создания атомного оружия.

Автор книги «Живая энергия» Кэллум Коутс описывает, как именно работал «Репульсин», «летающая тарелка» Виктора Шаубергера. И это описание очень впечатляет: «Через взаимодействие центробежной и центростремительной сил, действующих на общей оси, можно было имплозионным способом возвращать или превращать физическую форму (воздух или воду) в первичную энергетическую материю – непространственное, четвёртое или пятое измерение, не имеющее ничего общего с тремя измерениями физического мира».

Ник Кук, ознакомившись в ходе визита к Йоргу Шаубергеру в институт «PKS» с дневниками и письмами его деда, процитировал в своей книге дневниковую запись Виктора Шаубергера, датированную 14 августа 1936 года: «Я нахожусь перед лицом возможной “пустоты” – сжатого дематериализованного пространства, которое мы привычно называем вакуумом. Теперь я понимаю, что можно создать всё что угодно из этого “ничего”».

В самом конце Второй мировой войны разведка и контрразведка США в лице УСС – Управления стратегических служб – в течение девяти месяцев допрашивала Виктора Шаубергера (по другим данным, у американцев Шаубергер пробыл полгода). Как пишет Ник Кук, агенты УСС быстро поняли, что имплозионная технология не имеет ничего общего с ядерной энергией, хотя сам Шаубергер и описывал процесс работы именно как «атомный». Однако полученная агентами УСС информация была не менее, а, быть может, ещё более важной. Шаубергер на допросах утверждал, что его аппараты могли создавать антигравитационный эффект, возможности которого поистине безграничны.

23

Ещё одна цитата из книги Ника Кука: «В начале 1946 года, после допросов Шаубергера и данного ему приказания никогда больше не заниматься “атомной” наукой, ЦРУ (Ник Кук в данном случае неточен: ЦРУ было создано в 1947 году на базе Управления стратегических служб – Consp.) располагало начальными сведениями о совершенно новом виде двигателя, который 18 месяцев спустя позволил генералу Туайнингу, возглавлявшему команду по военно-техническому обеспечению ВВС США, в засекреченном меморандуме признаться своему подчинённому, что “используя имеющиеся в распоряжении США знания, при условии проведения масштабных исследований, возможно создание пилотируемого самолёта”, обладающего характеристиками НЛО и отвергающего все законы физики […].

Из того, что я увидел в архиве Шаубергера, мне стало ясно, что антигравитация существует, и немцы бросили колоссальные силы на решение этого вопроса».

В ходе сбора материала для написания своей книги Ник Кук совершенно случайно вышел на российского учёного Евгения Подклетнова, о котором он прочитал в заметке британской газеты «Sunday Telegraph», опубликованной 1 сентября 1996 года. Статья называлась так: «Научный прорыв в области гравитации». В статье, пишет Ник Кук, подробно рассказывалось об экспериментах русского учёного Евгения Подклетнова, который утверждал, что открыл антигравитационный эффект во время работы в Технологическом университете города Тампере (Финляндия), где он трудился с 1988 года.

Научный корреспондент газеты писал, что изобретение Подклетнова отличалось от так называемых «антигравитационных» аппаратов, созданных как любителями, так и профессионалами: оно выдержало «суровую критику независимых экспертов-скептиков».

Как только этот номер газеты поступил в продажу, жизнь Евгения Подклетнова в один миг изменилась: университет Тампере объявил ему бойкот, учёный был уволен. Кроме того, руководство университета заявило, что подобного рода разработки не были санкционированы. Подклетнов, оставив семью в Тампере, вернулся в Москву, чтобы переждать скандал.

Причиной обструкции, как пишет Ник Кук, послужило то обстоятельство, что «в первом предложении, которым начиналась статья в “Санди Телеграф”, было использовано запретное слово: антигравитация. В мире современной физики ему не было места». На первый взгляд вся эта история казалась блефом. Однако российские СМИ и Интернет-общественность также заинтересовались исследованиями Евгения Подклетнова. Из этих публикаций, помимо сведений, содержащихся в книге Ника Кука, также удалось почерпнуть немало любопытного.

К примеру, в статье Сергея Лескова «Непризнанный российский гений подарит антигравитацию иностранцам», опубликованной в издании «Известия науки» 29 июля 2002 года, о Евгении Подклетнове сказано следующее: «В 1988 году Подклетнова для работы над диссертацией пригласили в университет финского города Тампере. Он окончил Химико-технологический институт им. Менделеева и 15 лет работал в Институте высоких температур РАН. В Тампере Подклетнов привёз диск из расплава оксидов меди, иттрия и бария, который является его “ноу-хау”. Если этот диск охладить до температуры сверхпроводимости и раскрутить электромагнитами, то, как установил Подклетнов, все предметы, помещённые над диском (будь они из железа, бумаги, стекла и проч.) становятся легче на 2 %. Это переворачивает науку: согласно общей теории относительности создать экран от гравитации невозможно.

Подклетнов, будучи учёным с серьёзной школой, понимал, что рискует оказаться в стане лженауки. Но эксперименты раз за разом повторяли результат».

Впервые о странных эффектах, которые наблюдались в ходе экспериментов, Евгений Подклетнов сообщил, по данным некоторых источников, в 1992 году в интервью журналу «Wired», выходящему в Сан-Франциско и рассказывающему о влиянии компьютерных технологий на культуру, экономику и политику. Эти сведения странны тем, что «Wired» начал выходить годом позже. Но, не в этом суть.

В интервью 1992 года Подклетнов рассказал о своих экспериментах и о том, что его опыты с успехом повторили английские и канадские учёные. Секретом обжига керамического диска Подклетнов не поделился, указав лишь состав керамики (сплав оксидов меди, иттрия и бария). Тогда на заявление Подклетнова никто не обратил серьёзного внимания.

Учёный продолжил свои эксперименты, и в 1996 году подготовил статью с описанием предварительных итогов исследований. И тут источники вновь расходятся. Ник Кук уверяет, что статью Евгений Подклетнов подготовил для «Журнала прикладной физики», который издаётся британским Институтом физики. Другие авторы (в том числе, из Рунета) утверждают, что текст был подготовлен Подклетновым для голландского англоязычного журнала «Physica D», который выходит с 1980 года с периодичностью два раза в месяц, и посвящён нелинейным процессам в физике и смежных науках. Но в данном случае эти расхождения не столь важны. Перед тем, как статья Подклетнова была опубликована в некоем серьёзном научном журнале, её содержание стало известно журналистам из британской газеты «Sunday Telegraph», в которой 1 сентября 1996 года и была опубликована сенсационная статья «Научный прорыв в области гравитации».

Ну, а дальше случилось то, о чём уже было сказано выше: последовал скандал, заявления ряда «серьёзных» учёных в том духе, что «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда». Из научного журнала статью Евгения Подклетнова сняли, начались неприятности в Технологическом университете Тампере. С техническими деталями экспериментов Евгения Подклетнова в его авторском изложении можно ознакомиться здесь.

Однако, разработками российского учёного всерьёз заинтересовалось руководство Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA). Ник Кук в процессе сбора материала для своей книги посетил входящий в структуру NASA Исследовательский центр Гленна, который находится в городе Кливленд, штат Огайо (NASA Glenn Research Center, 21000 Brookpark Road, Cleveland, Ohio). Там Ник Кук встретился с доктором Марком Миллисом (Marc G. Millis), который на тот момент занимался проверкой справедливости теории о возможности создания двигателя, который позволит космическому кораблю покинуть пределы Солнечной системы. Именно Миллис стоял во главе программы по созданию подобного двигателя, которая была запущена в NASA.

24

В числе тех экспериментов, которые ещё в середине 1990-х годов начала осуществлять научная группа Марка Миллиса, было и рассмотрение недоказанной (на тот момент) связи между электромагнитными полями и гравитацией и возможным влиянием последней на пространство и время. Марк Миллис рассказал Нику Куку, что «изменения пространства и времени не только обещали привести к открытию антигравитационного эффекта, но и открывали другие, более фантастические возможности – такие, как путешествие во времени».

Миллис также рассказал, что когда в 1996 году разразился скандал с Подклетновым, NASA связалось с ним, чтобы узнать, не поделится ли российский учёный с американцами своими изысканиями. Подклетнов отказался. После чего NASA начало (а, скорее всего, с новыми силами продолжило) собственные эксперименты в «антигравитационном» направлении, создав для этого специальную группу «Delta-G». О том, чем занималась эта группа, и каковы были её успехи, Ник Кук подробно рассказывает в своей книге, к которой я и отсылаю всех интересующихся.

Один из собеседников, с которыми Ник Кук встречался в процессе сбора материала для своей книги, высказал предположение, что если когда-нибудь будет достигнут контроль над гравитацией, то произойдёт это неожиданно, случайно, причём – в совершенно другой области науки. Именно это, судя по всему, и случилось с Евгением Подлектновым: он не занимался поисками антигравитационного эффекта, а ставил опыты над сверхпроводниками. «Если бы он работал в западной лаборатории, – пишет Ник Кук, – его открытие могло бы навсегда остаться незамеченным. Но в России и, очевидно, в Финляндии можно спокойно закурить трубку в комнате, полной экспериментального оборудования. И совершилось открытие: дым попал в струю закрытого воздуха и поднялся к потолку».

Куку стало известно, как и при каких обстоятельствах во время экспериментов в одной из лабораторий Технологического университета в Тампере Евгений Подклетнов заметил необычное: «Один из сотрудников лаборатории курил трубку, и дым от неё поднимался над сверхпроводниковым диском. Мы поместили над диском шарообразный магнит и прикрепили его к весам. Весы повели себя странно. Мы заменили магнит кремнием, но весы опять вели себя не так. Мы пришли к выводу, что любой объект, помещённый над диском, терял часть своего веса, а при вращении диска этот эффект ещё больше усиливался».

После скандала 1996 года, когда Подклетнов вернулся в Москву, год, проведённый в России, он проработал в безымянном «научном центре химических исследований», где ему удалось создать аппарат, отражающий гравитацию. Используя сверхпроводники, резонирующие поля и специальные покрытия, он добился того, что гравитационные волны отталкивались, а не блокировались. Одному из собеседников Ника Кука Подклетнов рассказал, что второе поколение летательных аппаратов будет отражать гравитационные волны, и это будут маленькие, лёгкие и быстрые машины, похожие на летающие тарелки.

И хотя формально считалось, что год Евгений Подклетнов провёл в России, его, тем не менее, видели, помимо России, то в Финляндии, то в Японии. А в 1997 году он вернулся в Финляндию, поступив на работу в одну местную коммерческую фирму. Тихая ссылка, как пишет Ник Кук, продолжалась для Подклетнова без малого четыре года.

В 1999 году Евгений Подклетнов посетил Великобританию и прочитал лекцию о своих опытах в стенах корпорации «British Aerospace Systems» («BAE Systems»), будучи приглашённым Роном Эвансом – руководителем проекта «BAE» под названием «Зелёный отблеск» («Project Green Glow») по исследованию антигравитации. Куку после окончания пресс-конференции удалось переговорить с Подклетновым наедине. Из этого разговора английский журналист сделал вывод о том, что Подклетнов на тот момент уже тесно сотрудничал с японской корпорацией «Toshiba», которая также занималась исследованием антигравитации и свободной энергии.

25

В приватном разговоре с Ником Куком Евгений Подклетнов сделал весьма откровенно признание. Если сверхпроводники вращаются со скоростью, намного превосходящей 5 000 оборотов в минуту (либо – ещё в 5-10 раз быстрее), то диск теряет столько веса, что может подняться в воздух. На вопрос Кука, проводил ли он подобные эксперименты, Подклетнов ответил: «Да. И результаты – очень интересные».

Кук сделал единственно возможный вывод: если Виктор Шаубергер добивался эффекта левитации с использованием скорости вращения, равной 15 000 – 20 000 оборотам в минуту, то нет ничего удивительного в том, что положительного результата достигал и Евгений Подклетнов, используя скорости 25 000 – 50 000 оборотов в минуту. А дальше приведу цитату из книги Ника Кука о его беседе с Евгением Подклетновым. Цитата более чем говорящая:

«Тогда я спросил его, не слышал ли он о Викторе Шаубергере. Вопрос возник сам по себе, но он не был высказан наугад. В скорости вращения было что-то для меня знакомое […].

Подклетнов подумал, прежде чем ответить.

Вы должны понимать, что я из семьи учёных, – после долгого молчания ответил он. – Мой отец и дед были учёными. Вскоре после войны мой отец приобрёл записи Шаубергера. Когда я достаточно повзрослел, чтобы их понять, он показал их мне.

Записи действительно принадлежали Шаубергеру?

Подклетнов промолчал, но это молчание сказало мне всё».

Получив такое признание, Ник Кук провёл дополнительное расследование, и выяснил следующее. Когда 13 апреля 1945 года, после семидневных ожесточённых боёв, Советская Армия взяла столицу Австрии – г. Вену, агенты советских спецслужб, не откладывая дела в долгий ящик, направились в венскую квартиру Виктора Шаубергера. Там они нашли документы и некоторые детали механизмов, которые Шаубергер вывез из Маутхаузена и технической школы СС в венском квартале Розенхугель незадолго до того, как эсэсовцы переправили его вместе с командой учёных подальше от бомбёжек в маленькую деревушку Леонштайн (где Шаубергера и захватили американские оккупационные войска). Ник Кук пишет, что после визита в венскую квартиру Виктора Шаубергера агенты советских спецслужб её взорвали (или – по его же словам в другой главе книги – подожгли), чтобы никто другой не обнаружил то, что они могли не заметить.

251

Кроме того, Ник Кук выяснил, что отец Евгения Подклетнова в 1978 году получил патент на промышленную технологию устойчивого чистого эмалирования металлических труб. По непроверенным данным (никаких доказательств этому Ник Кук не приводит), он был отцом-создателем московской системы канализации, которая, и в самом деле, наиболее активно начала развиваться вскоре после окончания Второй мировой войны – с 1950 года, когда начали вводиться в строй мощные станции аэрации, и создаваться централизованные системы водоотведения и транспортировки сточных вод в столице СССР. Ник Кук пришёл к выводу, что отец Евгения Подклетнова нашёл новый способ обработки водопроводных труб, из чего следовало, что он был учёным-материаловедом, как и его сын, и разбирался в воде.

Общаясь с одним из своих помощников в процессе сбора материалов для написания книги, Ник Кук по поводу того, как могли оказаться документы Шаубергера у Подклетнова, приводит следующий любопытный разговор:

«– Давайте немного порассуждаем. Агенты русской разведки в конце войны попадают в квартиру Шаубергера в Вене и находят стопку документов, содержания которых совершенно не понимают. Но они знают, что это важные документы, потому что им уже известна связь Шаубергера с секретными программами СС. Итак, они привозят документы в Москву и ищут человека, который в состоянии их расшифровать. Напомню, что почти все труды Шаубергера имеют отношение к машинам, использующим в качестве движущей силы воздух и воду. Кем был отец Евгения? Он был ведущим учёным в области гидроинженерии – занимался трубами. Конечно, не самый первый человек, к которому решили бы обратиться, если бы он жил здесь, но других экспертов в области науки, которой занимался Шаубергер, просто не было. Итак, Подклетнов-старший, водный инженер, получил задание.

Думаете, русские стали развивать эту технологию?

Кто знает? Русские никогда не боялись заниматься странной наукой…».

После чего, продолжая свои рассуждения в конспирологическом, по большому счёту, ключе, собеседники развивают мысль в совершенно естественном направлении:

«– Возможно, открытие Подклетнова – не такая уж случайность, как он говорит.

Хотите сказать, что когда дым от трубки его ассистента попал в столб защищённого от гравитации воздуха, он уже занимался поисками антигравитационного эффекта?

Похоже на то. Особенно теперь, когда мы знаем про его отца.

Боже, если он так запросто сумел это сделать, то сумеет каждый.

Точно. Страшновато, не правда ли?

Но если Шаубергер и Подклетнов смогли разрешить вопрос с антигравитацией, можно сказать, просто в сарае, то почему же тогда этого не в состоянии сделать НАСА с их миллиардами долларов?

Полагаю, что существуют два вида науки. Та, которой учат в колледжах, и другая, странная наука, о которой ничего не говорят. Аэрокосмическая и оборонная промышленность ужасно консервативны. Они не любят перемен. Это знание, если его можно так назвать, – опасная штука. Это Перемены с большой буквы, и их нелегко начать. Чиновники говорят, что им по душе неординарные умы, потому что именно такие люди делают открытия – радар, бомбы, самолёты-невидимки и тому подобное. Но стоит замахнуться ещё дальше, и на вас будут смотреть как на сумасшедшего. Возможно, вас даже захотят убрать подальше».

…Последние косвенные сведения о Евгении Подклетнове и его опытах относятся к июлю 2002 года. Тогда ряд российских СМИ и интернет-порталов сообщили о том, что американская корпорация «Boeing» изучает результаты эксперимента Евгения Подклетнова на базе расположенной в Сиэтле лаборатории «Phantom Works»: подразделения, в котором «Boeing» осуществляет свои самые секретные программы.

Руководитель «Phantom Works» Джордж Милнер заявил в интервью журналу «Jane`s Defence Weekly» (тому самому английскому изданию, в котором долгие годы работает Ник Кук), что работа Подклетнова представляется внушающей доверие, «корректной и разумной». Из документов, попавших в июле 2002 года в распоряжение этого журнала, а также британской медиа-корпорации «BBC», следует, что «Boeing» отнёсся к работе Подклетнова более чем серьёзно и анализирует результаты его экспериментов в ходе реализации программы, получившей кодовое название «Захват».

ПУТОФФ ПРОТИВ ПУТИНА: К ВОПРОСУ ОБ ЭНЕРГИИ «НУЛЕВОЙ ТОЧКИ», ЯСНОВИДЕНИИ И ИДЕЯХ ВИКТОРА ШАУБЕРГЕРА

26

Живым подтверждением того, что существуют два вида науки, явился ещё один собеседник Ника Кука, с которым он консультировался, проверяя сведения и факты касательно разработок и экспериментов Виктора Шаубергера и Евгения Подклетнова. Имя этому подтверждению – Гарольд (Хэл) Путофф (Harold E. Puthoff).

С Хэлом Путоффом Ник Кук встретился в столице штата Техас – городе Остин, где находится «Институт современных исследований» (Institute for Advanced Studies at Austin), который Путофф возглавляет с 1985 года. Институт занимается исследованиями в области разработки устройств, которые вырабатывали бы из так называемой «нулевой точки» электромагнитного поля больше энергии, нежели они потребляют от традиционных источников питания. Во всяком случае, об этом чёрным по белому написано в одной из биографических статей, посвящённых Хэлу Путоффу. То есть, по сути, группа Хэла Путоффа идёт в том же направлении, что и Виктор Шаубергер в 1930-х годах.

Путофф, как его характеризовал в начале 2000-х годов Кук, был известным учёным. Его работы в области гравитации и инерции считались новаторскими. Причём, научно-исследовательская группа, которую на тот момент (1999-2000 годы) возглавлял Путофф, занималась, помимо прочего, исследованиями в области разработки передовых технологий для их применения в открытом космосе. В группу входили избранные представители Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA), Военно-воздушных Сил и промышленности США, и она, таким образом, находилась в авангарде науки.

То, чем занимался и, надо полагать, до сих пор занимается Хэл Путофф, с позиции скептически настроенного обывателя является чистой воды фантастикой, откровенной выдумкой. Что, впрочем, нисколько не вредит репутации Путоффа как серьёзного учёного. Чтобы понять, сколь широк круг научных интересов Путоффа, достаточно рассказать вкратце о его биографических данных и работе, почерпнув эту информацию как из книги Ника Кука, так и из открытых источников в англоязычной части Интернета.

27

Гарольд Путофф родился 20 июля 1936 года в городе Чикаго. Получил степень магистра в Университете Флориды, а затем стал офицером морской разведки, которая являлась подразделением Агентства национальной безопасности США (АНБ).

Оставив флот, поступил на гражданскую службу всё в то же АНБ, и в 1967 году получил в Стэнфордском университете (Калифорния) степень доктора философии. Вскоре вышел в отставку и в 1972 году поступил на работу в Стэнфордский исследовательский институт – филиал университета, образованный с целью проведения засекреченных исследований для оборонной промышленности и разведки США. Основной областью научных интересов Путоффа в тот период являлись лазеры. Именно в Стэнфордском исследовательском институте Путофф разработал для ЦРУ и Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) США программу дистанционного наблюдения, которая стала ядром засекреченных исследований, проводившихся в институте на протяжении 1972-1985 годов.

Переход от лазеров к дистанционному наблюдению, как следовало из рассказа Путоффа Куку, произошёл в начале 1970-х годов, когда физики активно занимались поисками тахионов – частиц, которые теоретически могли передвигаться быстрее скорости света. Обнаружить их было крайне сложно именно по той причине, что они не передвигались со скоростью, меньшей скорости света.

Тогда же Путофф прочитал книгу «Открытия в области сверхъестественного за железным занавесом», в которой говорилось о том, что учёные в СССР активно ищут доказательства существования экстрасенсорных способностей в растительном мире. В книге описывались некоторых из таких опытов: учёные прикрепляли пару растений, которые находились на огромном расстоянии, к полиграфам, и защищали растения от воздействия электромагнитных волн. В ходе экспериментов выяснилось, что когда одно растение прижигали сигаретой или кто-то начинал думать о нём, другое растение отвечало, что и фиксировали датчики полиграфа.

Так как одно из предполагаемых свойств тахионов заключалось в способности преодолевать любые препятствия, Путофф решил, что было бы резонно обратиться к поиску тахионов в органических живых системах. С помощью известного в США медиума Инго Сванна (Ingo Swann) он провёл серию экспериментов, в ходе которых Сванн подробно описывал абсолютно незнакомые ему предметы, которые находились в закрытых помещениях.

Вскоре после этого Путофф получил предложение от ЦРУ принять участие в закрытой исследовательской программе, целью которой было удостовериться, действительно ли, с технической точки зрения, представляется возможным использовать ясновидение для проведения разведывательных действий в СССР. Причиной такого интереса руководства ЦРУ к ясновидящим, телепатам и медиумам крылась в том, что это разведывательное ведомство в течение ряда лет внимательно следило за попытками советских учёных проделать то же самое, но очень сомневалось в том, что это в принципе возможно. После того, как ЦРУ изучило аналитический доклад, подготовленный Путоффом по этой теме, он был назначен директором программы США по наблюдению на расстоянии. Изначально программа называлась «Project SCANATE», а ближе к своему окончанию была переименована в «Звёздные врата» («Star Gate»).

Результаты этой программы Ник Кук описывает следующим образом: «В течение следующих полутора десятков лет (речь идёт, судя по всему, о второй половине 1970-х – 1980-х годах; чуть ниже будет объяснено, почему – Consp.) американские “шпионы-ясновидящие” наводнили СССР, используя силу собственного разума для обнаружения самых засекреченных объектов. Если поверить тому, что было написано в отчётах о деятельности этих людей, то они могли путешествовать не только в трёх измерениях – вверх-вниз, влево и вправо, но и в четвёртом измерении: во времени. Они могли возвращаться назад для наблюдения за своими мишенями и также могли видеть их в будущем.

Путофф показал мне картинку, нарисованную одним из таких медиумов: там был изображён “неизвестный исследовательский центр в Семипалатинске”, в котором занимались разработкой советского ядерного оружия. Потом он показал мне рассекреченные фотографии того же самого объекта, сделанные со спутника. Они были практически идентичны».

Известно, что к научной части этой программы привлекали известного в США, а впоследствии и в России, медиума Ури Геллера (Uri Geller), а также других известных медиумов, экстрасенсов и ясновидящих: таких, как Пэт Прайс (Pat Price), Джозеф МакМонигл (Josef McMoneagle) и других.

Кроме того, о Хэле Путоффе известно, что в конце 1960-х годов он вступил в Церковь сайентологии, основанную небезызвестным Роном Ли Хаббардом, и к 1971 году достиг уровня посвящения ОТ-VII. Путофф утверждал, что именно сайентология помогла ему достичь столь больших результатов в успешной реализации программы удалённого наблюдения. Впрочем, десять лет спустя, в конце 1970-х годов, Путофф разорвал с сайентологами все отношения.

28

В 1977 году Хэл Путофф вместе со своим коллегой по работе в программе дистанционного наблюдения Русселом Таргом (Russell Targ) выпустил книгу, в которой рассказывалось о деталях проводившихся экспериментов. Книга, название которой на русский язык можно перевести как «Границы разума» («Mind-Reach»), вызвала немалую критику, в том числе, по части обнаруженных у её авторов методологических ошибок.

Поначалу критические высказывания лишь подтолкнули участников и инвесторов проекта продолжить исследования. Однако, увлекательный процесс покорения «границ разума» для Хэла Путоффа прекратился, фактически, в тот момент, когда в дело вступил ещё один американский исследователь паранормальных способностей человеческого мозга по имени Роберт Ян (Robert Jahn). Он предложил принципиально иную методику, позволявшую достигать ещё более феноменальных результатов. Свои теоретические выкладки Ян изложил несколькими годами позднее в книге, которая вышла в 1988 году, а Хэл Путофф в 1985 году переключился на исследования в области новых рубежей в области физики, возглавив в качестве генерального директора «Институт современных исследований» в Остине.

Скептически настроенные читатели могут сказать, что рассказы про программу дистанционного наблюдения и американских шпионов-экстрасенсов на территории СССР есть выдумки, каковых свет давно не видел. Однако, из совершенно официальных источников известно, что через год после выхода в свет труда Роберта Яна, в декабре 1989 года, в Советском Союзе по предложению начальника Генштаба ВС СССР генерала армии Михаила Моисеева (родился в 1939 году, с 1991 года – в отставке, с 1999 года – ведущий эксперт Генерального штаба ВС РФ, в 2008 году избран Председателем Общероссийской общественной организации ветеранов Вооружённых Сил) была сформирована войсковая часть № 10 003. Командиром части по личному распоряжению Моисеева был назначен полковник Алексей Юрьевич Савин с определением статуса его должности как генеральской. Об этом по истечении срока давности сообщил официальный печатный орган Правительства Российской Федерации – «Российская газета» (№ 254 (5078) от 30.12.2009 г., статья «Тайна под номером 10003»).

29

В число сотрудников в/ч 10 003 вошли наиболее яркие и талантливые военные специалисты с масштабным мышлением. Причём, мистическая и «лженаучная» парапсихология в работе специалистов этой войсковой части заняла немалую, но отнюдь не основную часть. О причинах создания в/ч 10 003 автор статьи Сергей Птичкин сообщил следующее: «Столь необычное решение было принято, возможно, и потому, что в США под эгидой Пентагона и в тесном контакте с ЦРУ против СССР в то время работала группа выдающихся учёных, решавших задачи использования необычных способностей человека в интересах разведки и армии США в рамках проекта “Звёздные врата”.

Можно сказать, что в декабре 1989 года началась почти фантастическая битва наших и американских специалистов за приоритеты в области подсознания, открывшая перспективы новых видов сражений, получивших в Америке название “мозговых” или “пси-войн”».

Командир секретной части получил право прямого доклада только начальнику Генерального штаба ВС – даже Министр обороны СССР не имел подробной информации о деятельности этой группы. Схему финансирования в/ч 10 003 лично разработал тогдашний Министр финансов СССР Валентин Павлов, и эта схема бесперебойно работала до конца… 2003 года, когда в/ч 10 003 была окончательно расформирована.

Чем же занимались специалисты в/ч 10 003? Они, к примеру, экстрасенсорным способом получили информацию о возможности ядерного взрыва в районе шотландского города Глазго. Информацию об этом довели до англичан, и те буквально в последний момент сумели предотвратить серьёзную для себя и всей Западной Европы техногенную и экологическую катастрофу, источником которой мог стать один из ядерных объектов НАТО.

Специалисты в/ч 10 003 работали на протяжении всей контртеррористической операции на Северном Кавказе, в Чечне определяли тайные минные поля, местонахождение секретных командных пунктов боевиков, направления террористических атак…

В 1997 году в качестве признания заслуг и важности работы в/ч 10 003 эта часть была преобразована в специальное управление, в совместных исследованиях с которым было задействовано около ста академических институтов и профильных НИИ.

В конце 2003 года было сделано заключение о том, что в/ч 10 003 выполнила поставленные перед ней задачи и должна быть расформирована. Зная специфику работы спецслужб, предусматривающую режим строгой секретности, можно предположить, что работы в этом направлении будут продолжены в рамках другой, столь же закрытой структуры.

Несомненным является и то, что работы в области привлечения парапсихологии и иных скрытых резервов человеческого мозга на службу государству велись в СССР и до образования в/ч 10 003. Один из собеседников Ника Кука, без особых околичностей заметил: причина, из-за которой в США группа Хэла Путоффа начала разрабатывать программу дистанционного наблюдения «Звёздные врата», крылась в том, что в СССР уже начали разрабатывать системы использования шпионов с необычными психическими характеристиками.

Возвращаясь к разговору об удивительных разработках Виктора Шаубергера (в том числе, об энергии из «ниоткуда», об энергии «нулевой точки»), стоит привести ещё несколько цитат из беседы Ника Кука с Хэлом Путоффом, который, в частности, заметил: «Если мы правы, и во Вселенной существуют все направления распространения, а также все возможные частоты и волновые импульсы, каждый из которых вносит свой маленький вклад в энергию нулевой точки, то при сложении получаются забавные цифры». На вопрос Кука, насколько они забавны, Путофф спокойно и буднично произнёс: «В вашей кофейной чашке достаточно энергии, чтобы несколько раз заставить испариться все океаны Земли».

30

Разговор зашёл и о приборах, которые позволяют получать огромное количество энергии буквально из «ниоткуда». Путофф рассказал Куку следующее: если будет доказано, что эти приборы могут работать безотказно, то больше не понадобятся линии электропередачи. На каждом заднем дворе в ящике будет располагаться такой реактор, маленький прибор размером с микроволновую печь, использующий энергию из окружающего пространства и порождающий необходимую мощность. Приборы будут снабжать электричеством дом, но позднее, по мере их развития и усложнения (подобно постепенному совершенствованию компьютеров к концу ХХ века), они станут уменьшаться в размерах и увеличивать свою производительность. И это будет происходить постоянно, пока приборы не станут такими маленькими и мощными, чтобы можно было размещать их в автомобилях, самолётах, подводных лодках. Область их применения будет ограничиваться только человеческой фантазией.

Из беседы с Хэлом Путоффом Ник Кук узнал, что на тот момент специалисты NASA активно работали в пяти направлениях, описанных в физике передовых технологий. На вопрос, какое из этих направлений, с его точки зрения, является наиболее перспективным, Путофф, без особых раздумий, ответил, что он вложил средства и усилия в третий эксперимент, который должен был нарушить соотношение между пространством и временем: антигравитацию – в результате путешествий во времени. Причём, по интонации, с которой Путофф всё это говорил, Куку показалось, что этот третий эксперимент уже начал приносить ощутимые результаты.

И здесь самое время перейти к одному из самых загадочных проектов III Рейха – спецпроекту «Колокол».

31

(Продолжение следует)

Материал подготовил Игорь ОСОВИН

При подготовке статьи использовались материалы и фотоиллюстрации следующих Интернет-ресурсов: En.wikipedia.org; Ru.wikipedia.org; Tattva-viveka.de; Newphys.se; Vortex-world.org; Puppstheories.com; Coolholidays.gr; Odysseyadventures.ca; Mishpoha.org; X-libri.ru; Aviationhalloffamewisconsin.com; Academy.grc.nasa.gov; Answers.com; Espresearch.com; Freeenergiescongress.com; Rviewer.com; Earthtech.org; Teslasociety.ch; Abovetopsecret.com; Rusring.net; Mirf.ru; Airwar.ru; Ufo.obninsk.ru; Istina.rin.ru; Nauka.ru; Whiteworld.ru; Mosvodokanal.ru; Rg.ru; Dday-overlord.forumactif.com; Marshals.su; Istverse.files.wordpress.com; Hvac.livejournal.com; Park.mephi.ru; Paperkraft.blogspot.com; 4.bp.blogspot.com, а также из книг:

Фаррелл Дж. Чёрное солнце Третьего рейха. Битва за оружие возмездия. – М.: Эксмо, 2008;

Кук Н. Охота за точкой “zero”. Самый большой секрет Америки после атомной бомбы. – М.: Яуза; Эксмо, 2005;

Арефьев А. НЛО и мафия. – Интернет-публикация;

Козырев М., Козырев В. Необычное оружие Третьего рейха. – М.: Центрполиграф, 2007;

История России. С древнейших времён до начала XXI века. Под ред. А.Н. Сахарова. – М.: АСТ; Астрель; Хранитель, 2007.

Share this post for your friends:

Friend me: