ОПЕРАЦИЯ «УКРАИНА» И ГЛОБАЛЬНЫЙ МИРОВОЙ КРИЗИС. Часть 2



Михаил Леонидович Хазин.Михаил Хазин – о том, как Янукович «продал» Крым и почему Путин должен был эти земли «подобрать»

«Когда начинается тот хаос, который мы видим на Украине, появляются люди, которых конспирологи называют страшным словом “Ротшильды”. И вот эти самые “Ротшильды” договорились с Пекином: в Крыму должны быть китайцы, Украина должна быть в российской экономической зоне, и так далее. Нас, Россию, вообще никто ни о чём не спрашивает»

Окончание. Читать начало.

6 марта 2014 года в эфире радиостанции «Эхо Москвы» в рамках программы «Кредит доверия» выступал российский экономист, президент консалтинговой компании «Неокон» Михаил Хазин. Речь, конечно же, зашла о ситуации на Украине, о причинах украинского кризиса и, в частности, о том, в чём кроется подоплёка развернувшейся схватки за полуостров Крым.

С Михаилом Хазиным беседовали ведущие эфира – Элина Геворкян и Андрей Позняков. Тут нужно сделать небольшое замечание.

На «Эхе Москвы», помимо прочих причуд, есть одна весьма странная тенденция. Она заключается в том, что иногда в качестве гостя этой радиостанции выступает какой-то явно странный человек, изрекающий не то чтобы спорные, а откровенно неадекватные мысли, но ведущие почему-то слушают его, что называется, открыв рот. Но бывают и противоположные случаи: в студию «Эха Москвы» приходит профессионал, но его выступление постоянно перебивается какими-то странными вопросами и комментариями ведущих радиоэфира.

Примерно так и было в случае с очередным выступлением Михаила Хазина в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Для того чтобы мысль Михаила Хазина была более понятна читателям, я был вынужден отредактировать текст его ответов на вопросы ведущих (не потому, что Михаил Леонидович говорит плохо, а потому, что ему временами просто не давали развить свою мысль). В гораздо большем смысловом плане мне пришлось редактировать вопросы ведущих, каковые выглядели в нашем случае более чем странно.

В таком «отрихтованном» виде интервью с Михаилом Леонидовичем, думается, выглядит куда более логичнее и последовательнее, нежели в оригинальном, «эхомосковском», варианте. Учитывая факт лёгкой неадекватности интервьюеров Михаила Хазина (мне кажется, Геворкян и Позняков в принципе плохо понимали, с кем и о чём они говорят), ряд моментов мне пришлось вывести, что называется, «за скобки», а также сопровождать ответы Михаила Леонидовича уточнениями и комментариями, дабы не выдавать собственные мысли за соображения Михаила Хазина.

Итак…

Михаил Хазин в студии радиостанции «Эхо Москвы» 6 марта 2014 года.

Михаил Хазин в студии радиостанции «Эхо Москвы» 6 марта 2014 года.

***

– Как, с экономической точки зрения, может отразиться на России возможное присоединение к ней Крыма в качестве отдельного субъекта к РФ?

–  По большому счёту – никак. Земли, что ли, у нас не хватает? Посмотрите, что происходит в Воронежской области, в Курской. Там ведь – тоже чернозёмы. Если мы хотим поднимать урожайность и всё остальное, давайте дотянем Воронежскую, Курскую, другие области до уровня Белгородской. После чего завалим своей продукцией весь мир.

А вот с политической точки зрения последствия могут быть весьма значительные. Здесь есть один очень важный аспект. Дело в том, что до 2012 года мировая экономика была своего рода единым образованием, и у мировой экономической системы был этакий коллективный бенефициар, выгодополучатель – мировая финансовая элита. Именно финансовая, потому что последние десятилетия доля финансового сектора перераспределения прибыли всё время росла, достигнув к нынешнему моменту доли более 50%. Иными словами, мы живём в мире финансовой экономики.

Так вот, в 2012 году ситуация изменилась: финансовая элита раскололась, по крайней мере, на две части. Раскол произошёл по банальной причине. Дело в том, что вся мировая финансовая инфраструктура (банки, финансовые компании и т.п.) могут быть устойчивы и нормально функционировать только в том случае, если расширяются рынки.

– Иначе говоря, ей нужен постоянный экономический рост.

– Совершенно верно. А роста с 2008 года нет. По этому поводу много спорят: кто-то говорит, что по итогам такого-то периода был рост в 2%, а кто-то говорит, что нет, что на самом деле было падение в 2%. Но, в общем-то, все понимают, что именно происходило в последние годы – роста экономики нет.

В результате вся эта мировая финансовая конструкция, с учётом висящих на ней издержек, начинает сильно колебаться. Но её нужно каким-то образом поддерживать. А для этого есть две принципиальные возможности.

Первая возможность – это денежная эмиссия. Вторая – списывание долгов.

Эмиссию отобрали в 2011 году, не дав реализовать идею создания центробанка центробанков.

УТОЧНЕНИЕ № 1

Международный валютный фонд до весны 2011 года «продвигал» идею создания глобального мирового Центробанка, который, координируя деятельность национальных центробанков, осуществлял бы эмиссию денег в некой спецвалюте, что позволило бы, по мысли авторов этой идеи, оптимизировать мировую денежную систему. По мысли Андрея Девятова, за кулисами этой идеи стояли так называемые «процентщики» – финансовая группировка, базирующаяся в США и связанная с семейством Рокфеллеров.

В 2012 году, после президентских выборов в США, Барак Обама существенно обновил состав своей администрации и представителей финансистов оттуда выгнал.

Они попытались пролезть обратно – хоть тушкой, хоть чучелкой, и поставить своего человека на должность главы ФРС (Федеральной резервной системы США), Ларри Саммерса. Но ничего из этого не вышло. И сейчас у них остался единственный шанс – заменить  Обаму на своего человека, на Хиллари Клинтон, к примеру, или ещё на кого-то, но это – не раньше очередных выборов президента США в 2016 году.

Все эти попытки осуществляются той международной группой, которая занимается спасением банков [то есть – финансовой группировкой «процентщиков-рокфеллеров» – И.О.]. Как они это пытаются делать, мы уже видели в 2013 году на Кипре. Плюс – они же пытаются устроить масштабную военную заварушку на Ближнем Востоке.

– А что касается реализации второго варианта – списания долгов?

– Существует альтернативная международная группа [группа «менял», база которых перемещена из США в Китай и олицетворяется с кланом Ротшильдов – И.О.], которая говорит: а зачем нам один центр силы? Давайте сделаем несколько центров финансовой силы, а мы между ними будем посредниками.

Таких потенциальных центров финансовой силы в мире насчитывается сегодня шесть: долларовый мир, мир зоны евро, мир юаня, индийской рупии, латиноамериканский финансовый ареал и евразийский центр.

И в соответствии с этими раскладами Украина, хочешь – не хочешь, должна быть в евразийском пространстве, а не в зоне евро.

– Кого конкретно вы подразумеваете, когда говорите о коллективных группах в мировой финансовой элите?

– Надо понимать, что это не есть некий закрытый клуб, в стенах которого какие-то люди собираются за столом и принимают решения. Это – коллективные группы мировой элиты, люди, которые осознают общность своих интересов.

– А как это работает на практике?

– Ну, представьте себе, что вы приехали в дом отдыха, а там – один телевизор и много народа. Тогда люди довольно быстро «кучкуются». Одни говорят: будем смотреть сериал; другие – мы за футбол, третьи хотят смотреть фильмы-лауреаты премии «Оскар» и так далее. Они могут друг друга даже не знать. Но всё равно чувствуют, у них есть общность интересов.

То же самое, в принципе, – и в мировой финансовой элите. Да, разумеется, там существуют некие координационные центры. У финансистов – это Международный валютный фонд и Мировой банк, у других – ещё что-то. Но это – совершенно непринципиально. Если мы углубимся в эти «координационные центры», мы начнём заниматься конспирологией, рассказывать про масонские ложи и всё остальное.

– Возвращаемся к теме: получается, что, по этим раскладам, Украина должна быть в евразийской финансовой зоне, но никак – не в зоне евро?

– Совершенно верно. Поймите меня правильно – я ведь экономист, я говорю об экономических интересах. Если Украина должна быть в евразийской зоне, то надо было каким-то образом убрать в ней проамериканский режим. Лучше всего это сделать руками самих же американцев.

Обращаю внимание: именно Янукович устроил майдан, как механизм защиты от давления, в том числе – путинского. Путин ему говорил: ты не ходи в Европу. А Янукович говорит: да я бы и рад, но у меня тут – майдан! И – едет в Пекин. Организовывает майдан, а потом едет в Пекин.

– Вы хотите сказать, что активизация майдана и переход его в форму евромайдана была выгодна Януковичу?

– Конечно.

– А зачем он поехал в Пекин?

– В Пекине подписывается договор о фактической передаче Крыма Китаю. Потому что Януковичу было обещано $15 млрд. инвестиций, причём три миллиона китайцев должны были перебраться в Крым.

УТОЧНЕНИЕ № 2

В ходе официального визита Президента Украины Виктора Януковича в Китай, который состоялся в первых числах декабря 2013 года, стороны подписали Договор о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Китаем, Программу развития отношений стратегического партнёрства на 2013-2017 годы, а также ряд документов по сотрудничеству в энергетике, авиастроении и сельском хозяйстве.

– Но ведь перед этим была договорённость о получении финансовой помощи от России?

– Да, договоренность была. Но договор Янукович подписывает в Пекине. И как только он возвращается, майдан резко меняет формат: вместо мирного выступления граждан там в большом количестве начинают появляться боевики. А боевики – известно откуда: их подготовку финансировали сами украинские олигархи, у каждого из них были свои боевики, а готовили их американские инструкторы. Весь фокус состоит в том, что проамериканского Януковича скинули американскими руками, потому что американцы испугались этого соглашения с Пекином.

УТОЧНЕНИЕ № 3

Не могу ручаться за точность понимания мною мысли Михаила Хазина: ведущие радиоэфира – Элина Геворкян и Андрей Позняков – за слова Хазина не ухватились, не дав Михаилу Леонидовичу более детально изложить свои соображения. Но, судя по всему, в этот период произошёл конфликт, сшибка между двумя глобальными финансовыми кланами: базирующимися в США Рокфеллерами и «переселившимися» в Китай Ротшильдами.

– А при чём здесь сегодняшняя заваруха с Крымом?

– Когда начинается тот хаос, который мы видим на Украине, появляются люди, которых конспирологи называют страшным словом «Ротшильды»: мне это слово страшно нравится! Какое это имеет отношение к реальности – не спрашивайте меня, эту конструкцию не я придумал. И вот эти самые «Ротшильды» договорились с Пекином: в Крыму должны быть китайцы, Украина должна быть в российской экономической зоне, и так далее. Они начинают реализовывать свой сценарий.

УТОЧНЕНИЕ № 4

В интервью на «Эхе…» Михаил Хазин проговорил ещё одну принципиальную мысль, которую, по старой, но очень недоброй традиции радиостанции «Эхо Москвы», ведущие эфира не дали Михаилу Леонидовичу детализировать.

Дословно Михаил Хазин сказал следующее: «Есть ещё одно важное обстоятельство. Кое-кому сегодня очень нужна война на Ближнем Востоке. Для войны на Ближнем Востоке необходимо объединить суннитов против Ирана. Но суннитов невозможно объединить до тех пор, пока главный союзник Саудовской Аравии – Израиль. Как можно поджечь Ближний Восток? Ну, например, устроить там резню во время хаджа, скинуть под это дело саудитов, дальше – объединить всех суннитов, истребить Израиль, а после этого всех суннитов объединить против Ирана. Но вот вопрос: куда девать население Израиля? Ответ: этот вопрос уже обсуждался в 1940-х годах Еврейским антифашистским комитетом СССР. Население Израиля переселяется в Крым».

Кто из крупнейших мировых финансовых групп может стоять за этим проектом? Согласно умозаключениям Андрея Девятова, это могут быть либо «процентщики-рокфеллеры», либо «оценщики» (они же – «ройял-риглы», они же – «нетократы», тесно связанные, помимо прочего, с суфиями ислама).

При этом нас, Россию, вообще никто ни о чём не спрашивает. Возможно, наше руководство с ними взаимодействует, но, скорее всего, фрагментарно.

– Но почему?

– А потому, что Правительство РФ и Центральный Банк РФ играет прямо противоположную игру. В этот самый момент другая международная финансовая группа говорит: ребята, какой замечательный повод! Сейчас мы под это дело, вне зависимости от ситуации на Украине, организуем против России санкции и затащим Россию в дефолт.

[Михаил Хазин, судя по всему, имел в виду группу «процентщиков-рокфеллеров», заинтересованных в максимально длительном сохранении работоспособности нынешней банковской мировой системы – И.О.]

Россия очень чувствительна к финансовым санкциям, потому что у неё бешеный корпоративный валютный долг. Можно опустить рейтинги российских компаний, после чего западные банки могут потребовать долг к отдаче. Но вернуть долг будет невозможно. Следовательно, Россия объявляет дефолт, и под этот форс-мажор списывает свои долги.

– А не может ли быть так, что эти санкции будут не только финансовые?

– Надо понимать: в международном сообществе идиотов нет. Все прекрасно понимают, что, когда мировая экономика барахтается на нуле, устраивать что-то крупное – значит её обрушить. Поэтому санкции могут быть только финансовые. И с одной единственной целью – чтобы затащить Россию в дефолт.

– И какие последствия для России это может иметь?

– Первое последствие будет заключаться в том, что либеральная команда из Центрального Банка РФ и российского правительства вылетает, и для либерального лагеря Россия будет потеряна надолго. После чего вполне может появиться призрак товарища Сталина со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому я думаю, что этот сценарий до конца тоже не будет доведён.

–  То есть Крым не будет нам стоить дефолта?

– Если аппетиты финансистов разыграются – всё может быть.

Но что такое дефолт?

Это значит, что мы говорим: мы вам больше ничего не должны. То есть, вы взяли у кого-то в долг, а потом объявляете дефолт, и долг не возвращаете. Но тем, кто ссужал Россию и российские предприятия тоже неплохо. Допустим, мы им должны 300 миллиардов долларов. А они, в свою очередь, тоже имеют долговые обязательства – скажем, в 5 триллионов. Ну, и всё – они тоже объявляют дефолт и аннулируют свои долговые обязательства.

– Есть такие опасения, что условное присоединение Крыма к России на самом деле будет являться большой экономической обузой: в регион надо вкладывать огромные деньги…

– Это – не проблема. Для Крыма очень легко найти деньги, потому что понятно, как они будут «отбиваться»: сельское хозяйство и туризм. Ведь Сочи – очень маленький, с туристической точки зрения, регион. Сочи во времена СССР даже не был курортом союзного значения, а Крым – был.

– А если вернуться к гипотетической возможности объявления Россией дефолта. Вы считаете, власти допустят дефолт? Ведь последствия для экономики страны будут очень тяжёлыми…

– Какие власти? Центробанк и российское правительство? Да там сидят те самые либералы, которые дефолт в России уже устраивали…

– То есть Владимир Путин считает, что у нас должен быть дефолт?

– Нет, Владимир Путин так не считает.

– Но он же принимает решения!

– По Крыму – да, он принимает решения, а по финансам – не он.

– Но он же, наверное, учитывает финансовый фактор…

– А кто в российской власти учитывает финансовый фактор? Покажите мне пальцем! Самое главное, как он, Путин, может влиять? Единственный человек у него, который хоть что-то понимает в экономике, – это Белоусов. Он попытался пару раз что-то объяснить главе российского ЦБ Набиуллиной. Набиуллина его послала, куда подальше. Сказала, дескать, чего хочу, то и ворочу.

УТОЧНЕНИЕ № 5

Андрей Рэмович Белоусов. Андрей Рэмович Белоусов.

Родился 17 марта 1959 года.

С 24 июня 2013 года – помощник Президента РФ; министр экономического развития РФ (с 21 мая 2012 года по 24 июня 2013 года); доктор экономических наук, член-корреспондент РАЕН; член учёного и диссертационного советов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

– Значит, вы полагаете, что никаких экономических последствий от присоединения Крыма к России не будет. А как реагировать на то, что сегодня упали котировки фондового рынка, что рынок крайне негативно отреагировал на заявления о проведении референдума в Крыму?

– Котировки российского фондового рынка всё равно упали бы. Вы поймите: у нас экономический спад, организованный тем же самым Правительством РФ и ЦБ РФ. Да и кому, вообще, интересен российский фондовый рынок? Западный фондовый рынок – это ещё более-менее, хотя он и на Западе давно стал бессмыслицей: капитализация компаний не имеет никакого отношения к результатам их реальной экономической деятельности.

Возьмём для примера социальную сеть «Твиттер»: это же одни сплошные убытки, а капитализация – очень большая. Кому он на хрен, этот «Твиттер», нужен? Это же просто финансовые игры, финансовые спекуляции.

– Но у нас-то игры сопровождаются конкретными последствиями. У нас, к примеру, проблемы с курсом рубля, который очень резко начинает скакать на фоне сообщений из Украины.

– Это – дурость российского Центробанка. Или – вредительство. У меня есть твёрдое убеждение, что они в последнее время целенаправленно играют на то, чтобы неприятности усилить. Последние две недели. А что касается объективных экономических причин…

Ну, вспомните 1999 год. В 1998 году дефолт – ужас, кошмар! А уже весной 1999 года экономика России начали расти, как на дрожжах. Так и тут.

Михаил Хазин в студии радиостанции «Эхо Москвы» 6 марта 2014 года.

Михаил Хазин: «Я вообще не понимаю, почему Украина не объявит дефолт!».

Я вообще не понимаю, почему Украина не объявит дефолт. Объявила бы дефолт, и всё было бы замечательно. У них все проблемы из-за того, что имеется бешеный долг. Другое дело, что им после этого какое-то время в долг не дадут. Ну, что делать? Такова жизнь.

– Приходят срочные новости о том, что, в связи с событиями на Украине, страны Евросоюза могут пойти на ужесточение в выдаче гражданам России виз…

– Я этой проблемы не понимаю. Ну, не будут выдавать визы. Людей, которым позарез нужно именно в Европу, не так много. И, могу вас уверить, эти люди свои визы получат. А те, кому это нужно просто так…

Я десять лет был невыездным: с 1998 по 2007 год. И ничего страшного в моей жизни не произошло. Я только на Украину ездил отдыхать, в Крым, поскольку там нужен был только российский паспорт.

– То есть вы уверены, что визовые санкции не так страшны?

– Это всё глупости. И, по большому счёту, – мура. Вы поймите, что в любом деле есть люди, в задачу которых входит всем демонстрировать свою важность. Вот знаете как, например, в Госдуме или в некоторых государственных учреждениях едва ли не каждый десятый пропуск, который спускается вниз посетителям, теряется. Не потому что в этом учреждении или ведомстве что-то принципиально имеют против посетителей, нет. Просто после каждой такой «потери» начинаются звонки в охрану, с ними разговаривают, договариваются – и у них появляется ощущение, что они нужны. Так и тут. Это такой способ придания себе дополнительной значимости, который, по большому счёту, для нормального человека особой роли не играет.

– Но ведь известно, что во время противостояния и перекидывания нот с угрозами друг другу, с Запада в Россию и обратно, говорили о том, что Россия хранит национальные сбережения в долларах, и хранит в США. Можем ли мы, в случае введения неких финансовых санкций, эти деньги изъять назад?

–  Советник Президента – Сергей Глазьев – сказал же это прямым текстом. Будете ограничивать наши возможности с нашими государственными деньгами, мы в ответ ограничим ваши возможности в части владения акциями наших крупных компаний.

– Наш радиослушатель, Сергей из Пензы, задаёт очень разумный вопрос: а есть ли какая-то выгода России от украинских событий?

– Есть целая куча выгод. Главная из них – Россия в первый раз продемонстрировала, что у неё есть некая собственная позиция в мире. Мы в последние годы всё время отступали. И в кои-то веки мы перестали отступать. А нам есть, вообще-то говоря, за что побороться. То, что было сделано на Украине, это, конечно, вещь страшная. На самом деле, это – борьба за уничтожение всего русского мира как такового. И эта борьба, как известно, была сформулирована в качестве задачи ещё в 1950-е годы, на эту тему есть масса  текстов и документов. Некоторые из них точные, некоторые, как знаменитая «доктрина Аллена Даллеса», быть может, сфальсифицированы. Известно, что нас хотят истребить. Не физически, а как носителей русского духа.

– Нас, или Россию как империю?

– Нас, русский дух. Империя в данном случае – это лишь следствие. И у них есть основания для этого. Во всей Европе есть только одна страна, армия которой (такие случаи бывали, хоть и нечасто) выдерживала русскую штыковую атаку. Это – британская армия. Все остальные бежали.

– Ну, это когда было! Сегодня же на дворе XXI век…

– Это совершенно неважно. Я говорю о состоянии духа. И это очень хорошо видно. И вчера, и сегодня. Видно по очень многим вещам. И они этот дух страшно боятся. А мы этот дух сегодня в России пытаемся возродить. Не могу сказать, что это получается хорошо. Но, по крайней мере, хоть что-то делается. Важно сделать первый шаг. При этом, Россию много кто поддерживает.

Вот вам классический пример: не так давно Армения приняла решение о вступлении в Таможенный союз. И это – не решение тех людей, которые когда-то жили в СССР, в армянской союзной республике. Это – решение всей армянской диаспоры, которая разбросана по всему миру, она весьма многочисленна, и – очень влиятельна.

– Это было сделано в интересах граждан Армении?

– Да, конечно. Но дело в этом, что это было принципиальным решением, геостратегическим. Иначе говоря, мы начинаем выстраивать некую конструкцию, которая должна будет существовать много веков спустя, грубо говоря, после преодоления кризиса. Мы это прекрасно понимаем, когда говорим украинцам: ребята, вы понимаете, что там, в Евросоюзе, вы будете рабами, что из вас делают колонию!

– Важно довести этот процесс до конца. Как вы думаете, получится ли у нас выстроить эту новую конструкцию, есть шансы?

– Есть. Но надо работать. И, самое главное, не перебарщивать.

Оригинальный вариант интервью Михаила Хазина можно прочитать и посмотреть на веб-сайте радиостанции «Эхо Москвы».

СПРАВКА

Михаил Леонидович Хазин.Михаил Леонидович Хазин.

Президент компании экспертного консультирования «Неокон».

Родился в 1962 году.

В 1979 году поступил в Ярославский государственный университет. В 1980 году перевелся в Московский государственный университет, в 1984 году окончил механико-математический факультет (кафедру теории вероятностей).

В 1984-1991 годах работал в системе АН СССР (РАН).

В 1992 году – начальник аналитического отдела «ЭЛБИМ-банка».

С 1993 по июнь 1998 года находился на государственной службе: 1993-1994 годы – Рабочий центр экономических реформ при Правительстве РФ; 1994-1997 годы – работа в Министерстве экономики РФ; с 1997 по июнь 1998 года – работа в Экономическом управлении Президента РФ.

 Действительный государственный советник РФ III класса в отставке.

С 1998 года – профессиональный консультант.

С осени 2002 года – президент компании экспертного консультирования «Неокон» (специализация: стратегическое прогнозирование и GR – взаимоотношения с органами государственного управления).

Михаил Хазин ведёт персональный веб-сайт: http://worldcrisis.ru/

Другие статьи по теме: «Решение Путина – это объявление войны…»: Михаил Хазин – о борьбе Ротшильдов  и МВФ на российских просторах

Текст к публикации подготовил Игорь ОСОВИН

Share this post for your friends:

Friend me: