ОБРАЗОВАНИЕ ПО-САРАТОВСКИ: ЛАНДО, КРУТОВ И “ЕДИНАЯ РОССИЯ”. Часть 1



Запрещённая А.Н. Крутовым лекция И.А. Осовина, которую он должен был прочитать в Школе журналистского мастерства

018

«Им не нужны журналисты, которые будут обладать практическими навыками в области расследовательской журналистики. Оно и понятно. Сегодня куда ни копни - везде натыкаешься на аферы «столпов общества»: там - «единороссы», там - «патриоты» в погонах, а там - ещё какая-то хрень. Нужна им расследовательская журналистика? Конечно, нет.»

В общем, так. Как оно часто и бывает, пришла беда, откуда не ждали. То, что видный саратовский «расследователь» Александр Крутов - кадр ещё тот, лично для меня новостью не было. Но то, что он... Впрочем, обо всём - по порядку.

Как известно, с 15 ноября 2010 года в городе Саратове на базе пресс-центра «Московская, 90» начала работу Школа журналистского мастерства - бесплатная образовательная программа повышения квалификации работников СМИ и блоггеров, ежегодно реализуемая Фондом защиты гласности (г. Москва) совместно с Центром журналистского образования (США).

ПРО СИМОНОВСКУЮ ШКОЛУ И КРУТОВА

Цель этой программы - помочь начинающим журналистам в приобретении недостающих теоретических знаний и практических умений, необходимых для профессиональной деятельности на рынке масс-медиа.

Как, опять же, известно, нынешняя Школа журналистского мастерства - не первая: до этого аналогичные курсы обучения прошли в Москве, Владивостоке и Екатеринбурге, и вот теперь местом проведения Школы стал Саратов - первый город в Приволжском федеральном округе, на котором остановили свой выбор руководители программы.

023

Александр Крутов (слева) и Сергей Плотников (Екатеринбург, справа) - лекторы Школы журналистского мастерства Алексея Симонова (фото - Алексея Смирнова).

Распределение обязанностей в Школе сложилось следующим образом. Общее руководство саратовской Школой в ранге директора осуществляет Алексей Симонов, завуч - Сергей Почечуев, руководитель группы журналистов-расследователей - Александр Крутов, руководитель группы блоггеров - один из создателей Ассоциации блоггеров Саратовской области, эксперт Фонда защиты гласности в Саратовской области Юрий Чернышов. Более подробно с работой Школы можно ознакомиться на её интернет-сайте - Simonovka.com, который был открыт для посетителей 15 ноября 2010 года. Теперь - про Крутова.

Александр Крутов начал «гадить» ещё на начальном этапе, когда была начата подготовительная работа по запуску симоновской школы в Саратове. Это выражалось и в его «пожеланиях» к отбору слушателей, и в отборе лекторов с саратовской стороны, и в подготовке учебного плана. Поначалу это казалось крайне странным, но понимание мотивации такого рода действий товарища пришло достаточно быстро.

Про связи Александра Крутова с «конторой» среди саратовских журналистов не знает разве что самый ленивый. Александр Николаевич - «барабанщик» ещё тот! Плюс к тому, работая в журнале «Общественное мнение» и в on-line его версии, Крутов, фактически, работает на «Единую Россию», что тоже не является секретом.

«Общественное мнение» входит в медийный пул главы МО «Город Саратов», видного «единоросса» Олега Грищенко. А тут - выборы депутатов Саратовской городской Думы на носу, непрекращающиеся информационные войны... Дело даже не в том, что кто-то из журналистов в Саратове сегодня работает на одну политическую группу, а кто-то - на другие политические силы. В конце концов, началось это не вчера, и завтра тоже не закончится. А есть хочется каждый день. И, желательно, не по одному разу. Суть - не в этом.

Вопрос: почему Александр Крутов с таким маниакальным упорством начал «гадить» с самого начала (к примеру, отговаривал Алексея Симонова от проведения Школы именно в Саратове), а потом - и в процессе работы Школы? Ответ, как это ни банально звучит, очень прост. Крутову, а точнее, тем, кто стоит за его спиной, на хер не нужны журналисты, которые будут обладать практическими навыками в области расследовательской журналистики. Оно и понятно. Ведь сегодня куда ни копни - везде натыкаешься на аферы «столпов общества»: там - «единороссы», там - «патриоты» в погонах, там - представители финансово-промышленных групп, а там - ещё какая-то хрень. Нужна ли им качественная расследовательская журналистика? Конечно же, нет.

Поэтому Школа и взяла крен в сторону, фактически, профанации и, полагаю, параллельного - в рамках проведения Школы - отрабатывания грантов на тему борьбы с женским курением и прочей тряхомудрией.

Крутов же... Ладно, бог бы с ним. Как пел Владимир Высоцкий, «сумасшедший - что возьмёшь?».

Игорь Корольков (Москва, фото Ольги Пушиной).Игорь Корольков (Москва) - прочитанный им курс лекций
был первым в программе Школы (фото Ольги Пушиной).

Впрочем, всё это вместе взятое не побудило бы меня браться за эту тему, если бы не поведение Александра Крутова. Не хочешь видеть меня в качестве одного из лекторов Школы? Ну, так прямо и скажи, чего в штаны-то класть? А этот «дерьмодемон» учудил вот что. Другие почему-то на крутовские финты реагировали более сдержанно. Но я - не Зоя Космодемьянская, молчать не буду. Тем паче, что речь идёт не о личных амбициях, а о том, что Крутов, фактически, ведёт дело к срыву занятий в Школе.

ФИНТЫ ЖУРНАЛИСТА-«РАССЛЕДОВАТЕЛЯ»

Моё выступление в рамках проведения Школы было намечено на 16 декабря 2010 года. Но так как в Саратов - в рамках проведения Школы - состоялся приезд академика Елены Галяшиной, то моя лекция была передвинута на понедельник, 20 декабря 2010 года.

Я, естественно, времени даром не терял, подготовился к выступлению. И вот, накануне оного, около полуночи в воскресенье, 19 декабря, мне звонит по телефону завуч Школы Сергей Почечуев и рассказывает о телефонном разговоре, который только-только состоялся у него с Александром Крутовым. Выяснилось, что Крутов буквально рогом упёрся: «Игорь Осовин завтра лекцию читать не будет!!!». Никаких аргументов, никаких объяснений - не будет Осовин читать лекцию, и всё.

На следующий день, в понедельник, 20 декабря 2010 года, аккурат в День чекиста, становится известно, что Александр Крутов оборвал телефон Алексея Симонова всё с тем же ультиматумом: Игорь Осовин читать лекцию не будет, типа - только через мой труп! Симонов звонит Почечуеву, урезонивает: вы там, в Саратове, Сашу не обижайте.

Тут уже мне стало интересно пообщаться с Крутовым: ты мне в лицо скажи - что да как - чего через посредников-то общаться? Пересёкся я с ним в понедельник, 20 декабря, за десять минут до начала занятий в Школе. «Пошто ж вы так, Александр Николаевич? - спрашиваю. - Почему же вы мне запрещаете лекцию читать?». Тот потащил меня в конференц-зал, достал какие-то замусоленные бумажки.

«А вот, - говорит, - у вас же изначально тема была заявлена о коррупции в системе муниципального управления».

«Так оно и было, - отвечаю я. - Но тут ошибочка вышла: это не совсем мой круг интересов. Тему изменили, и звучит она теперь так: от расследовательской журналистики (на примере «дела Александра Ландо») до расследований в конспирологическом ключе. Всё верно. А тему коррупции в сфере муниципального управления вы же самолично больше месяца назад передали другому лектору - Сергею Георгиевичу Курихину».

Уж не знаю, почему Александр Крутов решил, что Сергей Курихин будет читать лекцию на эту тему - может, договорился с ним? Почему именно Курихин? Друзья они, что ли, давние знакомцы, или учились вместе? Не знаю, не в этом дело.

Так вот, а Крутов мне и отвечает, что Ландо, типа, трогать не надо. Потому как сейчас идёт информационная война - и против «Единой России», и против её отдельных представителей, ну, и Ландо тоже в ней достаётся. Типа, не надо политизировать Школу.

Вот хоть стой, хоть падай! А куда ты денешься от политики, если она повсюду тебя окружает, особенно - в расследовательской журналистике? Да и как могут игнорировать политические реалии журналисты-расследователи и социально-ориентированные блоггеры? В конце концов, это же не слушатели института благородных девиц!

Александр Крутов (Саратов) и Сергей Плотников (Екатеринбург), фото Ольги ПушинойСлушатели Школы, на переднем плане - Александр Крутов и Сергей Плотников (Екатеринбург): лекционный курс Сергея Фёдоровича был вторым по очерёдности (фото Ольги Пушиной).

Тезис про то, что Школу не надо «политизировать», Крутов задвигал ещё на начальном этапе, когда шёл приём анкет соискателей и вырабатывались общие принципы проведения занятий. Почечуев предлагал что? В Школу можно и нужно принимать слушателей вне зависимости от того, в каких СМИ они работают (в плане политической ангажированности). Ведь главная задача, которая ставилась  перед саратовской Школой изначально, была такова: реально повысить уровень профессиональной подготовки молодых саратовских журналистов и блоггеров - вне зависимости от того, в «проволодинских» ли СМИ они работают, в «грищенковских» ли, «курихинских» ли, «фейтлихеровских» ли, «ипатовских» или ещё каких.

Помимо теоретических занятий предполагалась и практическая часть. В том числе - разбор и анализ разнообразных ситуаций, которые возникали в общественно-политическом контексте прошлых лет и совсем недавнего времени. Как на «глобальном», так и на региональном, саратовском, материале. И что теперь я слышу от уважаемого «фекалоида»? Не надо «политизировать» Школу, не надо говорить про Ландо, ибо против саратовской «Единой России» идёт информационная война! А о чём, простите, тогда можно говорить, и чем можно заниматься? Разбором коробки, содержимое которой - а было в Школе и такое! -  найдено на помойке?! Ну, в самом-то деле!

Ладно. Попытался было в последний раз объяснить Крутову, что я и не собирался смаковать детали того, почти десятилетней давности, противостояния с Ландо, что на этом примере я хочу рассказать совсем о другом... Но куда там! Крутов был неумолим. Сидит передо мной этот «неликвид лебединого озера» и «гадит по полной». Хорошо, решил зайти с другой стороны. «Как же так? - спрашиваю. - Я же к выступлению готовился, потратил своё время. Кто мне будет компенсировать мои, так сказать, трудозатраты?».

А тот и отвечает: ну, вот другую тему подберите, а там, глядишь, и выступите ещё. Я понял: выступлю, когда Крутов раком на горе свистнет. И ведь что интересно: этот «горшок душистых прений» ни разу не поинтересовался, о чём конкретно я собираюсь говорить. Ясно, почему: о чём бы я не рассказывал, он бы всё равно не допустил моего выступления под любым предлогом. Достаю последний аргумент.

«Допустим, - говорю. - Но тема моего выступления была известна месяц назад. Почему о недопустимости "политизации" Школы мне было заявлено только сегодня? Почему об этом нельзя было сказать неделю назад, месяц назад?».

Доктор юридических и филологических наук, академик РАЕН Елена Галяшина (Москва; фото Ольги Пушиной). Доктор юридических и филологических наук, академик РАЕН Елена Галяшина
(Москва; фото Ольги Пушиной).

Крутов в ответ гундосит то, что уже до этого говорил. И тут я подумал: а чего это я перед этим «гуттаперчевым бляйштифтом» бисер мечу? Пошёл бы он куда подальше! Ну, а напоследок заявляю: «Знаешь что, дорогуша? Ты на меня, если что, не обижайся. У меня в отношении тебя руки теперь развязаны. Так что не взыщи. Не хотел я тебе этого говорить, но сказать придётся: ты, мил человек, блядью как был, так блядью и останешься!». И, исключительно довольный своей проделкой, отправился в праведном гневе писать этот текст. А Крутов с воодушевлением завёл свою волынку про то, как «его по морде били чайником». В смысле - как его неоднократно избивали за журналистские расследования (хорошая реклама для профессии, ничего не скажешь!).

А теперь - о том, что же я хотел в своей лекции рассказать. Хотел рассказать - обязательно расскажу. Благо, что есть Интернет - великая вещь!

Итак...

ТЕЗИСЫ ЛЕКЦИИ

План у меня был такой. Лекция должна была быть в двух частях, каждая - по одному академическому часу. Первая часть лекции состояла из двух блоков.

Могут ли правоохранительные и следственные органы выступать в качестве союзника журналиста? Да, могут. Краткий рассказ об этом должен был быть проиллюстрирован историей моего противостояния с Александром Ландо - про то, какую неоценимую помощь тогда, в 2001 году, мне оказали следователи прокуратуры города Саратова во главе с Е.Ф. Григорьевым. Всем желающим планировал раздать оставшиеся у меня экземпляры газеты «Саратов» (май, 2003 г.) с объёмной публикацией о проделках А.С. Ландо - «Генерал случайной карьеры».

Второй блок первой части должен был служить переходом ко второй части. План был такой: рассказать о том, как именно можно и нужно вести журналистские расследования сегодня, используя огромные информационные ресурсы Интернета. В том числе, планировал сказать несколько слов и о том, как именно некоторые журналисты зарабатывают на заказных расследованиях, то есть - на тех расследованиях, которые изначально не предназначены для публикации, а заказываются тем или иным заинтересованным лицом для служебного, так сказать, пользования. Проиллюстрировать этот блок я планировал рассказом о подоплёке странной информационной войны между областным министром-транспортником Сергеем Шейкиным и предпринимателем Александром Тимошком, разгоревшейся в 2008-2009 годах. Этот рассказ и должен был стать основным в первой части лекции.

Вторая часть лекции должна была быть посвящена расследованиям, проводимым в конспирологическом ключе. Несколько вводных слов хотел сказать о том, что такое конспирология, и можно ли её рассматривать как научную дисциплину. Несколько слов - о методологии конспирологического подхода. Далее должен был последовать рассказ о пользе персональных блогов в деле поиска необходимой информации (на примере подготовки статьи для сайта conspirology.ru «Пираты и XXI век. Часть 3»). Далее - рассказ об использовании находящейся в Интернете информации для расследования исторических фальсификаций (на примере подготовки статьи для сайта conspirology.ru «Загадки пакта "Молотова-Риббентропа"»). И напоследок - рассказ о том, как можно и нужно использовать блоги, а также информацию из русско- и иноязычного Интернета в поисках фактов о людях и событиях, о которых нет практически никаких официальных данных (на примере реконструкции биографий Карла Шапеллера и Ганса Колера для статьи на сайте conspirology.ru «Схватка за Антарктиду. Часть 13»).

И вот такой замечательный план «расследователь» Крутов похерил, даже не попытавшись узнать у меня, что именно я - причём, совершенно бесплатно! - планирую рассказать слушателям Школы журналистского мастерства. Одно слово - хронотоп Прокопенко!

Саратовский адвокат Елена Кобзаренко (фото Ольги Пушиной). Известный саратовский адвокат Елена Кобзаренко - один из преподавателей
Школы (фото Ольги Пушиной).

Но так как план лекции у меня был готов, я и решил разместить её текст на conspirology.ru. Вторую часть лекции описывать не буду, так как её «фишка» заключалась в наглядной - с помощью компьютера и цифрового проектора -  демонстрации методологии поиска необходимой информации. А, в принципе, в упомянутых выше статьях это уже всё подробно рассказано. Поэтому перейду к изложению первой части лекции.

Вот что, в общих чертах, я хотел рассказать слушателям Школы журналистского мастерства. Итак: сначала про Ландо и прокуратуру г. Саратова.

«ПОДСТАВЫ» КАК НЕИЗМЕННЫЙ АТРИБУТ СОВРЕМЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ

Те, кто занимаются реальной журналистикой, прекрасно знают, как выглядят эти самые «подставы». Одна из них приключилась со мной летом 2001 года. Тогда, после полугодового перерыва, вновь начала выходить газета «Саратов». Мэр Саратова Юрий Аксёненко хорошо понимал, как много значит для нашего города газета с его названием.

Пресс-конференция во дворе редакции газеты «Саратов» 6 августа 2001 года (фото Николая Клёнова). Пресс-конференция во дворе редакции газеты «Саратов»,
которая состоялась 6 августа 2001 года (фото Николая Клёнова)

Прежнее руководство редакции довело «Саратов», фактически, до ручки. И тогда Аксёненко решил, что необходимо осуществить кадровую ротацию в издании. Из муниципального бюджета газета «Саратов» не финансировалась, но Юрий Аксёненко помогал находить, так сказать, внебюджетные источники финансирования. Более подробно об этом периоде истории «Саратова» на conspirology.ru уже было рассказано в серии статей 2009 года «От Плохотенко до Осовина. Краткий курс истории газеты "Саратов"» (часть 4).

«Послом по особым поручениям», а фактически, куратором возобновления выхода газеты «Саратов» был Алексей Пчелинцев, тогда работавший в Администрации г. Саратова. Алексей Геннадиевич (ныне, если не ошибаюсь, успешно директорствующий в фирме-издателе саратовской газеты «Резонанс») энергично подключился к делу.

Первый номер «Саратова», после приостановки издания в марте 2001 года, вышел в понедельник, 30 июля, того же года. На его страницах была опубликована статья «Тайна вклада больше не гарантируется. Правозащитник Ландо обходится саратовским налогоплательщикам недёшево». Из-за неё и разгорелся дальнейший сыр-бор.

Статья - теперь-то об этом рассказывать уже можно - была опубликована с подачи Алексея Пчелинцева. В тексте указывалось, что Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо вместе с членами семьи за счёт средств областного бюджета регулярно отдыхает в Сочи (цена путёвок достигает 138 тысяч рублей на одного человека). Плюс к тому - «народный защитник» с недавних пор живёт в элитном доме, в квартире площадью 150 кв. метров, при цене 1 кв. метра порядка 1 тысячи у.е.

Почему в качестве мишени был избран именно Ландо? Ответ на этот вопрос достаточно прост. Ориентировочно с весны 2001 года началась информационное противостояние между мэром г. Саратова Юрием Аксёненко и губернатором Саратовской области Дмитрием Аяцковым, которое продолжалось, фактически, до того момента, когда в конце 2004 года стало ясно, что на новый срок губернатором Дмитрий Фёдорович назначен не будет.

Александр Крутов – на фуршете, который состоялся по завершению пресс-конференции в редакции газеты «Саратов», посвящённой «делу Ландо» (фото Николая Клёнова). Александр Крутов - на фуршете, который состоялся по завершению пресс-конференции
в редакции газеты «Саратов», посвящённой «делу Ландо» (фото Николая Клёнова).

О реальных причинах этого противостояния, думается, детально могут рассказать лишь Аксёненко и Аяцков, но тогда, весной-летом 2001 года, ходили разговоры, что его катализатором послужили итоги выборов депутатов Саратовской городской Думы, которые состоялись в декабре 2000 года. То ли Аксёненко не выполнил предварительных договорённостей с ДФ относительно прохождения в гордуму «нужных» Аяцкову людей, то ли Дмитрий Фёдорович стал предъявлять Юрию Николаевичу иные, новые требования. Короче, суть - не в этом.

И вот, когда информационная война разразилась, со стороны Дмитрия Аяцкова её активным солдатом как раз и был Александр Ландо. Соломоныч резко критиковал возглавляемую Юрием Аксёненко Администрацию города, делал заявления, что Аксёненко-де угрожал ему чуть ли не преждевременной кончиной... Ну, короче, всё - в таком же духе.

Много позднее, в октябре 2006 года, я вместе с главным редактором недолго просуществовавшего саратовского журнала «Брэнд & Стиль» Владимиром Ивановым брал интервью тогда уже у бывшего губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова (его текст был опубликован в декабрьском номере издания в том же, 2006-ом, году). Я задал Дмитрию Фёдоровичу прямой вопрос о том, почему он так долго держал Александра Ландо возле себя. В опубликованный вариант интервью вошёл такой ответ: «Чтобы видеть изнанку общества, чтобы знать, чем живёт народ, иногда и должны быть вот такие люди. В их числе, надо сказать, был ведь не только один Ландо».

А вот в неофициальном, неотредактированном варианте ответа, Дмитрий Аяцков не без раздражения помянул про «услужливых баранов», которые, к сожалению, на определённом этапе были ему необходимы, хотя и приносили, пожалуй, больше вреда, чем пользы. Проблема в том, что других-то под рукой не было!

Так вот, в 2001 году в «доме со львом» - на Первомайской, 78 - тоже не отмалчивались и кидали Соломонычу попутные ломы в спину. В числе прочих «гадостей» и было принято решение обнародовать сведения о курортно-квартирных делишках Ландо.

Когда я, как главный редактор, прочитал принесённый Пчелинцевым текст, первый же вопрос был о наличии копий документов, подтверждающих изложенное в статье. Документов не было, но Алексей Геннадиевич энергично убеждал меня, что документы будут «как только - так сразу». Перспектива забрезжила хреновая. Её я и обрисовал куратору Пчелинцеву. Если документов не будет, вариантов дальнейшего развития событий может быть два.

Первый - лучший: Ландо, опасаясь публичной огласки, не будет связываться с судебным разбирательством, а предпочтёт подать заявление в прокуратуру. Дескать, его публично оклеветали. В этом случае по окончании следствия я смогу ознакомиться с его материалами. И дай бог, чтобы «прокурорские» нарыли против Соломоныча реальную «компру». Пчелинцев энергично уверял, что в городской прокуратуре «у нас всё тип-топ». Я лишь горестно вздыхал в ответ: а если Ландо обратится не в городскую прокуратуру, что тогда?

Второй вариант - худший: Ландо подаёт исковое заявление в суд. И я, как главный редактор и автор статьи (а авторство мне, конечно же, придётся взять на себя) с треском проигрываю процесс, так как никаких реальных документов, подтверждающих правоту изложенных в статье сведений, у меня нет.

Конечно, как мог, я поправил текст статьи, но это было всё равно, что мёртвому припарки. Ведь в этой статье обязательно должны были остаться упоминания про халявно доставшуюся Ландо квартиру площадью 150 кв. метров ценой под 150 тысяч у.е. и про путёвки в Сочи ценой по 138 тысяч рублей, оплаченные за счёт средств саратовских налогоплательщиков.

Разумеется, был и третий вариант: вообще отказаться от публикации явно «подставной» для газеты статьи. Но это было бы приговором для газеты: статья о делишках Ландо обязательно должна была выйти в свет - это было требование заказчика. Будет ли заказчик обеспечивать финансирование выпуска газеты, которая не печатает то, что ему нужно? Вопрос, как говорится, риторический. Значит, нужно было осознанно идти на риск.

В подобных ситуациях журналистам приходилось, да и теперь приходится оказываться нередко. И это - очень сложный выбор. Конечно, рафинированным «расследователям» легко рассуждать о профессиональной этике и хвалиться своими белыми, хотя и не всегда чистыми, одеждами. Легче, когда ты делаешь выбор, но отвечаешь при этом только за себя. Не говорю, что это легко, но - легче. Гораздо сложнее, когда приходится из двух зол выбирать меньшее, потому что так надо. Потому что за тобой - коллектив, пусть и малочисленный. И этому коллективу необходимо обеспечивать выплату зарплаты, гонораров. Желательно - регулярно и своевременно. Легко осуждать других, особенно тогда, когда у тебя нет никаких социальных обязательств: ни жены, ни детей, ни семьи, ни родителей. Легко рассуждать о замечательной и высокоморальной практике работы журналистов «Вашингтон Пост» или «Нью-Йорк Таймс». Но мы-то живём и действуем не в США в 1970-ые, а здесь и сейчас.

В общем, оказаться в такой ситуации никому не пожелаешь. Вот и я тогда, в июле 2001 года, встал перед аналогичным выбором. Короче, статья была опубликована под моим псевдонимом «Виктор Кугельшрайбер». Кстати, несчастливый для меня псевдоним. Несколько раз его использовал - и, практически, всегда после опубликования подписанных «Кугельшрайбером» статей случалась какая-то засада. Это - к вопросу о псевдонимах. Как только понимаете, что псевдоним для вас таит скрытую угрозу, херьте его к чертям собачьим, не испытывайте судьбу! Карма - не карма, но если в Берлине в Штирлице узнают русского разведчика по волочащемуся за ним парашюту, этот парашют лучше всего бросить.

Ну, так вот. Газета со статьёй про Ландо, отпечатанная тиражом 3 тысячи экземпляров, раздавалась читателям бесплатно, чтобы напомнить саратовцам о газете с названием нашего города.

Ландо, естественно, возбудился и... Совершенно верно! Подал заявление в прокуратуру. Побоялся рисковать и выходить на открытый, гласный судебный процесс.

Тем, кто только входит в журналистику, или делает в ней первые шаги,  просто необходимо учитывать один немаловажный фактор. Публичные фигуры, деятельность которых в том или ином виде освещается в СМИ, как правило, люди трусливые. Не все, конечно же, но большинство - это точно. Проще говоря, они - изрядные ссыкуны. Пётр Красильников в 1998 году, когда мы вместе работали в газете «Саратовские губернские ведомости» (сегодня он возглавляет саратовскую газету «Время. События. Мнения. Тенденции»), выразился резко, но очень верно: дескать, Саратов - это город политических ссыкунов. Исключения (типа Дмитрия Аяцкова или Вячеслава Володина) лишь подтверждают общее правило.

Конечно же, как только такого кадра в СМИ погладят против шёрстки, первая реакция выглядит изрядно отчаянной, я бы даже сказал - брутальной: да я этого журналюгу! да в порошок! да в суд! да в прокуратуру!!! Но тут же наступает отрезвление. «А чёрт его знает, что у этого «козла» на меня ещё есть? А, что если он расскажет...». (А рыло-то здесь и сейчас у большинства в таком мощном пуху, что мама - не горюй!) «Подожди-подожди! Кто за этим журналюгой стоит, чей это может быть заказ?», и т.д.

Вот тут-то и начинается увлекательный и крайне «продуктивный» процесс поиска чёрной кошки в тёмной комнате.

В моей практике таких случаев, к слову говоря, было немало. Взять, к примеру, июнь и июль 2006 года, когда вместе с Сергеем Почечуевым мы выпускали еженедельный самиздатовский бюллетень «Наблюдатель». Печатали его ограниченным тиражом на офисном принтере формата А-3, после чего Сергей разносил его по «присутственным» местам. Цель выпуска бюллетеня была крайне простой: или найти инвестора, или получить какой-то заказ. Короче, деньги были нужны. Но никто не верил, что это - «просто так». Какие только фигуры не озвучивались нам с Почечуевым в качестве лиц, стоящих за «Наблюдателем»! И Леонид Фейтлихер, и Сергей Курихин, и Леонид Писной, и Павел Ипатов, и Виктор Тюхтин, и Михаил Лысенко, и Александр Мирошин...

Посыл, кстати говоря, сработал: в сентябре того же года на нас с предложением о совместной работе вышел главный редактор и владелец газеты «Саратовский репортёр» Сергей Михайлов (тогда выход «СР» финансировала компания «Астэк-С» во главе с Алексеем Еруслановым), с которым мы и проработали до августа 2007 года. Ну, а потом - пошли выборы, работа на «Единую Россию» и прочие «прелести» партийной контрпропаганды, о чём в своё время нами уже было рассказано.

Или сейчас: неуёмные доброжелатели с ног сбились, ища источники постоянного финансирования пресс-центра «Московская, 90». Какие только имена не называют: и Леонид Фейтлихер, и Сергей Курихин, и Леонид Писной, и Павел Ипатов, и Виктор Тюхтин, и соратники Михаила Лысенко. Или даже - все сразу!

...Так вот, 2 августа 2001 года в городскую прокуратуру поступает заявление от А.С. Ландо. Уже на следующий день он признаётся потерпевшим, а против меня возбуждается уголовное дело № 48148 по признакам совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 129 УК РФ.

Алексей Пчелинцев, как мог, помогал, но непосредственные источники информации о проделках Ландо как воды в рот набрали. А следствие шло своим чередом: обыски, вызовы на допросы в прокуратуру... То есть, «подстава» произошла конкретная. Отсюда - естественный вывод: если занимаешься расследованием, опираться можно только на документальные источники. Всё остальное «прокатывает» лишь по линии «одна бабушка сказала», либо скатывается в область публицистики: когда, к примеру, «герою» публикации задаются вопросы. А правда ли, что имярек купил то-то за такую-то сумму? А откуда у него такие деньги? А на какие «шиши» он ездит в булочную на такси? Ну, и тому подобное.

Тем временем, Александр Ландо, настрочив на меня «заяву» в прокуратуру, решил отдохнуть от трудов праведных и вновь укатил на отдых в Сочи. В результате, я, оформив служебную командировку, отправился на черноморское побережье следом за Ландо. Был, кроме прочего, найден и выход на одного дружески расположенного чиновника в Администрации г. Сочи.

Приехал в Сочи. Объяснил чиновнику, что именно мне необходимо. Тот взял пару дней для «рекогносцировки на местности». Я же решил навестить один из санаториев, в котором, как мне говорили в Саратове, регулярно проживал на отдыхе Ландо. Санаторий назывался «Русь». В советские времена он носил громкое имя: «Санаторий им. В.И. Ленина», и находился на балансе ЦК КПСС, а в 1990-х годах был приватизирован, и в 2001 году уже принадлежал нефтяной компании «ЮКОС». Кстати говоря, летом 2001 года в сочинской прессе появились публикации, посвящённые некоторым странностям приватизации этого санатория соратниками Михаила Ходорковского.

За забором – пансионат «Русь», август 2001 года За забором - пансионат «Русь», август 2001 года.

Исходя из вышесказанного, надо понимать: пансионат «Русь» - что в советские, что в постсоветские времена - был ещё той «цитаделью»: просто так туда не попадёшь. Но мне это удалось. Сам не подозревал наличие в себе склонности к своего рода шпионской деятельности. Один из сотрудников «Руси», сообразив, что именно мне надо, посочувствовал, но честно заявил: информацию о своих клиентах пансионат раскрывает очень и очень неохотно. Конечно, как главный редактор, я могу послать запрос, но ответ получу, скорее всего, очень обтекаемый. А если запрос направит прокуратура? Ну, это другое дело.

Ещё раз пообщался с чиновником из Администрации г. Сочи. Тот по своим каналам выяснил, что Александр Ландо в «Руси» никогда не останавливался, гостил в санатории «Сочи». Тоже - неплохое место. В 2001 году (как сейчас - не знаю) санаторий «Сочи» находился на балансе Правительства РФ, и в августе 2001 года - одновременно с Александром Ландо - там отдыхал тогдашний глава Центризбиркома РФ Александр Вешняков.

Санаторий «Сочи», август 2001 года. Санаторий «Сочи», август 2001 года.

И - всё! Не считая того, что за время визита в г. Сочи я впервые в жизни искупался в Чёрном море, посмотрел выступление группы «ТАТУ» на площади перед сочинской филармонией (было это в момент закрытия какого-то фестиваля), никаких иных существенных результатов мною получено не было.

Оставалась одна надежда - на сотрудников прокуратуры и следователей ОБЭП Волжского РОВД г. Саратова, которые вели расследование по уголовному делу № 48148. И эта надежда оправдалась. Что в прокуратуре, что в милиции - и там, и там - Ландо недолюбливали. Задолбал их этот «правозащитник» своими жалобами изрядно!

В общем, следователи были предельно корректны, и через три месяца, 3 октября 2001 года, уголовное дело № 48148, возбуждённое по факту публикации в СМИ статьи, содержащей сведения, порочащие честь и достоинство Уполномоченного по правам человека в Саратовской области А.С. Ландо и подрывающие его репутацию, постановлением следователя по особо важным делам прокуратуры г. Саратова, юристом 2 класса О.И. Пименовым было прекращено за отсутствием в действиях И.А. Осовина состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 129 Уголовного кодекса Российской Федерации (клевета, опубликованная в СМИ).

Следователи выяснили, что за отдых А.С. Ландо областной бюджет платил неоднократно. Да, путёвка на одного человека стоила не 138 тысяч рублей, а несколько меньше. Ошибка в публикации «Саратова» была, но клеветы - не было.

С квартирой «правозащитника» дело обстояло ещё веселее. За новую квартиру Ландо расплатился бюджет Саратовской области. Следствие выяснило, что Ландо имел возможность пользоваться двумя квартирами в доме № 15 по улице Волжской. Их совокупная площадь была не 150 кв. метров. И не «около 90 кв. метров» (как говорил в своих показаниях в прокуратуре сам Ландо). Общая площадь составляла 230,8 кв. метра! Причём, квартиры находились на двух этажах - одна над другой. В публикации «Саратова», таким образом, была ещё одна ошибка. Но на этот раз - в сторону уменьшения квадратных метров, которыми «правозащитник» А.С. Ландо на тот момент имел возможность пользоваться.

Ещё раз подчеркну, что следователи вели себя предельно корректно. Ещё в самом начале следственных действий один из них в неформальной беседе бросил мне ободряющую фразу: типа, на переживай, всё будет нормально! И весьма прозрачно намекнул, что им самим с сугубо профессиональной и человеческой точки зрения интересно разобраться в делишках Александра Соломоновича. Когда дело было закрыто, я пришёл в прокуратуру г. Саратова для ознакомления с его материалами. Ознакомился.

Следователь Олег Пименов поинтересовался: буду ли я писать продолжение статьи о курортно-квартирных делах Александра Ландо? «Конечно!» - ответил я. Статья «Сага о Ландо» в двух частях вскоре была опубликована на страницах газеты «Настоящий Саратов», в номерах от 16 и 23 ноября 2001 года.

- Только вы уж повнимательнее изучайте материалы дела, - посоветовал Пименов. - А то напишите что-нибудь второпях, допустите ошибку, а Ландо опять на вас заявление к нам принесёт!

- Вы и ваши коллеги столько всего обнаружили, что, полагаю, Ландо теперь будет не до жалоб, - ответил я.

Пименов усмехнулся. Посетовал на то, что журналистская братия прокуратуру недолюбливает. Высказал предположение, что и я, скорее всего, в своей статье, посвящённой «делу Ландо», тоже пройдусь по «прокурорским».

- С чего вы взяли? - удивился я. - Наоборот - я очень благодарен вам и вашим коллегам. Так прямо в статье и напишу.

- Да ладно! - махнул рукой Пименов. - Об одном прошу: вы, как статью опубликуете, пожалуйста, принесите нам несколько экземпляров газеты. Нам тоже будет интересно почитать, как вы всю эту историю подадите.

Просьбу Олега Пименова я выполнил. И как только обе части «Саги о Ландо» были опубликованы, занёс в городскую прокуратуру по несколько экземпляров каждого из двух номеров газеты «Настоящий Саратов».

Через пару-тройку дней мне в редакцию позвонил сам Пименов. Ему и его коллегам, сказал он, статья очень понравилась. Но особенно потряс их подзаголовок «Саги о Ландо», который гласил: «В противостоянии правозащитника и журналистов победила городская прокуратура».

В КАЧЕСТВЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Как уже было сказано, я вовсе не собирался в своей лекции подробно излагать историю «дела Ландо». Так вышло, что именно Александр Крутов своими нелепыми, на первый взгляд, требованиями и запретами подвёл меня к тому, чтобы вновь вспомнить эту историю. Историю, из которой в своей лекции я планировал сделать вот какой вывод.

Может ли сотрудник правоохранительных и следственных органов выступать в качестве союзника журналиста? Да, может. И эти случаи не так уж редки, как можно подумать. Необходимо помнить две вещи.

Во-первых, следователи - тоже люди. Ничто человеческое им не чуждо. В их работе тоже возникает масса ситуаций, когда они находятся в тупике, в цейтноте. И в такой ситуации они, безусловно, будут благодарны журналисту, который в общении с ними не начинает «качать права», козыряя нормами Закона РФ «О средствах массовой информации», а наоборот - легко идёт на контакт и сотрудничество, облегчая следователю выполнение поставленных перед ним задач.

Во-вторых, из своего личного опыта могу сделать следующий вывод.  Следователи, как правило, достаточно слабо разбираются в нюансах редакционно-издательской деятельности как печатных, так и электронных СМИ. То, что для любого журналиста, особенно - руководителя СМИ, является очевидным и естественным, у следователя может вызвать удивление. Он просто-напросто может этого не знать. И когда журналист спокойно и доходчиво объяснит товарищу неведомые для него моменты, будьте уверены: следователь это оценит вполне адекватно и объективно. Это вовсе не означает, что вы станете с ним друзьями. Но и во врагов вы уже не превратитесь. А это очень здорово может пригодиться в будущем, в вашей журналистской деятельности - и в плане добывания необходимой (теперь - уже вам!) информации, и в плане получения профессиональных консультаций, без которых в работе журналиста также не обойтись.

И последнее. В работе журналиста-расследователя (работает ли он в печатном СМИ, публикует ли свои материалы в Интернете) очень важна грамотная работа с документами. Есть немало весьма простых приёмов, которые эту работу облегчают и упрощают. О них, в том числе, и пойдёт речь во второй части статьи.

Ну, а теперь - текст статьи про Александра Ландо. Опять же, спасибо Александру Крутову, который напомнил мне про Александра Соломоновича. Текст статьи «Генерал случайной карьеры» впервые был опубликован в «Саратове» в мае 2003 года, когда газета выходила в виде толстого (64 полосы формата А-3) ежемесячника. В тексте «Генерала...», готовя его к размещению на conspirology.ru, я принципиально ничего не менял, за исключением лишь внесения несущественных стилистических правок.

Игорь ОСОВИН

газета "Саратов", № 02, май 2003 г.

ГЕНЕРАЛ СЛУЧАЙНОЙ КАРЬЕРЫ

Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо: краткий биографический досудебный очерк

«Жизнь человека подобна жизни дерева. И человек, и дерево растёт, развивается, переживает период молодости, юности, зрелости, старости. Как и человек, дерево в своей жизни проходит благоприятные и сложные периоды. Как и человек, дерево может погибнуть раньше определённого природой срока. Как и с человеком, с деревом могут происходить странные и необъяснимые на первый взгляд процессы.

Вот вроде бы деревце развивалось нормально, в относительно благоприятных условиях. Но почему-то, в отличие от своих «собратьев», в какой-то момент оно начинает расти вкривь и вкось, пугая своим видом проходящих мимо досужих граждан.

Как это происходит? В чём кроется причина внутренних изменений? Насколько резко и быстро они происходят?

Александр ЛандоАлександр Ландо - генерал-лейтенант юстиции?

СПРАВКА:

Ландо Александр Соломонович. Родился 15 мая 1943 года в селе Чкалово Чкаловского района Северо-Казахстанской области. Учился.

С февраля 1961 года по август 1962 года - рабочий ремонтно-производственного комбината областного управления культуры в Астрахани.

1962-1965 годы - служба в рядах Советской Армии.

Член КПСС с 1964 года.

В 1969 году Ландо оканчивает Саратовский юридический институт.

С августа 1969 года по январь 1972 года - старший лаборант этого же института, воспитатель общежития № 1.

С февраля 1972 года по октябрь 1974 года Ландо преподаёт на кафедре уголовного процесса СЮИ.

В 1973 году Ландо защищает кандидатскую диссертацию.

С октября 1974 года по март 1977 года - старший преподаватель на той же кафедре.

С марта 1977 года по январь 1999 года Ландо занимает должность доцента юридического института.

В январе 1999 года Ландо уволен в связи с переходом на выборную должность - Уполномоченного по правам человека в Саратовской области. В этой должности он пребывал по 2003 год. Заслуженный работник юстиции РФ. Генерал-лейтенант юстиции (если это не шутка).

За скупыми внешними строками биографии скрывается благородная и честная поступь рядового советского гражданина, прошедшего сложный и непростой путь от рабочего паренька до главного правозащитника Саратовской области - должности в областном табеле о рангах министерской.

Однако так кажется лишь на первый взгляд. Бурное время перестройки и постперестройки изменило многое и многих. Вчерашние гонимые диссиденты занимали важные государственные посты, былые властители судеб становились (порой в одночасье) ничем и никем.

В эти лихие годины круто менялась жизнь и нашего героя.

Человеческая память зачастую очень непостоянна. Человек подчас и сам не может точно припомнить, что и когда он говорил, что делал, за что боролся и какие идеалы отстаивал.

Но есть то, что может помочь многим из нас освежить память. Это архивы, это старые газеты, хранящиеся в библиотеках.

Давайте вспомним, как развивалась карьера Александр Ландо, карьера человека, который сегодня является одной из самых одиозных личностей в правительстве Саратовской области...

НА СТРАЖЕ ИНТЕРЕСОВ НАРОДА

Как и многие «герои нашего времени», Ландо становится известным широкой публике в конце 1980-х годов.

21 июля 1988 года газета «Коммунист» (тогда - печатный орган Саратовского обкома КПСС) публикует отчёт с V сессии Саратовского городского Совета народных депутатов. В отчёте отмечено: «В выступлениях руководителя социологической группы при горисполкоме, доцента юридического института А.С. Ландо и профессора мединститута А.Е. Сумовской поднимался вопрос здорового нравственного воспитания молодёжи, особенно девочек, борьбы с алкоголизмом, наркоманией и другими негативными явлениями».

В те годы Александр Ландо не единожды выступал на страницах областной прессы как доцент СЮИ и руководитель социологической группы при горисполкоме. Например, 8 февраля 1989 года А.С. Ландо вместе со своим коллегой по юридическому институту, профессором Новосёловым, комментируют почту газеты «Коммунист»: «Долг и закон обязывают руководителей всех рангов быть внимательными к каждому письму и сигналу трудящихся».

Через месяц, 23 марта, эти авторы публикуют в газете свою вторую работу: «Разорвать бюрократический круг». Ландо и Новосёлов пишут о социальных проблемах, с которыми в Саратове и Саратовской области сталкивается рядовой советский гражданин: чёрствость работников Сбербанка, трудности с вопросами прописки, бюрократическая волокита в приёме граждан руководителями предприятий и организаций, и т.п. «Или другой пример, - пишут авторы. - Более двух суток не отапливались дома в районе 4-го жилучастка г. Саратова. В первый день были отдельные звонки по этому поводу в диспетчерскую Заводского района. На следующий день они были уже непрерывными: обращались и на авиационный завод, кому принадлежит котельная, и в исполком, и в обком КПСС [...].  Нужна персональная ответственность каждого за выполнение своих должностных обязанностей. И ответственность эта должна быть неотвратимой».

16 января 1990 года «Коммунист» публикует  сообщение Саратовской городской избирательной комиссии по выборам народных депутатов городского Совета народных депутатов XXI созыва. В числе избранных - и наш «герой»: член КПСС Александр Ландо, получивший в своём избирательном округе № 174 большинство в 55,9 % голосов (в выборах приняло участие 2 420 избирателей округа, или 78,4 %).

Ландо энергично участвует в работе горсовета. Он всегда в числе выступающих. А среди выступающих - какие люди! В.В. Володин, А.Н. Гордеев, А.Э. Джашитов, М.С. Клопыжников, Б.С. Лаврентьев, В.Ф. Киричук, А.Д. Никитин, В.Н. Южаков, В.Н. Усков, П.П. Камшилов, И.Г. Сухарев, А.А. Жаворонский, А.Н. Зацепилин, С.В. Макаров, В.Ф. Рашкин, В.Г. Головачёв, В.М. Горбачёв, Н.Ф. Зорин, В.Н. Поимцев, В.Г. Слепов, А.М. Галактионов, А.В. Дурнов...

С тех пор Александр Ландо будет одним из постоянных персонажей в публикациях саратовских газет. А вскоре - персонажем не только положительным...

На первой сессии горсовета  долго избирали председателя. Избрали В.Г. Головачёва. Но и наш «герой» претендовал на эту должность. Он выступил как независимый кандидат, отстаивающий центристские позиции. Свою задачу на посту председателя горсовета Ландо видел в следующем: «Консолидировать их (депутатов горсовета, который представлен разными депутатскими группировками - И.О.) для решения общегородских проблем» (газета «Коммунист» от 18.05.1990 г.).

Не став председателем горсовета, Ландо, тем не менее, был избран на должность председателя постоянной Комиссии по законности, правопорядку, социальной защищённости и охране прав граждан.

7 июня 1990 г. в «Коммунисте» было опубликовано интервью «центриста» Ландо. Отвечая на вопросы обозревателя газеты Ольги Забозлаевой, Александр Ландо так обозначил задачи своей деятельности как депутата: «Сейчас, как никогда, нужны консолидация, создание в Совете нормальной творческой обстановки, учёт мнения каждого [...]. Главное направление деятельности Совета - углубление самоуправления народа в экономической и других сферах нашей жизни [...]. Очень важно... обеспечить персональную ответственность должностных лиц за результаты дела [...]. Кто из нас (депутатов - И.О.) чего стоит, можно будет судить по конкретным делам. Пока что каждому из нас выдан избирателями аванс, который нужно честно отработать».

Золотые слова когда-то говорил Александр Соломонович! Впрочем, к его словам и делам мы вернёмся чуть позже...

А тогда А.С. Ландо и другие народные избранники энергично включились в работу, отстаивая интересы горожан. На завершившейся 24 октября 1990 года II сессии горсовета была заслушана информация о подключении тепла в дома и общественные здания города. «Депутаты, - писал на следующий день «Коммунист», - предложили оказать недоверие руководству "Саратовэнерго", но при голосовании это предложение не прошло. Решили образовать комиссию для анализа положения дел с теплоснабжением города и вынести этот вопрос на III сессию горсовета».

Да, дорогой читатель! Ещё 13 лет назад (теперь уже - 20 лет назад! - Ред.) проблемы отопления стояли перед Саратовом в полный рост. И Ландо вместе с коллегами выступал против произвола «Саратовэнерго». Как давно это было! И сколь много воды с тех пор утекло в матушке-Волге...

НА СТРАЖЕ ДЕМОКРАТИИ

Начало 90-х годов - время становления российской демократии. Второй раз в ХХ веке Россия переживала демократический подъём. Второй раз в её истории с начала ХХ века как в столице, так и на местах заседали избранные народом депутаты, которые стремились изменить жизнь россиян к лучшему. Естественно, каждый по-своему понимал эти изменения.

В мае 1991 года в Саратовском горсовете разразился громкий скандал. Значительная часть депутатов (75 из 200) выразили неудовольствие методом и стилем работы председателя горсовета В.Г. Головачёва. А наиболее радикальные (Н.И. Комаров, А.А. Карасёв, А.Н. Гордеев, А.С. Абрамов, В.М. Васильев, Н.Ф. Зорин, А.А. Лыгин, В.В. Володин, И.И. Мищенко, В.С. Агапов, В.Ф. Киричук и «герой» нашего повествования - А.С. Ландо) опубликовали 15 мая 1991 года в газете «Коммунист» обращение членов президиума горсовета к III сессии депутатов горсовета, в котором призывали коллег поставить вопрос о доверии председателю городского парламента.

Спорам не было конца. Как это часто бывало в российской истории, парламентские разборки выплеснулись в общество. Впрочем, общая ситуация в СССР тех лет была непростой: до ГКЧП августа 1991 года оставалось совсем немного...

Однако жизнь идёт своим чередом. Депутаты горсовета (и Александр Ландо в их числе) решают проблемы поставок продовольствия в Саратов, комментируют и обсуждают проблемы практической реализации принятого Верховным Советом РСФСР «Закона о местном самоуправлении». В статье «Делать политику» - делом» (содержавшей отчёт с объединённого пленума Саратовского горкома компартии РСФСР и Контрольной комиссии городской организации КП РСФСР) отмечалось, что в докладе заместителя председателя горисполкома П.К. Иванченко были названы «коммунисты-депутаты, которые работают в выборном органе (горсовете - И.О.) инициативно, с профессионализмом, проявляют принципиальность и настойчивость в постановке городских проблем и отстаивании интересов избирателей. Это, к примеру, А.С. Ландо, А.Н. Гордеев, Н.Ф. Зорин, В.Ф. Рашкин, В.Н. Поимцев, А.А. Карасёв, А.М. Галактионов, В.Н. Ступин, П.М. Григорьев, В.В. Лотарев и другие» (газета «Коммунист» от 19 июля 1991 года).

Когда настали дни ГКЧП, ситуация в горсовете обострилась до предела. Впрочем, эта тема ещё ждёт своего вдумчивого исследователя.

Нас же интересует, как вёл себя в те непростые дни наш «герой», наш Александр Соломоныч Ландо. Ответ на это отчасти даёт публикация газеты «Саратов» (тогда газета, созданная в конце 1990 года, была органом городского Совета народных депутатов).

29 августа 1991 года состоялось заседание горсовета. В повестке дня значился вопрос о выражении недоверия председателю горисполкома В.С. Агапову в связи с тем, что тот в дни путча принял решение выполнять указания ГКЧП. Агапов сам сложил с себя должностные полномочия. Его отставка была принята.

А что же Ландо? Вот как описывается происходившее в статье «Страсти по исполкому» («Саратов», № 37 от 30 августа 1991 года):

«Наконец, к трибуне прорвался депутат А.С. Ландо, которому долго не давали слова. Александр Соломонович недавно прилетел из Сочи и спешил поделиться своими соображениями в свете последних событий.

"Узнав, что демократия в опасности, по зову своих друзей из президиума, я прервал свой отпуск и прилетел сюда. (Позволю с вами не согласиться, - заметил в скобках автор статьи Сергей Почечуев. - По свидетельствам ваших коллег-депутатов, на юг вы вылетели после сообщения о путче, числа 20-го или 21-го, когда демократия уже была в опасности).

Я два урока вынес из последних событий: необходимость строгого соблюдения законности, и оценка тех людей, которые меня окружали".

Далее Ландо не дали договорить, в зале захлопали, затопали, закашляли...

И всё же, продолжив свою речь, А.С. Ландо сделал попытку задобрить всех двумястами тоннами сахара, которые получит город, если Агапов останется на своём месте. А если нет, то мы останемся с носом.

Выступление Ландо пришло к логическому завершению, после того как Александр Соломонович зачитал заявление о своей отставке с должности председателя постоянной Комиссии горсовета по законности, правам граждан и т.п.».

Да, тогда Ландо был коммунистом. Тогда он стоял на страже интересов своих избирателей и демократии. Или, во всяком случае, говорил, что занимается именно этим.

Но, как мне думается, где-то в этот период с Ландо произошло что-то, созревшие плоды чего мы видим сегодня в полный рост. А, может быть, эти изменения случились гораздо раньше? Кто знает, кто знает...

Итак, в кризисные дни ГКЧП августа 1991 года Ландо отдыхает в Сочи. Он и в последующие годы будет часто отдыхать в этом городе. И не только он один. И не только за свой счёт. Впрочем, об этом мы скажем ниже.

ЦЕНА АМБИЦИЙ

В деятельности Александра Ландо люди, знающие его не понаслышке, подчас находили немало странного.

О, чёрный пиар и грязные предвыборные технологии! Кто их сегодня не клянёт! Наш герой тоже не раз клеймил тех, кто развязывает в СМИ информационные войны, кто выливает ушаты компромата на головы своих соперников. Часто концом этой обличительной «кочерги» достаётся и журналистам, этим гнусным щелкопёрам, гиенам пера, шакалам ротационных машин.

Впрочем, зря говорят, что журналистика - это вторая древнейшая (после проституции) профессия. Отнюдь. Вторая древнейшая - это, конечно же, политика. Тогда, в начале 1990-х годов, саратовские журналисты в плане так называемого «чёрного пиара» были невинны как новорождённые младенцы. А вот Александр Ландо...

...Осенью 1991 года в Саратове разгорелась информационная война. Пожалуй, первая с того момента, когда к власти в Саратове (как и по всей России) пришли люди так называемой демократической ориентации. Объектом этой войны стал В.Г. Головачёв, бывший председатель горсовета, к тому времени назначенный на должность представителя Президента РСФСР в Саратовской области.

Владимир Головачёв на митинге в октябре 1993 года (фото Алексея Хействера).Владимир Головачёв на митинге в октябре 1993 года (фото Алексея Хействера).

13 ноября 1991 года в газете «Саратовские вести» за подписью  депутата Саратовского горсовета, заместителя председателя Комитета по экономике при облисполкоме А.Н. Гордеева и депутата Саратовского горсовета, доцента Саратовского юридического института А.С. Ландо публикуется антиголовачёвская статья «Цена амбиций». Смысл статьи сводился к тому, что В.Г. Головачёв, возглавляя городской Совет народных депутатов, проявлял такие отрицательные качества, как неспособность руководить, интриганство,  амбициозность.

Статья вызвала оживлённую полемику в саратовских СМИ. Высказывалось мнение, что «статья А. Гордеева и А. Ландо [...] была необходима руководству областного Совета для предопределения результатов голосования по кандидатам на должность главы Администрации Саратовской области» («Саратовские вести» от 7 декабря 1991 года).

03л

«Точка зрения депутатов А. Гордеева и А. Ландо вызвала у меня чувство омерзения, - замечал в своём письме один из читателей "Саратовских вестей" в тот момент. - На что они рассчитывают? Неужели всё ещё думают, что живут в стране дураков? [...]. Три дня подряд с 7.30 до 8.30 с остановки "Стрелка" невозможно было уехать в сторону центра. Опять Головачёв виноват? Чушь!».

А представители группы саратовских ветеранов войны и труда в своём открытом письме, также опубликованном в «Саратовских вестях», грустно замечали: «Не пора ли некоторым депутатам прекратить междоусобицу, а областному и городскому Советам народных депутатов - и власть употребить? Есть несравненно более серьёзные дела в Саратове и других районах...».

А ведь менее полутора лет назад Александр Ландо говорил совсем другое о целях и задачах депутатской работы (помните? - консолидация, создание нормальной рабочей обстановки, что «судить о нашей деятельности будут по конкретным делам» и пр.).

Не все и не сразу в те времена поняли, что у разных людей существуют разные понятия о «серьёзных» делах...

СДЕЛКА

В ноябре 1991 года в Саратове разразился ещё один скандал, в котором вновь был замешан «герой» нашего повествования. Поводом для серии судебных тяжб и массы газетных публикаций послужило интервью Сергея Казовского с профессором Иосифом Ноем, опубликованное в «Саратовских вестях» 22 ноября 1991 года.

Сергей Казовский (фото Николая Клёнова, 2001 год).Сергей Казовский - автор нашумевшего интервью с профессором Иосифом Ноем (фото Николая Клёнова, 2001 год).

Интервью появилось в связи с тем, что чуть ранее, в октябре того же года, Госкомитет РСФСР по делам науки и высшей школы отменил приказ ректора Саратовского юридического института В.В. Борисова от 1 июля 1986 года об увольнении И.С. Ноя. Москва также приказала восстановить профессора Ноя в должности профессора кафедры уголовного и исполнительно-трудового права с выплатой заработной платы за время вынужденного прогула. В интервью «Эксперимент на самом себе» профессор Ной и рассказал о том, как было дело.

Тема эта старая, но она настолько интересна, настолько хорошо характеризует нравы Саратовского юридического института 1980-1990-х годов, что я решил вкратце передать суть тех публикаций. К тому же и «герой» нашего повествования в этой истории принимал далеко не последнее участие.

В интервью профессор Ной поведал, что в 1989 году, по данным МВД СССР, взятки в вузах страны в 7 раз превысили показатели взяточничества по всем (!) отраслям народного хозяйства.

19 декабря 1986 года в совместном решении коллегий Прокуратуры СССР, Минвуза СССР, МВД СССР и Минюста СССР отмечалось (цитирую по публикации «Саратовских вестей»): «Из-за ошибок и недостатков в подборе, расстановке и воспитании руководящих и научно-педагогических кадров в ряде вузов - Всесоюзном заочном юридическом... Саратовском юридическом... вскрыты грубые нарушения установленного порядка приёма студентов, выразившиеся  в проявлении необъективности при оценке знаний абитуриентов, протекционизме, злоупотреблении служебным положением, противоправных действиях, вплоть до взяточничества».

05лТо самое интервью Сергея Казовского с профессором Иосифом Ноем.

Ещё раньше, 17 апреля 1984 года в газете «Советская Россия» была опубликована статья специальных корреспондентов этого издания - В. Злобина и В. Лысенко. Статья называлась «Сделка» и была посвящена нравам, царящим в Саратовском юридическом институте (СЮИ). Смысл публикации заключался в том, что ещё с февраля 1981 года СЮИ пошёл на сближение с Управлением исправительно-трудовых учреждений УВД Саратовского облисполкома (УИТУ). «Начальник организации В.В. Андреев, - писала в 1984 году "Советская Россия", - не имевший стажа педагогической работы, был сразу зачислен старшим преподавателем кафедры уголовного права на полставки [...]. 1 апреля 1982 года между УИТУ в лице Андреева и вузом в лице ректора Борисова заключается хоздоговор на 95 тысяч рублей (советских рублей! - И. О.) [...]. Тема хоздоговора - использование АСУ на базе единой системы ЭВМ в исправлении и перевоспитании осуждённых [...]. Из пяти привлечённых сотрудников никто не имел отношения к АСУ и ЭВМ».

Кто же были этими пятью сотрудниками СЮИ? Доцент кафедры уголовного права, кандидат юридических наук Ю.И. Бытко, который впоследствии вернул в бухгалтерию СЮИ 400 рублей (которые он получил 9 месяцев назад), посчитав, что эти деньги он не заработал. «В институте словно гром раздался, - писала "Советская Россия". - Отказ Бытко от денег вызвал переполох среди тех, кто вместе с ним "завязан" был на одном деле, - сотрудников трёх кафедр: уголовного права, уголовного процесса и криминалистики - доцентов Н.С. Шостака, А.С. Ландо, В.В. Степанова, профессора В.Я. Чеканова. Все также получили немалые суммы: первый - 693 рубля, второй - 660, третий - 225, четвёртый - 284.»

Сделка. Статья в "Советской России", 1984 год.Статья «Советской России» 1984 года «Сделка»: в ней Ландо впервые
«засветился» в негативном плане.

По словам профессора Ноя, после этой статьи ректор СЮИ В. Борисов получил два строгих выговора - по партийной линии и по линии Минвуза РСФСР. Были возбуждены уголовные дела, впоследствии «спущенные на тормозах». А беспрецедентное решение четырёх коллегий 1986 года и вовсе осталось для руководства вуза без последствий.

Далее профессор Ной, ссылаясь на публикации в центральной прессе, рассказал о том, как благодаря заступничеству руководства СЮИ не был своевременно разоблачён опасный преступник - выпускник института и сотрудник кафедры криминалистики Дегтярёв: «Уже тогда, когда на счету преступной группы, созданной Дегтярёвым и его коллегой по кафедре Дубровиным, было около 30 разбоев, и следствие установило, что нападения на квартиры и сберкассы в Риге и Калининграде совершались в то самое время, когда Дегтярёв с Дубровиным числились находящимися на службе в институте, ректор В. Борисов продолжал настаивать: "За время пребывания на кафедре ст. лаборантом... Дегтярёв зарекомендовал себя работником, который надлежащим образом обеспечивал учебный процесс..."» («Саратовские вести», 22.011.1991 г.).

Иосиф Ной рассказал в газете о том, как готовилась статья «Сделка», что корреспонденты «Советской России» встречались с рядом сотрудников СЮИ, в том числе, и с ним: «Мы не считали нужным скрывать от коллег, что всё, что было нам известно, правдиво рассказали газетчики. Впервые происходящее в институте стало достоянием гласности, и В. Борисов, конечно же, отомстил нам».

Кто-то покончил жизнь самоубийством, кто-то был уволен, кто-то сам был вынужден уволиться из института. Профессор Ной дал свою (весьма нелестную) характеристику участникам «Сделки», попутно сделав замечание: «Большим уважением в институте пользуется и доцент В. Теплов, который в своё время председательствовал в судебном процессе по делу  молодых людей, создавших организацию "Революционные коммунисты" (дело студентов истфака Саратовского госуниверситета, осуждённых в  январе 1970 года - И.О.). Все её участники, необоснованно осуждённые как государственные преступники, реабилитированы. А работу председателя судебной коллегии по уголовным делам  Саратовского областного суда В. Теплову пришлось оставить после того, как был осуждён к смертной казни невиновный человек. Трудоустроенный В. Борисовым на кафедру уголовного права, Теплов сразу же возглавил факультетскую парткомиссию, в результате чего я был исключён из КПСС и изгнан из института».

Публикация в «Саратовских вестях» интервью с Иосифом Ноем вызвала примерно такой же эффект, как взрыв гранаты в давно не чищеной выгребной яме уличного сортира.

Историю группы «Революционных коммунистов» вспомнила газета «Совфакс» (№ 25 за 1991 год, статья Л. Яковлевой «Альма мачеха»). Кандидат юридических наук, доцент СЮИ, заслуженный юрист РСФСР В. Теплов подал на «Совфакс» иск о защите чести и достоинства, оценив нанесённый ему моральный вред в 100 тысяч рублей.

39 членов учёного совета СЮИ предложили ректору института защищать честь и достоинство коллектива СЮИ в суде (протокол Учёного совета № 6 от 28.11.1991 г.)

Ректор института В.В. Борисов и обиженные словами профессора Ноя (Н.С. Шостак, Ю.И. Бытко, В.А. Теплов, Н.А. Лопашенко и, конечно же, А.С. Ландо) опубликовали в «Саратовских вестях» опровержения («СВ» от 11 января и 28 февраля 1992 года). А после этого все обиженные, кроме Теплова, подали на те же «Саратовские вести» иски. Размер морального вреда все оценили в 171 тысячу рублей (кроме Ландо - ему «навредили» на 100 тысяч рублей).

Сергей Казовский в статье «Тесно становится на скамье подсудимых» («Саратовские вести» от 29.02.1992 г.) заметил: «После суда над "Совфаксом" председатель городской Ассоциации жертв политических репрессий А.Г. Косякин подал заявление о привлечении к уголовной ответственности доцента СЮИ В.А. Теплова, председательствовавшего в своё время на знаменитом судебном процессе по делу группы студентов, осуждённых за так называемую антисоветскую деятельность. Бывшие студенты, как известно, полностью реабилитированы. Зря сидели...».

Профессора Ноя на работе в СЮИ восстанавливать не спешили. Судебные тяжбы следовали одна за другой. Залпы тяжёлой юридической артиллерии раздавались с обеих сторон. В дело были вовлечены прокурор Саратовской области Н.И. Макаров, заместитель прокурора Саратовской области Г.И. Задков, прокурор Октябрьского района г. Саратова В.А. Чечин, президиум Саратовского областного суда под председательством А.И. Галкина...

Справедливость восторжествовала: профессор Иосиф Соломонович Ной был восстановлен на работе. Хотя вскоре и вынужден был сменить место работы (что неудивительно).

А что же Ландо?

В БОРЬБЕ С КОРРУПЦИЕЙ

А у депутата Саратовского горсовета Александра Ландо 11 мая 1992 года сгорела дача.

«Депутат полагает, что поджог - исполнение тех угроз, которые давно раздаются в его адрес. "Но те, кто хотят меня запугать, ничего не добьются, - твёрдо заявил А. Ландо. - Чтобы мне заткнуть рот, меня надо убрать физически"» («Саратовские вести» от 12.05.1992 г., заметка «У депутата сгорела дача» за подписью пресс-службы горисполкома).

Что же произошло? А произошло следующее: пока было разбирательство вокруг Саратовского юридического института, Александр Ландо (не просто депутат, но и председатель Комиссии по законности и правам граждан) превратился в «никому не идущего на уступки», «неудобного» «разгребателя грязи» и борца с коррупцией.

И это правильно. В России всегда поступали подобным образом: главное -  крикнуть громче всех «Держите вора!». А уж зачем этот человек кричит, и почему - кто будет разбираться в погоне за негодяем?

...4 февраля 1992 года открылась VII сессия Саратовского городского Совета народных депутатов. А до этого состоялось заседание так называемого Малого совета, который и обсуждал те вопросы, которые будут вынесены на рассмотрение сессии.

Так вот, один из вопросов на Малом совете поднял председатель постоянной Комиссии по законности и правам граждан Александр Ландо. Он «доложил об итогах расследования дела о приватизации гостиничного хозяйства (города Саратова; сегодня в собственности ЗАО «Астория» имеется ряд объектов недвижимости, в том числе, гостиницы - или что там от собственно гостиниц осталось - «Московская», «Олимпия», «Волга», «Саратов», а также бывшая гостиница «Колос», ныне общежитие - И.О.). Выяснилось, что первоначальный вариант договора, хранящийся в банке, не предусматривал выкуп гостиниц. Когда и как появился новый вариант, с выкупом, не известно. Малый совет решил направить материалы дела в арбитраж для признания сделки недействительной, а также в прокуратуру для проведения расследования» («Саратов» от 04.02.1992, статья Владимира Горбачёва «Вернуть захваченное у города»).

Владимир Горбачёв, депутат Саратовского горсовета и обозреватель газеты «Саратов» (1992 год)Владимир Горбачёв - в те годы: депутат горсовета и обозреватель
газеты «Саратов» - с Ландо был знаком не понаслышке...

12 февраля 1992 года на заседании сессии горсовета депутаты вернулись к этому вопросу: «Как сказал основной докладчик по этому вопросу А. Ландо, "Речь идёт о тех, кто от нашего имени распоряжается имуществом города и должен радеть о его интересах, но не радеет". Ряд депутатов группы "Демократическая Россия" настаивал на том, что сделка, лишившая город шести гостиниц, совершенно законна, сессия приняла иное решение: обязать исполком расторгнуть сделку и вернуть собственность городу» («Саратов» от 14.02.1992 г., статья  Владимира Горбачёва «Кандидат в мэры назван. Можно радоваться?»).

В апреле того же года на заседании Малого совета Ландо предложил освободить председателя Комитета по управлению имуществом г. Саратова В.Е. Новикова от занимаемой должности, что и было в итоге одобрено депутатами («Саратов» от 29.04.1992 г.).

А дальше произошло другое, более интересное событие: 5 мая 1992 года открылась IX сессия горсовета.

Николай Владимиров в начале 1990-х годов – председатель Саратовского городского Совета народных депутатов (фото Алексея Хействера).Николай Владимиров в начале 1990-х годов - председатель Саратовского городского
Совета народных депутатов (фото Алексея Хействера).

На этой сессии решалось множество важных вопросов, утверждался ряд ключевых назначений. В числе прочих депутаты предлагали уменьшить количество заместителей председателя горсовета (им тогда был Н.В. Владимиров) с двух до одного. Предложение не прошло, и Владимиров предложил кандидатуры своих заместителей - депутатов С. Клочкова и А. Ландо.

И вот тут раздался гром среди ясного неба. Выступившие в прениях депутаты Сергей Коннов и Борис Лаврентьев, как пишет газета «Саратов» (статья Александра Климова, также бывшего в ту пору депутатом горсовета, «Доверять - не доверять? В этом вопрос?», опубликованная 9 мая 1992 года), «обрушились на А. Ландо, изобразив его «исчадием ада». Было сказано, что «работать с ним нельзя», и вообще «он не уплатил  пошлины при обращении в суд» (имелся в виду суд с газетой «Саратовские вести» по факту публикации интервью с профессором Ноем - И.О.).

В ходе состоявшегося голосования С. Клочков набрал 77 голосов, А. Ландо - 64 (при необходимом минимуме в 101 голос).

И вот через неделю, 11 мая, у Ландо сгорает дача.

«Говорить о случайном окурке или шалости подростка не приходится: осмотр показал, что дача была буквально залита бензином, огонь достиг такой силы, что расплавилась посуда. А. Ландо заслужил в Совете репутацию "неудобного". Он поддержал депутата С. Макарова, раскрывшего дело о продаже гостиниц, и депутатов В. Проскурякова, С. Клочкова и И. Сухарева, проверявших деятельность председателя горисполкома. Он же добился снятия с должности председателя городского Комитета по управлению имуществом В. Новикова. Поэтому есть основания предположить, что в его лице решили преподать урок всем "разгребателям грязи"», - замечает в газете «Саратов» Владимир Горбачёв (статья «Пирог лучше делить при свете. При свете закона, а не пожара» от 05.06.1992 г.).

В той же статье автор, тоже в ту пору бывший депутатом горсовета, замечает: «Почти на каждом заседании Совета приходится слышать, что "мы, дескать, тут всё власть никак не поделим, а народу это не надо, надо работать, или давайте расходиться". Особенно прославился такими выступлениями председатель Комиссии по физкультуре и спорту Б. Лаврентьев, работающий на освобождённой должности в Совете. Господа, выступающие с подобными обвинениями, лукавят. Они прекрасно знают, что борьба идёт не за кресла или кабинеты. Власть даёт самый простой и надёжный доступ к городскому имуществу, к общественному пирогу в виде земли, зданий, транспорта и т.д. [...]. Приходится бороться, ничего не поделаешь. Допустить таких людей (Горбачёв имел в виду недавно назначенного на должность руководителя Комитета по управлению имуществом Саратовской области депутата обл- и горсовета Александра Зацепилина и начальника саратовского областного Комитета по жилищно-коммунальному хозяйству Эдуарда Янкевича - И.О.) к власти - и будущей Администрации нечем будет управлять».

Эдуард Янкевич. В середине 1990-х годов недолгое время возглавлял Администрацию Заводского района г. Саратова (фото Алексея Хействера).Эдуард Янкевич. В середине 1990-х годов недолгое время возглавлял Администрацию Заводского района г. Саратова (фото Алексея Хействера).

После чего в статье Горбачёва следовал процитированный выше пассаж про Ландо, его сгоревшую дачу и его же непримиримую позицию.

С тех пор прошло более десяти лет. (Теперь уже - более 18 лет! - Ред.). Известно, что А.Н. Зацепилин не один год возглавлял Комитет по управлению имуществом. Гостиницы - или что там от собственно гостиниц осталось - как находились, так и находятся на балансе ЗАО «Астория».

Александр Зацепилин: в первой половине 1990-х годов – главный приватизатор Саратова, затем работал у Анатолия Чубайса. Слева от Зацепилина – демократ первой волны Виктор Марков (фото Алексея Хействера).Александр Зацепилин: в первой половине 1990-х годов - главный приватизатор
Саратова, затем работал у Анатолия Чубайса. Слева от Зацепилина -
демократ первой волны Виктор Марков (фото Алексея Хействера).

Известно и то, что дача Ландо горела минимум ещё раз. Причём, при весьма схожих обстоятельствах: когда Ландо опять начал «бороться с коррупцией». В качестве иллюстрации приведу несколько цитат из моей статьи «Затравили!», опубликованной 6 сентября 2002 года в газете «Настоящий Саратов»:

«29 августа Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо провёл брифинг для журналистов. На брифинге Ландо поведал журналистской братии ряд сенсаций. Первая заключалась в том, что видному правозащитнику угрожают: накануне брифинга он получил письмо угрожающего содержания. Вторая сенсация заключалась в том, что Ландо просил защиты у журналистов в деле тяжбы между ним и прокуратурой города и области.

Сначала - о второй сенсации. В изложении наших коллег из газеты "Саратов - Столица Поволжья" это звучит так: "Теперь о просьбе защиты у журналистов. Если помните, полтора года назад главный редактор «Саратова настоящего» (на самом деле, «Настоящего Саратова» - Ред.) господин Осовин обвинял Ландо в незаконном получении квартиры и путёвки. В ответ Уполномоченный подал в суд иск о защите чести и достоинства и выиграл дело. Но почему-то (о причинах Ландо неизвестно) областная и городская прокуратура решили заняться проверкой получения квартиры и путёвки. После просьбы Осовина была создана следственная группа во главе с замом городского прокурора Макаровым. Александр Соломонович пожаловался - группа даже стала запрашивать на него данные от психиатра, нарколога и т.п.

Теперь Александр Соломонович намерен подать кассационную жалобу в областной суд и предъявить иск областному и городскому прокурорам. Ну, и помощь журналистов ему не помешает...» [...].

По поводу вышеупомянутой публикации Ландо не подавал иск в суд. И уж тем более его не выигрывал. Ландо поступил так, как поступал в аналогичных случаях не раз, - он обратился в прокуратуру г. Саратова с просьбой возбудить против автора статьи и газеты уголовное дело по факту клеветы. Ибо судебного разбирательства (то есть разбирательства гласного, прилюдного) Ландо боялся.

Прокуратура очень дотошно исследовала дело, и 3 октября 2001 года уголовное дело № 48148 было закрыто за отсутствием состава преступления в действиях Осовина И.А. - как главного редактора газеты "Саратов" и автора публикации о "дорогом" Ландо.

После ознакомления с материалами уголовного дела на их основе мною был подготовлен большой материал о квартирно-курортных делах Ландо, и он был опубликован в двух первых номерах "Настоящего Саратова" - 16 и 23 ноября 2001 года. [...].

Когда страсти улеглись, я направил письмо прокурору области Анатолию Бондару (это было уже в апреле 2002 года) с просьбой провести дополнительное расследование о квартирно-курортных делах видного правозащитника. Цель запроса была проста: дабы прокуратура поставила окончательную точку, ответив на вопрос, законно ли Ландо получал всё то, о чём говорилось в публикации. Прокуратура Саратовской области энергично откликнулась на мою просьбу (видимо, Ландо порядком "достал" и прокурорский корпус Саратова) и 17 мая отменила постановление о прекращении уголовного дела № 48148 от 03.10.2001 г., а материалы дела были направлены в прокуратуру г. Саратова для организации дополнительного расследования. Расследование продолжалось до 28 июля. И выявило ряд новых интересных деталей. [...].

Когда прокуратура начала дополнительное расследование, Ландо обратился в Кировский районный суд г. Саратова, требуя признать действия прокуратуры незаконными. Суд жалобу Ландо удовлетворил, однако с этим не согласилась прокуратура.

16 августа 2002 года в судебную коллегию по уголовным делам Саратовского областного суда было направлено кассационное представление за подписью заместителя прокурора г. Саратова А.В. Макарова. В представлении содержалась аргументация и просьба отменить постановление Кировского райсуда от 29 июля 2002 года о признании незаконным возобновления прокуратурой предварительного следствия, а также постановления прокуратуры от 26 июня 2002 года "О продлении срока предварительного следствия до 4 месяцев", а жалобу Ландо направить для рассмотрения в тот же суд в ином составе судей.

На что Ландо весьма оперативно отреагировал и 23 августа 2002 года направил в ту же коллегию возражение. По мнению Ландо, "возобновление следствия по делу частного обвинения  «для более полного расследования обстоятельств» является абсурдом"».

Почему? Цитируем аргументацию Ландо:

«...Основанием возобновления следствия послужило заявление Осовина о злоупотреблениях [...]. Такой формальный предлог проверить финансовую деятельность правительства Саратовской области так понравился прокуратуре, что в состав следственной группы были включены два следователя по особо важным делам и два следователя УВД, а срок следствия продлён до 4-х месяцев, для решения вопроса о привлечении виновных лиц к уголовной ответственности [...].

В дополнительном следствии уже никто про Осовина и клеветническую публикацию не вспоминал, расширяя сферу собирания доказательств до бесконечности [...].

Желание органов прокуратуры отменить постановление Кировского суда, по моему мнению, продиктовано только одним - истребить прецедент, показывающий возможность каждого гражданина в судебном порядке пресечь произвол, творимый следственными органами, и заставить соблюдать закон даже прокуратуру Саратовской области» [...].

Обратимся к тому, что «лучший друг Кофи Анана» написал в своих возражениях судебной коллегии по уголовным делам областного суда, и зададимся рядом вопросов.

Следственные органы творят произвол? А что же Ландо? Долгие годы об этом ничего не знал?

Прокуратура Саратовской области не соблюдает законы? А если так, то почему Ландо во всеуслышание говорит об этом только сейчас?

Осовин опубликовал клеветническую статью? Ландо не получал за бюджетные деньги новое жильё, не отдыхал за деньги налогоплательщиков в Сочи? Получал. Отдыхал. На законных основаниях? Нет. Так в чём же клевета?

Прокуратура хочет проверить финансовую деятельность правительства Саратовской области и привлечь виновных лиц к уголовной ответственности? В этом, с точки зрения Ландо, и кроется криминал? [...].

То, что прокуратура заинтересовалась финансовой деятельностью правительства Саратовской области - не криминал. Но именно в этом кроется причина дальнейших действий Ландо и тех, кто толкал правозащитника на последующие телодвижения.

Смотрите, как всё сходится: 27 августа 2002 года Саратовский областной суд назначает дату рассмотрения жалобы Ландо. В этот же день правозащитник (если верить его словам на брифинге, который он собрал  через день, 29 августа) получает письмо угрожающего содержания. Кто стоит за угрозами?

Ландо этого  не знает: "Поводом для получения страшной эпистолы, по мнению Ландо, послужило его выступление на Главном административном совете. С резкой критикой мэра и требованием отставки. Тем не менее, владелец «чёрной метки» уверен, что письмо - не дело рук Аксёненко. «Но за мэром стоит очень много людей», - намекнул Александр Соломонович..." («Саратов-СП» от 30 августа 2002 года).

Другая газета выдвигает иную версию: "Неизвестный, перемежая угрозы с бранью, требовал оставить мэра Юрия Аксёненко в покое, иначе «всё закончится очень плохо. Жди сюрпризов". Вместо «визитки» в послание была вложена игральная карта - шестёрка треф. Как пояснил А. Ландо, эта карта является в уголовном мире своеобразной "чёрной меткой" ("Саратовские вести - суббота" от 30 августа 2002 года).

При этом в обеих газетах отмечается, что пока Ландо витийствовал на брифинге, неизвестные "бандиты рушили и громили его дачу. Били окна, ломали двери, забрасывали дом бутылками с зажигательной смесью. К счастью, пожара не произошло" [...].

При этом преступники применили весьма своеобразное оружие. Оружие времен Великой Отечественной войны - бутылки с зажигательной смесью. Однако по "счастливой случайности" ёмкости с "коктейлем Молотова" не взорвались, и пожара не получилось.

Юрий Аксёненко в марте 2003 года (фото Валерия Грекова).Юрий Аксёненко в марте 2003 года
(фото Валерия Грекова).

Между тем, расследование преступлений - дело компетентных органов. А вынесение решения о том, кто виноват - дело суда. Но уже на следующий день после проведения пресс-конференции Ландо - не успел на его даче развеяться чад от пожарища - ряд средств массовой информации недвусмысленно связывает угрозы правозащитнику с его критикой деятельности мэра Аксёненко. "Мы по-прежнему живём в грязном, неухоженном, разрушающемся городе с перспективой ещё и замерзнуть предстоящей зимой. Руководство же мэрии хранит олимпийское спокойствие, переводя стрелки на губернские кабинеты. Сколько всё это будет продолжаться? Чьим дачам, домам, квартирам предстоит гореть, какие ещё письма и кому читать?" - взыскует обозреватель газеты "Саратовские вести".

А между тем, хронология выстраивается очень чёткая.

Как только прокуратура начала всерьёз "шерстить" финансовую деятельность правительства Саратовской области, тут же активизируется Ландо и требует в судебном порядке прекратить проверки.

Как только Ландо со товарищи убеждаются в том, что прокуратура намерена довершить начатое, Ландо тут же получает угрозы. Тут же «нападают» на его дачу. И тут же "стрелки" переводятся на мэра Аксёненко. А следом разворачивается антимэрская кампания».

Столь большую цитату я позволил себе по двум причинам.

Первое. В последнее время Александр Ландо явно стремится стать другом для саратовских СМИ. Однако всего лишь десять лет назад (теперь уже больше - Ред.) его взаимоотношения с саратовскими газетами были совершенно иными. Но об этом речь пойдёт далее.

Второе. В обоих случаях поджога дач (или дачи? - Ред.) Ландо есть нечто неуловимо общее. А именно: как только сгущались тучи либо над самим Соломонычем, либо над его более высокопоставленными друзьями (или покровителями), его дачи начинали гореть ярким (или не очень) пламенем. И эти факты сразу же становились достоянием гласности, о них смачно рассказывалось в прессе.

Лично мне всё это очень и очень напоминало и напоминает тот самый не очень белый «пиар», который саратовский правозащитник не брезгует при случае заклеймить.

Впрочем, о «пиаре», Ландо и о том, что есть между ними общего, мы ещё поговорим.

Есть и ещё одна общая черта в двух поджогах, о которых я рассказал: они не имели последствий: «компетентные органы» ничего конкретно так и не смогли сообщить взбудораженной и взволнованной общественности о том, кто же поджог дачи Ландо. А также - понёс ли кто ответственность за содеянное (в прессе об этом сообщений я не нашёл).

Догадываюсь, почему. Но, думаю, читатели не глупее меня - они прекрасно поймут, что я имею в виду.

Кстати, о дачах.

ХОРОШО ИМЕТЬ ДОМИК В ДЕРЕВНЕ. А ЕЩЁ ЛУЧШЕ - НЕ ОДИН...

Загородная недвижимость Александра Ландо (то есть дачи, земельные участки) - история столь же затейливая, как и кубик Рубика. И столь же подзабытая.

Как-то на страницах «Саратова», в той первой, июльской 2001 года, публикации, я обещал Александру Соломонычу поговорить о его дачах. Выполняю это обещание и предлагаю читателям (среди которых, уверен, есть и поклонники моего журналистского творчества из прокуратуры г. Саратова, а также

прокуратуры Саратовской области) вернуться к этой теме.

16 апреля 2003 года саратовская газета «Репортёр» задала Ландо три вопроса (статья «Кому мешает принципиальность прокуратуры?», автор - Денис Есипов). Ни на один из них Ландо публично не ответил. Во всяком случае, на момент написания этого материала мне об этом ничего известно не было.

Один из вопросов был сформулирован так: «Устраивает ли Александра Соломоновича планировка в новом коттедже на живописном берегу Волги, который был приобретён у гражданина С. Фёдорова за 50 тысяч долларов?».

Об этом коттедже скажем чуть ниже. Пока попробуем выяснить, что же до его приобретения (если оный действительно был куплен Ландо) у Александра Соломоныча имелось?

В аппарате Ландо и прокуратуре г. Саратова, наверное, опять будут смеяться, но «доброжелатели», коих у Ландо, судя по всему, накопилось немало, не так давно вновь подкинули мне ксерокопию одного любопытного документа.

Так вот, согласно этой ксерокопии, на конец 2000 года Ландо был обладателем садового участка площадью 400 кв. метров в садоводческом товариществе «Сосенки», что в р.п. «Красный Текстильщик», расположенном на правом берегу Волги 30-40 километрами ниже Саратова. Участок приватизирован в 1996 году. На участке расположен садовый домик площадью 18 кв. метров, построенный в 1981 году.

Видимо, это и есть та дача Ландо, которая зверски горела в 1992 году.

Одно «но»: из имеющейся ксерокопии документа следует, что садовый домик всё-таки существует (во всяком случае, он имелся в наличии в 2000 году).

Если это «та самая» дача, то здесь есть два варианта: либо садовый домик площадью 18 кв. метров после пожара 1992 года был заново отстроен, либо он горел не так сильно, как это преподносилось в мае 1992 года.

Есть ещё одна версия: что-то в 1992 году действительно сгорело, но это «что-то» либо не принадлежало Ландо, либо было оформлено не на него.

Вариантов много, а что поделаешь? Кубик Рубика тоже не так прост, как кажется на первый взгляд.

Теперь - о новом коттедже, вроде бы приобретённом Ландо у вроде бы С. Фёдорова вроде бы за $ 50 тысяч. Ландо на вопрос газеты «Репортёр» молчит как убитый. Значит, попробуем разобраться сами. Благо, матёрые «доброжелатели» Ландо не дремлют.

Вот что удалось выяснить.

Новый коттедж Ландо приобрёл, по-видимому, в 2000 или в 2001 году. Зарегистрирован он, скорее всего, на его супругу - Любовь Семёновну Исаченко. Расположено строение в садоводческом товариществе «Орфей» (это недалеко от города Энгельса, на берегу реки Саратовка по дороге на город Маркс). Рядом расположен коттеджный кооператив «Базальт». Местные жители показывали коттедж (его фото вы можете видеть на нижеприведённых снимках) и говорили, что именно здесь частенько можно видеть Александра Ландо.

Дача Ландо

Дача Ландо

Дача Ландо

Дорога к коттеджу заасфальтирована. Большинство остальных подъездных дорог асфальтового покрытия не имеют - это обыкновенные «грунтовки», которые размываются после дождей, а также после таяния снегов весной (на нижеприведённом снимке как раз видны такие дороги, размытые вешними водами).

Рядом с дачей Ландо

Асфальтовое покрытие было сделано уже после приобретения коттеджа. По некоторым данным, работы производились энгельсским предприятием «Автогрейд». Предположив, что ситуацией по этому вопросу должно владеть ведомство Геворга Джлавяна (министр транспорта и дорожного строительства правительства Саратовской области), редакция попыталась выйти на контакт с министерством. Сделать это мы хотели ещё и потому, что по сведениям, которые сообщили нам неистовые «доброжелатели» Ландо, стоимость прокладки асфальтовой дороги к коттеджу была якобы включена в общие объёмы работ по строительству нового автодорожного моста у села Пристанное. Если это действительно так, то получается, что Александру Ландо проложили асфальт за государственный счёт?

Однако нам посоветовали - в дружеской, замечу, форме посоветовали - не шибко интересоваться этой темой, ибо никто в министерстве нам ничего конкретного не скажет.

Примечательно, что асфальтовая дорога заканчивается через несколько десятков метров после интересующего нас коттеджа.

Яростные «доброжелатели» Ландо также сообщили, что в конце 2002 года коттедж был телефонизирован, для чего специально тянулся кабель протяжённостью порядка двух километров. Эти работы, по всей видимости, выполнял Энгельсский районный узел связи. За чей счёт была осуществлена телефонизация коттеджа - нам не известно.

Кроме того, есть сведения, что около этого замечательного коттеджа бурились артезианские скважины, и выполнялись другие работы по коммунальному благоустройству дома и прилегающего к нему участка. За чей счёт - опять-таки нам не ведомо.

Специально замечу: я не утверждаю, что дом, о котором идёт речь, - тот самый новый коттедж, который купил Ландо. Потому что, как это у нас принято, журналисту получить в официальном порядке достоверную информацию крайне сложно. А Ландо...

Ну что Ландо?  В известной песне Владимира Высоцкого есть такие строки: «Да он всегда был спорщиком, припрут к стене - откажется». Гораздо лучше получать достоверную информацию получается у прокуратуры и иных следственных органов.

Посему, если этот коттедж действительно принадлежит семье Ландо, то хотелось бы получить ответы на следующие вопросы:

1)        Действительно ли семья Александра Ландо купила его за $ 50 тысяч (а примерно такого порядка цены имеют добротные строения в этом посёлке)?

2)        Если это так, то откуда у семьи Ландо имеются такие средства?

3)        За чей счёт проводились работы по асфальтированию подъездной дороги к коттеджу, и в какую сумму они обошлись?

4)        За чей счёт проводилась телефонизация коттеджа, и в какую сумму она обошлась?

5)        За чей счёт проводились работы по коммунальному благоустройству коттеджа, и в какую сумму они обошлись?

В узком кругу губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков как-то обронил фразу, адресованную Ландо: дескать ты, Соломоныч, смотри, ЧТО будет, если «органы» докопаются до того, за чей счёт ты заасфальтировал дорогу к своей даче? Если эти слова действительно были сказаны, интересно - знал ли о том, «за чей счёт», сам Аяцков? А если знал, то почему никак не отреагировал?  А если не знал, то вдвойне удивительно: получается, что подчинённые под носом у губернатора-«реформатора» делают, что им вздумается?

А пока вернёмся назад, в начало 1990-х годов, чтобы вспомнить ряд других примечательных моментов из жизни Уполномоченного по правам человека в Саратовской области Александра Ландо.

НА СТРАЖЕ СОБСТВЕННОЙ ЧЕСТИ И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

На протяжении последних лет, думаю, мало кто из облечённых властью лиц Саратова так часто судился, защищая свою честь и достоинство, как Александр Ландо. Первым громким судебным процессом подобного рода была тяжба Ландо и его коллег по Саратовскому юридическому институту против газеты «Саратовские вести» и профессора Иосифа Ноя в начале 1992 года, о чём выше я уже рассказывал.

Обострение отношений между Александром Ландо и некоторыми из его коллег по горсовету не прошло для последних бесследно. В апреле 1993 года  в газете «Саратов» была опубликована заметка «К вопросу о депутатской этике». В ней сообщалось, что «постоянная депутатская Комиссия горсовета - мандатная, по вопросам депутатской деятельности и депутатской этики - получила заявление от народного депутата А. Ландо о дискредитации и желании публично скомпрометировать его депутатом Б. Лаврентьевым» («Саратов» от 10 апреля 1993 года).

Комиссия решила, что действия Б. Лаврентьева имеют характер целенаправленной клеветы, осудила его поведение, рекомендовала Малому совету рассмотреть вопрос об освобождении Лаврентьева от работы в горсовете на освобождённой основе и рекомендовала Александру Ландо обратиться в суд на Бориса Лаврентьева.

Борис Лаврентьев: с 1992 года – ярый оппонент Александра Ландо.Борис Лаврентьев: с 1992 года -
ярый оппонент Александра Ландо.

В ответ Борис Лаврентьев подал заявление с просьбой уволить его по собственному желанию с должности освобождённого председателя возглавляемой им Комиссии и свою точку зрения изложил в открытом заявлении «Почему я ушёл» («Саратов» от 12 мая 1993 года). В заявлении, в частности, своё решение Лаврентьев объяснил так: «Отдельные депутаты горсовета начали против меня открытое преследование, запугивание, порочат мою честь и достоинство через средства массовой информации только лишь за то, что я использовал свои законные депутатские полномочия, которые позволили мне выявить немало грубых злоупотреблений (незаконная установка телефонов в обход 22 инвалидов ВОВ, большое получение квартир в течение одного года и ряд других, о чём писалось в российском еженедельнике «Бизнес-новости») председателем постоянной Комиссии по законности и правопорядку господином А. Ландо, что, на мой взгляд, не даёт ему права возглавлять данную комиссию [...]. Такое положение дел не даёт мне творчески, добросовестно трудиться в городском Совете народных депутатов на постоянной основе».

Чуть ранее газета «Бизнес-новости» дала серию негативных материалов о деятельности Александра Ландо. В одном из них (статья «Доколе?», опубликованная в № 1, в январе 1993 года, авторы: Сергей Гавердовский и Евгений Малякин) было сказано, что в беседе с профессором Поволжского кадрового центра И.С. Ноем авторы познакомились с двумя любопытными документами: «Выписка из протокола заседания постоянной Комиссии по законности и правопорядку от 11.11.92 г. Заслушав информацию председателя постоянной Комиссии А.С. Ландо по поводу заявления депутата Лаврентьева Б.С., Комиссия решила:

1.         Предложить депутату Лаврентьеву Б.С. предоставить материалы, свидетельствующие о связях А.С. Ландо с преступным миром». Под выпиской стояла подпись А.С. Ландо».

Второй документ, процитированный «Бизнес-новостями», был не менее интересен: «Это заявление на имя начальника Саратовского УВД тов. Косыгина А.М. от депутата горсовета Б.С. Лаврентьева, в котором он просит оградить его от угроз депутата горсовета Ландо А.С.».

Говоря о связях Александра Ландо с «преступным миром», «Бизнес-новости» писали: «1987 год принёс более огорчительные вести в адрес А.С. Ландо. Оказалось, что именно он пытался "отмазать" дерзких грабителей с кафедры криминалистики - об этом свидетельствовал начальник ГУВД Саратова А.М. Косыгин, за что чуть не лишился и должности своей, и заслуг на неблагодарном милицейском поприще. Но раз это истина, то какие ещё доказательства связей с преступным миром депутата Ландо нужны мандатной Комиссии горсовета? Цитирую: "Следствием было установлено: разбойной дегтярёвской группой (о Дегтярёве было сказано чуть выше - И.О.) совершено около тридцати преступлений, похищено имущества на многие десятки тысяч рублей. Суд приговорил Дегтярёва в двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием в ИТК усиленного режима. По заслугам получил и его коллега Дубровин, остальные сообщники («Советская Россия» от 21.05.87 г.)».

В январе 1993 года саратовская пресса (в частности, газета «Бизнес-новости», «Открытое письмо прокурору г. Саратова» главного редактора Сергея Почечуева) сообщили о фактах нападения на соседа Бориса Лаврентьева по лестничной площадке. Результаты следствия по этому факту остались неизвестны широкой публике.

Ответные действия Александра Ландо предсказать было нетрудно.

Ландо подаёт иск на газету «Бизнес-новости».

Ландо подаёт иск на Бориса Лаврентьева.

Ландо подаёт иск на газету «Саратов».

Но и это ещё не всё. Горсовет в лице отдельных его депутатов произвёл мощный «накат» на газету «Саратов». 16 июля 1993 года состоялось заседание малого Совета горсовета, на котором должен был рассматриваться вопрос «О работе газеты «Саратов». В виде отсутствия кворума вопрос о газете не рассматривался, однако проект решения, подготовленный руководством горсовета, был роздан депутатам. В статье Александра Климова «Господин Ландо закрывает городскую газету» («Саратов» от 17 июля 1993 года) приводился текст этого документа: «Заслушав главного редактора газеты «Саратов» Плохотенко Б.А., малый Совет Саратовского городского Совета народных депутатов РЕШИЛ:

1.         Признать оценку политических событий газетой «Саратов» односторонней и направленной против органов представительной власти.

2.         Поддержать предложение постоянной Комиссии по законности и правопорядку о подготовке новых учредительных документов газеты «Саратов» в соответствии с законодательством: с единственным учредителем - городским Советом народных депутатов».

Читать сегодня эти строки и удивительно, и поучительно. Смысл мероприятий, которые намеревался осуществить в 1993 году с газетой «Саратов» Комитет, возглавляемый Александром Ландо, по сути, сводился к банальному: иметь ручную газету. Чтобы её коллектив имел минимум прав, а определение редакционной политики, назначение и смещение главного редактора происходило бы по желанию учредителя - то есть Совета народных депутатов г. Саратова.

Заметьте - главного редактора Плохотенко на тот момент Малый совет ещё не выслушал, но проект решения уже был готов. И если текст этого документа тогда готовился с участием Ландо, то здесь есть два варианта: либо Ландо, как юрист, - полное «ничтожество» (есть у правоведов такое понятие: «юридически ничтожное обстоятельство»), либо Ландо - типичный представитель «должностного лица, использующего свои служебные полномочия» для достижения отнюдь не только профессионально-должностных целей.

Потому что нет и не было в законе «О средствах массовой информации» (подписанного Борисом Ельциным в конце 1991 года) указания на то, что у газеты должен быть один-единственный учредитель. Газета могла быть учреждена тем же горсоветом и коллективом редакции одновременно.

Ещё недавно для Ландо газета «Саратов» была своей в доску, ещё вчера он давал на её страницах блиц-интервью, рассуждал в подготовленных Владимиром Горбачёвым интервью о судьбах демократии и необходимости честного, ответственного отношения к своему делу. И вот как всё изменилось! Кругом - враги...

Январь 1994 года: главный редактор газеты «Саратов» Борис Плохотенко вместе с соратниками на Театральной площади защищает свою газету. Тогда победила номенклатура… (фото Алексея Хействера).Январь 1994 года: главный редактор газеты «Саратов» Борис Плохотенко
вместе с соратниками на Театральной площади защищает свою газету.
Тогда победила номенклатура... (фото Алексея Хействера).

В те времена Ландо ещё везёт. Он выигрывает судебные процессы. Он ещё «на коне». Но уже раздаются голоса против всё более заметных стороннему наблюдателю странностей в поведении «видного юриста и депутата»...

Суд против газеты «Саратов» и Бориса Лаврентьева Ландо выиграл. Но вот как писала об этом газета «Саратов» (статья за подписью ветерана войны и труда Б. Родина «Праведный суд или новая ложь?» от 31 августа 1993 года): процесс «состоялся в Волжском районном народном суде 11 августа, на котором я присутствовал. А. Ландо обвинял своего коллегу депутата Б. Лаврентьева и газету того же Совета - "Саратов" - в неправильной публикации по поводу получения им четырёх квартир, домашнего телефона и неуплаты госпошлины за исковое заявление в суд [...]. Суд заслушал всего одного свидетеля из пяти, пришедших для подтверждения показаний Б. Лаврентьева. Финал: процесс завершён в пользу А. Ландо, который должен получить с ответчиков без малого полмиллиона (400 тыс. руб.) Такое жестокое решение суда оказалось непонятным слушателям процесса, и тем самым вызвало среди них массу кривотолков и негодование. Кто-то объяснил такое решение суда тем, что судье В. Гусеву предстоит скорая защита кандидатской диссертации в юридическом институте, где работает А. Ландо. Другие говорили, что депутат А. Ландо выигрывает уже четвёртый или пятый процесс по защите своей чести».

То, десятилетней давности (теперь уже - 17-летней - Ред.), соображение читателя газеты более чем справедливо. В октябре 1993 года в Волжском райсуде завершился очередной раунд судебных разбирательств. Обозреватель газеты «Саратов» Александр Свешников («Два миллиона с читателей для тов. Ландо», «Саратов» от 29 октября 1993 года) писал об этом следующее: «Ландо [...] попросил суд взыскать с обидчика (Бориса Лаврентьева - И.О.) 2 млн. рублей, а с газеты - 5 млн. [...]. Суд решил дело в пользу истца, правда, умерив его аппетит и определив размер компенсации морального ущерба в 300 тысяч с ответчика и 2 миллиона с газеты (в конечном итоге, состоялось рассмотрение дела в кассационном порядке в Саратовском областном суде, который уменьшил сумму выплаты до приемлемых размеров - И.О.). Возникают сомнения в законности и окончательности данного решения [...]. Редакция газеты "Саратов" недоумевает, как мог суд посчитать иск А. Ландо правомерным, если Закон РФ «О средствах массовой информации» в п. 5 статьи 57 освобождает редакцию от ответственности за распространение каких-либо сведений, если они содержатся в авторских произведениях, не подлежащих редактированию в соответствии с тем же Законом. Кроме того, речь шла о публикации не просто заметки или информации, а заявления депутата на имя председателя горсовета, то есть документа».

Действительно, согласно статье 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» редакция не несёт ответственности за распространение сведений, если они (пункт 4 данной статьи) «являются дословным воспроизведением фрагментов выступлений народных депутатов [...], а также официальных выступлений должностных лиц государственных органов, организаций и общественных объединений».

Но, как мы видим, Александр Ландо и те судьи, что его в своё время поддерживали, достаточно вольно трактовали законодательство РФ. Как, правило, в выгодную для истца сторону. Золотое то было время для Александра Соломоныча!

В январе 1994 года в результате сложных политических интриг, в которые было вовлечено и руководство Саратовской области во главе с Юрием Белых, в газете «Саратов» произошла смена главного редактора. Коллектив газеты оказался расколот, значительная его часть покинула редакцию. А бывший главный редактор и основатель газеты Борис Плохотенко на протяжении нескольких лет пытался в судах добиться своего восстановления на работе.

Процесс был долгий и сложный - завершился он лишь через два года. В газете «Саратов» 31 мая 1996 года была опубликована заметка «Конец долгой тяжбы». В ней было сказано: «Областной суд в кассационной инстанции рассмотрел протест бывшего редактора газеты «Саратов» Бориса Плохотенко на решение Волжского райнарсуда. Волжский суд отказал Плохотенко в иске о восстановлении в должности редактора. Облсуд протест истца отклонил и решение районного суда оставил в силе». (Про «плохотенковский» этап газеты более подробно было рассказано в 2009 году в цикле статей на сайте conspirology.ru: «От Плохотенко до Осовина. Краткий курс истории газеты "Саратов"»: часть 1 и часть 2.)

Несложно догадаться, кто представлял в суде интересы ответчика. Да, им был Александр Ландо.

ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ПРАВАМ САМИ ЗНАЕТЕ КОГО

...Когда в октябре 1993 года система Советской власти была окончательно ликвидирована, был распущен и городской Совет народных депутатов г. Саратова (равно как и областной).

Александр Ландо, перестав быть депутатом, продолжал в поте лица трудиться в родном юридическом институте. Работал адвокатом. Есть, есть в Саратове люди, которые очень хорошо помнят его адвокатскую деятельность! Хорошо, что они - не сторонники радикальных решений...

Ландо вновь пытался добиться успехов на политическом поприще: в мае 1994 года выдвигался кандидатом в Саратовскую областную Думу по Октябрьскому избирательному округу № 6. Безуспешно (среди 12 кандидатов он занял 9-е место, набрав чуть более 5 % голосов, а победителем стал Николай Семенец, заседающий в Саратовской облдуме и сегодня).

Выборы в Саратовскую областную Думу 1994 года Александр Ландо проиграл Николаю Семенцу. Николай Яковлевич и по сей день – депутат (фото Алексея Хействера).Выборы в Саратовскую областную Думу 1994 года Александр Ландо проиграл Николаю Семенцу. Николай Яковлевич и по сей день - депутат (фото Алексея Хействера).

Побывал в должности координатора блока «Гражданский союз» по Саратовской области на выборах в Госдуму 1995 года.

Был в 1995 году вместе с нынешним секретарём Саратовской областной Думы Вячеславом Мальцевым в числе доверенных лиц (а затем, после избрания - и помощником) кандидата в депутаты Государственной Думы по Саратовскому одномандатному избирательному округу № 158 Бориса Громова (ныне - губернатора Московской области).

1995 год: Борис Громов баллотируется в Госдуму от Саратова. Справа – одно из его доверенных лиц тех лет. Это – Ландо! (фото Алексея Хействера).1995 год: Борис Громов баллотируется в Госдуму от Саратова. Справа -
одно из его доверенных лиц тех лет. Это - Ландо! (фото Алексея Хействера).

В шкуру Ландо влезть сложно. Однако можно предположить, что всё это было не очень-то по душе нашему «гиганту мысли». Хотелось чего-то более основательного, статусного. И когда в начале 1996 года Российская Федерация стала членом Совета Европы, Ландо, видимо, понял: пробил его час!

Дело в том, что, вступив в эту организацию, Россия должна была внести изменения в своё законодательство. В частности - отменить смертную казнь.

То ли случайно, то ли нет, но в начале 1996 года в ряде саратовских газет появляются статьи, в которых наш «герой» энергично рассуждает о пенитенциарной системе и правах человека.

Александр Соломоныч любил власть. И власть отвечала ему взаимностью.

Любовь это обнаружилась давно. Следы её первых проявлений можно найти в скупых отчётах саратовской прессы с заседаний горсовета начала 1990-х годов. В жертву этой любви Александр Соломоныч подчас приносил и своё стремление всегда и везде служить букве Закона. Вспомните хотя бы, как трогательно в августе 1991 года Александр Ландо защищал председателя горисполкома г. Саратова В.С. Агапова!

...В октябре 1992 года на Х сессии горсовета Ландо занял более чем странную позицию. Суть дела вкратце такова. Обсуждался вопрос о том, может ли депутат, как народный избранник, совмещать свою работу с работой в органах исполнительной власти? Газета «Саратов» 10 октября 1992 года писала об этом так (статья «Если нельзя, но очень хочется, то можно?», автор Александр Климов): «Обсуждение затронуло почти дюжину депутатов, служащих в городской мэрии. Это и вице-мэры В. Васильев, П. Камшилов, Н. Думчев, В. Лотарев, и ответственные работники Комитета по управлению имуществом М. Тагиев, И. Стрельцов, А. Ермолаев, А. Попов и ещё некоторые сотрудники Администрации. По закону депутат не должен служить в исполнительном органе того же уровня. Это важнейший принцип разделения властей [...].  Поэтому на сессию был вынесен проект решения, согласно которому с вышеперечисленных работников Администрации предлагалось снять депутатские полномочия [...]. Вместо того, чтобы подчиниться требованиям закона, депутаты-управленцы обратились к сессии с письмом, в котором просили дать им возможность на "совместительство" на неопределённо долгий срок».

А что же Ландо?

«Удивительно, - замечает автор статьи, - но просьбу обойти закон поддержал председатель Комиссии по законности А. Ландо. Он предложил сессии пожалеть совместителей и дать им возможность работать на два фронта до прояснения обстановки. Большинство депутатов не согласились с этим. Не стоит оправдывать нарушение закона, - говорили они, - политической обстановкой и необходимостью помочь "хорошим ребятам"».

Любовь Александра Ландо к власти не была любовью несчастной, безответной.

15 июля 1996 года, в русле новых общественных веяний, постановлением губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова создаётся областная Комиссия по правам человека. И в конце того же года на заседании Саратовской областной Думы председателем этой комиссии был избран Александр Ландо. Среди других кандидатов на этот пост была кандидатура вполне достойная и по многим показателям более выигрышная по сравнению с Ландо - глава Саратовского правозащитного центра «Солидарность» Александр Никитин. Но власть оказалась более благосклонной к любящему её Ландо.

Александр Никитин, как и Александр Ландо, был депутатом горсовета. Мог стать Уполномоченным по правам человека в Саратовской области. Но власть выбрала другого (фото Алексея Хействера).Александр Никитин, как и Александр Ландо, был депутатом горсовета. Мог стать Уполномоченным по правам человека в Саратовской области.
Но власть выбрала другого (фото Алексея Хействера).

21 января 1999 года газета «Саратовские вести» сообщила радостную весть (статья Александра Тишкова «С Уполномоченным и с "образованием"»): на очередном, 23-м, заседании Саратовской областной Думы большинством голосов проголосовали за назначение на должность Уполномоченного по правам человека в Саратовской области Александра Ландо. А кандидатуру его предложил ни кто иной, как сам губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков.

Не удивительно, что Саратовская облдума её одобрила. А дальше было то, что саратовцы знают не хуже меня. В саратовских СМИ началась комическая эра правозащитника-вундеркинда.

Ландо с жаром борется за закрытие в Саратове и Саратовской области вытрезвителей (борьбу эту он начал ещё в 1997 году, а 31 марта 1999 года газета «Саратов» уверяла, что Соломоныч намеревается «закрыть вытрезвители по всей России»).

Ландо отстаивает интересы заключённых. В январе 2001 года он выступил с очередной странной инициативой. Саратовская газета «Богатей» (статья Степана Ермолаева «В колониях появятся уполномоченные», 1 февраля 2001 года) сообщила об этом следующее: «Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо сообщил об интересной инициативе, разработанной его службой совместно с УИН. Александр Соломонович пообещал, что очень скоро в области появится институт уполномоченных по правам осуждённых. Такие уполномоченные появятся в каждой из саратовских колоний. Предполагается, что они будут назначаться совместным распоряжением Шостака и Ландо, но не будут входить в состав тюремной администрации. Появление подобного института Александр Соломонович считает реальным шагом по внедрению в жизнь так и не подписанного бывшим Президентом Ельциным Закона "Об общественном контроле за местами лишения свободы"». Результат бредовой инициативы остался неизвестным. (Кстати, «Степан Ермолаев - это многолетний псевдоним А.Н. Крутова - Ред.).

Ландо провозглашает 1 000 лет демократических свобод в России, взяв за отсчёт знаменитый Юрьев день (это не шутка: именно так было названо одно из интервью с ним, опубликованное  в газете «Саратовские вести» 11 декабря 1997 года).

Ландо защищает права проституток (в марте 1998 года было предложено создать первый в России легальный публичный дом в городе Балаково, что вызвало более чем неадекватную реакцию в обществе). И это неудивительно: вспомните, ещё в конце 1980-х годов Александр Ландо выступал с защитой прав и морального здоровья девочек и девушек. И вот настало-таки время, когда свои чаяния Ландо смог реализовать.

Правда, недавно по номенклатурным кругам Саратовской области прошелестело: что, якобы, Александр Соломоныч где-то умудрился подцепить неприличное венерологическое заболевание. И что, вроде бы, он даже прошёл курс лечения. Думается, это всего лишь гнусные происки врагов Соломоныча. Но даже если это и правда, то Александра Ландо можно лишь поприветствовать: нужды и чаяния своих «подопечных» он знает не понаслышке. Все бы чиновники так работали...

Но что имеем в сухом остатке?

Вытрезвителей формально не стало, но граждан Саратова и по сей день - стоит кому-либо из них хлопнуть грамм 150 - просят «пройти». У «жриц любви» и их «менеджеров» забот не поубавилось. Да и с правами рядовых жителей области в лучшую сторону вопрос кардинально не решён.

...Летом 2002 года стало окончательно ясно, чьи же права, в первую очередь, защищает Александр Ландо. Саратовская газета «Богатей» кратко и точно просветила местную публику по этому вопросу (статья Александра Крутова «Игра в одни ворота» от 29 августа 2002 года): «Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо проиграл судебный процесс Саратовской городской Думе [...]. В основе судебного спора [...] лежал вопрос о праве губернатора выдвигать кандидатуру мэра. Подобным правом губернатор был наделён согласно п. 4 ст. 23 Устава Саратова, разработанного комиссией под руководством Ландо и принятого на референдуме в конце 1996 года [...]. Весной нынешнего года прокуратура Саратова внесла протест на п. 4 ст. 23 Устава. По-видимому, выдвижение губернатором кандидатуры мэра было сочтено вмешательством органов госвласти в сферу местного самоуправления, что не допускается Конституцией».

В итоге, саратовская гордума выполнила предписание прокуратуры и отменила этот пункт в Уставе г. Саратова. Ландо решил, что гордума превысила свои полномочия, и вновь ринулся в судебный бой.

И вот тогда многим стало окончательно ясно, чьи права, в первую очередь, защищает Ландо: права самого «униженного и оскорблённого» в Саратовской губернии человека - права губернатора Аяцкова.

Комментарии, думается, излишни.

САРАТОВСКИЙ ГАРРИ ПОТТЕР

А каков, друзья мои, пиар!

Об Александре Ландо - этом факире, чародее, маге местного правозащитного движения, этом Гарри Поттере в старости - в местной прессе за последние годы опубликована масса статей. По количеству публикаций, по эффектности их подачи стороннему человеку, думаю, сложно будет понять, кто в Саратовской области губернатор: Дмитрий Аяцков или Александр Ландо.

Тенденция последних трёх лет такова: в ведущих газетах Саратовской области, как правило, ежемесячно публикуется в среднем 2-3 материала о Ландо. По поводу и без оного. Пример? Извольте.

18 апреля 2000 года газета «Саратов - Столица Поволжья» вынесла на первую полосу сообщение: «Александр Ландо собрался в космос». В нём говорится о том, что Ландо «войдёт, возможно, в состав международного космического экипажа. Проект, именуемый "Миллениум", предусматривает полёт в космос семи виднейших правозащитников планеты. Генсек ООН Кофи Анан, лично знающий саратовского уполномоченного, поддерживает его кандидатуру».

Ландо собирался лететь в космосЛандо и в самом деле собирался в космос?

Если читатель думает, что это сообщение было подано в ироническом ключе, он сильно ошибается. Всё на полном серьёзе. Кстати, в космос Ландо, как известно, не полетел. Там и так всего хватает: астероидов, «чёрных дыр», космического мусора...

А все заявления о том, что Александра Ландо прекрасно знает генсек ООН Кофи Анан, что его судьбой по какому-то там поводу сильно обеспокоен комиссар по правам человека Совета Европы Альваро Хиль-Роблес и т.д., и т.п., у мало-мальски соображающих людей в Саратове вызывают гомерический хохот.

Понятно, что эти публикации в основной своей массе, к сожалению, больше относятся к чистой воды саморекламе, нежели к результатам практической деятельности.

Не так давно главный редактор газеты «Саратовские вести» задалась тем же вопросом («Саратовские вести» от 24 апреля 2001 года, статья Татьяны Артёмовой «О чём уполномочен заявлять Уполномоченный?»): «На прошлой неделе ПДС правительства области информировал о своей деятельности Уполномоченный по правам человека в Саратовской области А. Ландо [...]. О действенности работы аппарата Уполномоченного в справке говорится весьма обтекаемо: "Уполномоченный и работники его аппарата в 2000 году приняли участие в 8 международных семинарах и конференциях. Было рассмотрено более 10 проектов заявок неправительственных правозащитных организаций для получения грантов от различных фондов".

Хочется задать вопрос: "И что из этого, где результат?" [...]. Возник он не только у нас [...]. К примеру, В. Титаев (глава Саратовского облпотребсоюза, депутат Саратовской областной Думы - И.О.), выслушав доклад А. Ландо, спросил у последнего: "Вы - правозащитник, или борец с правоохранительными органами?". На что получил от правозащитника ответ. Что у него и его аппарата не хватает сил и времени даже каждое письмо рассматривать.

И то - надо же на конференциях заседать, на экранах и страницах газет и журналов мелькать. Да не в каких-нибудь местных - это для хорошего знакомого генсекретаря ООН, без пяти минут космонавта, трепетного охранителя прав униженных и оскорблённых проституток и человека в почти что генеральской форме, очень напоминающей прокурорский мундир, - очень незначительный уровень.

Правовое просвещение жителей Саратовской области Уполномоченный  осуществлял через 49 газет - итальянских, английских, французских, испанских (интересно, сколько жителей Алгайского, да и любого другого района области выписывают и читают эти издания?), а также - "Известия", "Комсомольская правда", "Век", "Коммерсантъ", "Сегодня", "Парламентская газета", "Независимая газета". И в 37 местных печатных СМИ [...]. А то, что эти местные СМИ предоставляли А. Ландо свои площади - под материалы, в которых, порой, сводились политические счёты, - об этом тоже ни гу-гу [...].

Александр Ландо (фото Игоря Чижова).Бодрые отчёты Александра Ландо быстро
надоели его же коллегам
по правительству Саратовской области
(фото Игоря Чижова).

Да и вообще, если на то пошло, А. Ландо и не обязан был ни отчитываться, ни справки писать. Он так и сказал: "А вообще мы не должны никому отчитываться". Мол, этого в Законе не прописано. Согласны, если бы на деятельность Уполномоченного не выделялись бюджетные денежки. А ведь все утверждают, что выделяются. А коли так - будь добр отчитаться.

Поэтому, наверное, и у первого зампреда правительства В. Марона тоже возникли вопросы к Уполномоченному, и опять из разряда "Каков же конкретный эффект деятельности правозащитника?". Например, сколь действенна рубрика "Уполномочен заявить!", в которой А. Ландо выступает в СМИ. В ответ - опять-таки перечисление рубрик и изданий.

Есть и ещё одна примечательная деталь, на которую обратил внимание зампред правительства П. Камшилов: в справке есть таблица с тематикой жалоб граждан, поступивших в адрес Уполномоченного, так вот в отношении этого прозвучало вполне резонное замечание: "Тематика жалоб - это ещё не конкретное нарушение прав [...]. Во всяком случае, отчёт Уполномоченного не даёт ответа на вопрос: какие же права и какого количества граждан были действительно нарушены? А ведь в этом как бы и есть суть работы: имея эти данные, можно приступать действительно к защите униженных и оскорблённых"».

Что интересно: чуть раньше исчерпывающую оценку деятельности Александра Ландо дал сам губернатор Дмитрий Аяцков (об этом в 1997 году в газете «Совфакс» рассказал её главный редактор Николай Яковлев, статья «Красные фонари» для Саратова. Кто зажигает их?»): «Рождённый в недрах Саратовского правительства Комитет по защите прав человека озвучил эту тему (тему о допустимости открытия в г. Балаково и Саратове публичных домов - И.О.), придав ей не только как бы официальный статус, но и как бы поддержку самого губернатора. Между тем, выяснилось, что губернатор лично никогда на эту тему не высказывался утвердительно. Яркий пример тому - эпизод на заседании президиума правительства [...], где Д.Ф. Аяцков в сердцах сделал замечание в адрес руководителя Комитета по защите прав человека (то есть, в адрес Александра Ландо - И.О.), заявив: "Вы ни одно дело не доводите до конца. С проституцией: вы либо откройте публичный дом, либо навсегда закройте эту тему!"».

Губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков (фото Юрия Набатова).Губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков ещё в 1998 году прилюдно бросил Ландо фразу:
«Вы ни одно дело не доводите до конца». С тех пор прошёл не один год. Но ничего не изменилось (фото Юрия Набатова).

...В 2002 году в трёх номерах «Российской газеты» (от 22, 25 июня и 18 июля) был опубликован «Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в 2001 году». Автор доклада - Уполномоченный по правам человека в РФ Олег Миронов (выходец из Саратова, неплохо знающий Ландо как по работе в Саратовском юридическом институте, так и по тем временам, когда он был депутатом Государственной Думы от Саратовской области, а Ландо - одним из его помощников). Так вот, Олег Орестович НИ СЛОВОМ не упомянул Александра Ландо и его титаническую деятельность на правозащитной ниве в Саратове и Саратовской области.

Создание благоприятного общественного мнения о себе и возглавляемой им структуре - эту науку Александр Ландо постиг в совершенстве. Во имя этого Александр Соломоныч, кажется, готов преступить букву Закона, о необходимости соблюдения чего наш «оперуполномоченный» не устаёт повторять.

...В 2002 году губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков нашёл нового врага, который мешает проводить его замечательные реформы. Врагом оказался мэр г. Саратова Юрий Аксёненко. Не удивительно, что в первых рядах борцов с мэром оказался «санчо панса» Саратовской области - Александр Ландо. Как было замечено в одном высокохудожественном историческом романе, «на холме стоял Наполеон, а рядом с ним - верный Бонапарт».

Олег Миронов (фото Алексея Хействера).Олег Миронов неплохо знал Александра Ландо. К сожалению для последнего
(фото Алексея Хействера).

И вот тогда, 15 мая 2002 года, в день своего рождения, Александр Соломоныч Ландо заявился в Саратовскую городскую Думу. Но, как выяснилось позже, сделал он это напрасно.

«Александр Ландо - за отрешение мэра» (так озаглавила свой первополосный материал газета «Саратовские вести» от 16 мая 2002 года). Ландо предложил депутатам включить в повестку дня 21-ой сессии гордумы вопрос об отрешении мэра города Саратова Юрия Аксёненко от должности.

Ландо не имел никаких юридических прав выступать с подобной инициативой. Как юрист, он не мог не знать этого. И, тем не менее, пошёл на подобный шаг. Или, скорее всего, вынужден был пойти.

Один из присутствовавших на том заседании депутатов рассказывал мне со смехом, что он и его коллеги внимательно выслушали Ландо. Поблагодарили за внимание, проявленное к работе законодательной и исполнительной власти областного центра. А потом, по случаю Дня рождения, подарили Соломонычу букет полузавядших цветов, вручили папочку с торжественными словами поздравления - всё-таки, День рождения у человека, зачем огорчать старика...

...В PR как таковом нет ничего предосудительного. Что такое PR? В переводе с английского «public relations» можно перевести как «общественные взаимоотношения». По сути, PR - отрасль рекламного бизнеса, целью которой является создание и поддерживание благоприятного общественного мнения по поводу деятельности той или иной структуры, той или иной персоны. Это общемировая практика, и современная Россия не является здесь исключением.

«Чёрный пиар», о котором так любят порассуждать местные и столичные умники, - вещь прямо противоположная пиару в изначальном виде. Это создание неблагоприятного мнения о ком-то или о чём-то. Что относится, скорее, к информационным и психологическим войнам. Разработчикам и исполнителям подобного рода акций заинтересованные люди, как правило, неплохо вознаграждают их усилия.

Есть подозрение, что и в этом направлении наш «герой» успел плодотворно поработать.

...В сентябре 2001 года в Саратове планировалось провести II съезд Всероссийской партии «Единство». Акция планировалась как политическое событие общероссийского уровня. Предполагался даже приезд в Саратов Президента РФ В.В. Путина. Губернатор Саратовской области Дмитрий Аяцков уже было готовился пожать моральные (и не только) дивиденды, как вдруг...

Как вдруг над Саратовом совершил «полёт на метле» местный Гарри Поттер. «Старина Поттер» (он же - Ландо) ни с того, ни с сего, достав давно уже отыгранную карту, заявил, что он намеревается собрать в Саратове съезд проституток, на котором представительницы «первой древнейшей» обсудят... Ну, и так далее.

Само собой, заявление Ландо тут же было растиражировано федеральными СМИ с соответствующими комментариями. Реакция «Единства» была предсказуемой: как можно собирать партийный съезд в Саратове, где одновременно пройдёт ещё и съезд проституток?!

Съезд «Единства» в Саратове не прошёл. Как, впрочем, не состоялся и съезд «ночных бабочек». Что тоже не удивительно.

Среди саратовских журналистов тогда блуждали смутные сомнения относительно того, что это странное заявление Ландо кому-то было очень выгодно. И кто-то, видимо, за это очень хорошо «пробашлял». Как сказали моему коллеге очень осведомлённые товарищи, цена вопроса составила $ 50 тысяч. Кстати, именно эта цифра уже где-то упоминается. Кажется, именно столько стоил тот самый «домик в деревне»...

Мои коллеги из Москвы рассказывали, что в те дни в столичной политтусовке ходили забавные сплетни на этот счёт. Что, вроде бы, известные политики, обращаясь к Аяцкову, говорили примерно так: «Дима! Ну ты определись, чего ты там в своём Саратове хочешь собирать - съезд партии власти или съезд проституток; дескать, кто тебе ближе?».

Ещё один странный финт Ландо осуществил летом 2002 года. Суть была в следующем. 9-10 июня 2002 года намечался визит в Саратовскую область Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко. Чиновники правительства Саратовской области и Администрации г. Саратова тщательно готовили программу этого визита. Ибо предполагалось, что будет не рядовая ознакомительная поездка с шашлычками и водочкой на берегу Волги в губернаторской загородной резиденции Чардым. С Лукашенко должны были приехать руководители крупнейших предприятий Беларуси, предприниматели и сельхозпроизводители. Предполагалось подписание массы контрактов, которые, с экономической стороны, были очень и очень выгодны как Беларуси, так и Саратовской области.

И что Ландо? А Ландо делает следующее. 13-14 июня в Саратове должно было состояться ещё одно мероприятие: заседание юридической комиссии Парламентской ассамблеи Совета Европы. Практическая польза для жителей Саратовской области от этого «курултая» - ноль. Но незадолго до его проведения Соломоныч выступает с громким заявлением, что-де на заседании будет обсуждаться вопрос соблюдения прав человека в Чечне и Белоруссии (насколько помнится, «белорусский вопрос» не обсуждался).

Итог: Лукашенко оскорбился, послал Саратовскую область куда подальше, и визит не состоялся.

Александр ЛукашенкоАлександра Лукашенко, Президента Республики Беларусь, с визитом в Саратовскую области «обломали» и, можно сказать, «поставили на лыжи». Спасибо Соломонычу...

Простой вопрос: кто-нибудь подсчитал, какой экономический урон нанёс Саратовской области Ландо своими бредовыми заявлениями?

Ещё один вопрос: почему Ландо, как та затычка в бочке, - когда надо, её нет, когда не надо - она тут как тут? Весной 2003 года обострилась ситуация на Саратовском авиационном заводе. Ландо возглавил комиссию, засветился в местных СМИ. Ситуация на САЗе непростая. Но это, прежде всего, экономическая ситуация. Ландо - не экономист. Учитывая оборонный фактор САЗа, это ещё и политическая проблема. Или Ландо - ещё и политик? Что он делал на заводе? Какую конкретную пользу он принёс предприятию и его работникам?

А все эти частые поездки за рубеж - то на один правозащитный форум, то на другой... Естественно, не за свои деньги. Какая практическая польза Саратовской области и её жителям от того, что Ландо объездил полмира?

Меня терзают смутные сомнения. Мне сдаётся, что Соломоныч припахивает на какую-то спецслужбу. Причём, отнюдь не российскую. И если это действительно так, то понятно стремление этого господина быть вхожим везде и всюду. Понятно стремление обладать всей полнотой информации по самым разнообразным поводам. Понятно стремление наносить экономический и политический урон Саратовской области (не по собственной, понятно, инициативе), как в случае с отменённым приездом белорусской делегации. Понятны частые визиты за рубеж - не в Саратове же встречаться с «кураторами» для передачи собранной информации!

Впрочем, это лишь мои предположения, основанные на бурной, но малопродуктивной деятельности Ландо. Пусть этим ФСБ занимается (или ГРУ, или ЦУС, или что там ещё?). Как пел Владимир Высоцкий в ещё одной своей известной песне, «за ноги надо потрясти - авось, оно и звякнет!».

Андрей КарауловНезависимый, объективный, честный, неподкупный журналист Андрей Караулов в начале апреля 2003 года потряс Саратов рассказом о мэре Юрии Аксёненко и прокуроре Саратовской области Анатолии Бондаре...

...В апреле 2003 года Александр Ландо принял участие в ещё одной странной акции - показанной по телеканалу ТВЦ в программе Андрея Караулова «Момент истины». Примечательно, что в программе не принял участие никто из видных саратовских или федеральных политиков (кроме одного из двух представителей Саратовской области в Совете Федерации - Рамазана Абдулатипова), имеющих представление о ситуации в Саратовской области. А вот Ландо поспешил «засветиться» на федеральном телеканале. И то ли по глупости, то ли вовсе не по глупости, позволил себе более чем странные комментарии в отношении прокурора Саратовской области Анатолия Бондара и мэра города Саратова Юрия Аксёненко.

Ландо в программе "Момент истины" Андрея Караулова, апрель 2003 г....Один из участников его нашумевшей программы - наш Соломоныч! - интересно рассуждал о чужих квартирах, забыв о том, с какими нарушениями он получал свои.

После чего Соломоныч, видимо, получил «волшебный пендель» от губернатора Аяцкова, о чём можно судить по публикации в проправительственной газете «Саратов - Столица Поволжья» (заметка «Без Ландо?», номер от 12 апреля 2003 года): «Как нам стало известно из источников, близких к правительству области, после возвращения губернатора с заседания Правительства РФ у Дмитрия Аяцкова состоялся принципиальный, серьёзный разговор с Александром Ландо. Д. Аяцков подчеркнул, что в полномочия защитника прав человека не входит оценка деятельности правоохранительных структур, органов исполнительной власти и местного самоуправления. Из тех же источников стало известно, что полномочия А. Ландо могут быть прекращены досрочно».

Но Ландо остался верен себе. Через три дня в газете «Саратовские вести» появился ответ Александра Ландо Дмитрию Аяцкову, озаглавленный так, как и должен быть озаглавлен ответ «славного сына своего народа»: «Александр Ландо: «Не дождётесь!» («СВ» от 16 апреля 2003 года). «Как выяснил корреспондент «СВ», Александр Соломонович сейчас находится в отпуске, но «руку на пульсе» держит уверенно. Мы связались с ним по телефону и вот что услышали:

- Слухи сильно преувеличены. О моей отставке не идёт и речи. Очевидно, такие разговоры выгодны тем, кто чувствует свою неправоту и слабость позиции. Вот выйду из отпуска, и поговорим...».

То ли участие в программе Андрея Караулова так благотворно повлияло на Ландо, то ли Сочи надоели, но, как говорят, в отпуске Ландо отдыхал в Карловых Варах, а не как обычно на черноморском побережье Кавказа.

Судя по уверенности Ландо, по тому, что он в состоянии держать руку на пульсе, можно сделать смелое и дикое предположение: видимо, он и считает себя преемником Аяцкова на посту губернатора Саратовской области. Интересно, знает ли об этом Дмитрий Фёдорович?

А ведь 15 мая Александру Соломонычу исполнилось 60 лет - пора бы и на покой. Но нет - снова тянет на подвиги...

...Один мой знакомый (к сожалению, ныне покойный) сказал мне, когда я только-только начинал писать о Соломоныче: «Если ты хочешь обнаружить истоки финансового благосостояния Ландо - ищи корни в Саратовском СИЗО». Что мой знакомый подразумевал, мне по вполне понятным причинам досконально выяснить не удалось. Впрочем, видя повышенное внимание Ландо к местной пенитенциарной системе, догадаться об этих «истоках» несложно...

БОЛЬШЕ КВАРТИР - ХОРОШИХ И ЛУЧШИХ!

Не мною и не сегодня была высказана мысль о том, что люди у нас хорошие, но испортил их квартирный вопрос. Сложно сказать, насколько этот самый вопрос испортил Ландо. Так же сложно сказать о том, сколько у Ландо квартир.

Уже было сказано, что в своё время я подробно рассказывал о том, какими путями Ландо в 1998 году получил новую квартиру в элитном доме в Саратове, на улице Волжской, 15.

Суть вкратце такова. В 1998 году в Саратове на улице Волжской, 15 завершалось строительство добротного элитного дома. Строительство вело ООО «ВИП». Участие в финансировании строительства принимал саратовский банк «СБС-Агро-Радоград». Все желающие могли приобрести в этом доме квартиры. Ландо тоже захотел улучшить свои жилищные условия. Стоимость новой квартиры оценивалась в 370 000 рублей.

По документам, Ландо продал свою старую трёхкомнатную квартиру на улице Рабочей, 40/60 (это недалеко от пересечения улиц Рабочей и Чапаева) за смехотворную что по ценам 1998 года, что по современным ценам, сумму - 47 370 рублей. Эти деньги были перечислены строительной организации. А оставшуюся сумму - 322 630 рублей (87 % стоимости нового жилья) - за Ландо заплатило Управление делами правительства Саратовской области. То есть, бюджет. То есть, налогоплательщики.

Об этом в своё время я написал статью. По заявлению Ландо прокуратура г. Саратова возбудила против меня уголовное дело. Потом дело было закрыто. А в ходе следствия выяснились удивительные вещи.

Оказалось, что старая квартира всё ещё принадлежит Ландо. Выяснилось, что старую квартиру Ландо продал лишь в сентябре 2000 года. Продал гражданке Гульнаре Муфтахетдиновой (такую же фамилию имел и директор ООО «ВИП» - Газимуп Муратович Муфтахетдинов). Продал за 50 880 рублей. Получалось, что Ландо два раза продал одну и ту же квартиру.

Дом № 40/60 на улице Рабочая: в нём Ландо ухитрился два раза продать одну и ту же квартиру (фото Николая Клёнова).Дом № 40/60 на улице Рабочая: в нём Ландо ухитрился два раза
продать одну и ту же квартиру (фото Николая Клёнова).

Дальше - больше. В ходе расследования прокуратуры г. Саратова выяснилось, что в доме на улице Волжской, 15 Ландо имеет возможность пользоваться двумя квартирами, общая площадь которых 230,8 кв. метров (а не «около 90 кв. метров», как утверждал Ландо). Что квартиры расположены на разных этажах. И что, таким образом, новое жильё, которым Ландо пользуется примерно с 1998 года, это двухъярусная квартира.

Улица Волжская, дом № 15. В этом элитном доме Ландо, по-видимому, ухитрился получить сразу две квартиры (фото Николая Клёнова).Улица Волжская, дом № 15. В этом элитном доме Ландо, по-видимому, ухитрился получить сразу две квартиры (фото Николая Клёнова).

Сколько всё это стоит? за какие средства всё это было приобретено? насколько всё это законно? - на эти вопросы могла бы ответить прокуратура г. Саратова. Могла бы, но...

Сам факт покупки элитной квартиры - конечно же, не криминал. Если заработал деньги - покупай, не вопрос. Многие из тех, кто приобрёл жильё в доме на улице Волжской, 15, приобрели его абсолютно законно. Среди тех, кто покупал жильё в этом доме, есть граждане, оплатившие либо сразу всю стоимость квартиры, либо платившие в два этапа. Есть и такие, кто в счёт стоимости квартиры поставлял строительной организации стройматериалы. Не понятно другое: почему одни платили за квартиру её полную стоимость, а Ландо, получается, не заплатил ничего? За какие заслуги такой подарок? И опять-таки - насколько это законно?

И вот тут мы подходим к главной теме: имел ли Ландо право на получение новой (элитной) квартиры?

Если проследить квартирные перемещения семьи Ландо с 1965 года (года, когда он демобилизовался из армии и поступил в Саратовский юридический институт - см. схему 1), то видно, что начиная с 1989 года Ландо и члены его семьи, в том числе, и семья его дочери Елены, имели в принципе неплохие жилищные условия. Начиная с 1991 года Александр Ландо с супругой и семья его дочери жили в хороших условиях.

План квартиры Ландо на 3-ем этажеОдна из них, согласно этому плану, находится на третьем этаже (квартира № 16)...

План квартиры Ландо на 4-ом этаже...а вторая (квартира № 17) - на четвёртом.

Семья и квартиры Ландо

А сам Ландо, повторюсь, жил с супругой в трёхкомнатной квартире - это вполне достаточно для двоих. Если заглянуть в Закон Саратовской области «О предоставлении жилья в Саратовской области» от 19 февраля 1997 года, то получается, что Ландо не имел права на получение новой квартиры как очередник на жилплощадь (а Управление делами правительства Саратовской области, напомню, выделило ему квартиру именно как очереднику, о чём имеются соответствующие документы).

Видны явные нарушения.

Во-первых, Ландо фактически ничего не заплатил за новую квартиру (за него это сделал бюджет, то есть налогоплательщики), что нанесло определённый финансовый ущерб бюджету Саратовской области.

Во-вторых, Ландо (и прокуратура Саратовской области располагает на этот счёт необходимыми документами) продал свою старую квартиру на улице Рабочей, но не внёс деньги от её продажи в качестве своего участия в оплате нового жилья.

В-третьих, старую квартиру по улице Рабочей (кстати, не такая уж она и старая - дом был сдан в эксплуатацию в 1988 году; семья Ландо вселилась в новую квартиру) Ландо что первый, что второй раз продавал по цене, которая явно ниже реальной рыночной стоимости.

В-четвёртых, как следует из имеющихся и у меня, а также у городской и областной прокуратуры документов, в доме на улице Волжской, 15 Ландо имеет возможность пользоваться двумя квартирами общей площадью 230,8 кв. метра. Как это получилось? Купил ли Ландо вторую квартиру в этом доме? Если да, то на какие деньги?

В своё время я также писал о том, что Ландо на протяжении последних лет отдыхает в сочинских пансионатах. А его отдых, как и отдых его супруги, оплачивает (в значительной части стоимости путёвок) всё то же Управление делами правительства Саратовской области. То есть, бюджет. То есть, налогоплательщики Саратовской области.

В 2002 году Сочи Ландо, видимо, надоели, и он повадился отдыхать в Чехии. Почти год назад саратовские журналисты задали Ландо вопрос на эту тему (газета «Богатей» от 6 июня 2002 года, статья Ирины Гнатюк «К нам едет ПАСЕ»): «Один из журналистов задал вопрос: правда ли, что Уполномоченный отдыхал в Чехии на бюджетные деньги во время отпуска? Тут всё в рамках закона, ведь по этому поводу есть постановление правительства Саратовской области, согласно которому Уполномоченному предусмотрено определённое материальное обеспечение, в том числе, и оплата санаторной путёвки один раз в год».

Есть три варианта: Ландо либо живёт одним днём, и ему плевать, что будет с ним завтра; либо Ландо глуп, как пробка; либо Ландо абсолютно уверен в своей безнаказанности.

Потому что ссылки на то, что все его квартирные и курортные дела законны, юридически абсолютно ничтожны. И, опять-таки, я подробно говорил об этом на страницах газеты «Настоящий Саратов». Ещё раз это повторю (статья «Затравили!», «Настоящий Саратов» от 6 сентября 2002 года): «Если внимательно изучить закон "Об Уполномоченном по правам человека в Саратовской области", то мы обнаружим в нём массу [...] противоречий. Противоречий не только с федеральным законодательством. Противоречия наблюдаются в рамках единого текста одного и того же закона!

Статья 35 вышеупомянутого закона гласит: "Должность Уполномоченного относится к государственным должностям категории «А» и входит в сводный перечень государственных должностей Саратовской области...".

Ей вторит статья 32-я: "...Уполномоченный и его рабочий аппарат являются государственным органом с правом юридического лица, имеющим расчётный и иные счета, печать и бланки со своим наименованием и с изображением герба Российской Федерации" [...].

А теперь перелистаем закон "Об Уполномоченном по правам человека в Саратовской области" назад, и в статье 9 обнаружим то, что начисто перечеркивает две выше процитированные статьи: "...Уполномоченный не может являться депутатом представительного органа различного уровня, находиться на государственной службе, заниматься другой оплачиваемой или неоплачиваемой деятельностью, за исключением преподавательской, научной либо иной творческой деятельности".

Иначе говоря, закон, который регламентирует деятельность Ландо, как Уполномоченного по правам человека в Саратовской области, чётко и ясно говорит: не может Уполномоченный быть госчиновником! Не может, стало быть, Ландо иметь права на "материальные гарантии" своей деятельности, как госчиновник категории "А". И, следовательно, то, что он получил в виде этих "материальных гарантий" (путёвки, новое жилье), он получил незаконно».

Прокурор Саратовской области Анатолий Бондар.Прокурор Саратовской области
Анатолий Бондар.

Какие ещё нужны доказательства?  Но, видимо, для саратовского губернатора Дмитрия Аяцкова и прокурора Саратовской области Анатолия Бондара Ландо является настолько ценным человеком, что они готовы закрывать глаза на явные нарушения законодательства - как саратовского, так и федерального.

СЛУЧАЙНЫЕ ЛЮДИ

...В апреле 2003 года по узким, но очень информированным кругам Саратова прошёл слушок, что Александр Соломоныч обратился к известному московскому адвокату Генри Марковичу Резнику (который, как известно, около 20 лет прожил в Саратове) с просьбой, чтобы тот выступил в российских СМИ с защитой Ландо, которого совсем уже «затравили» власти Саратова. На что Резник, вроде бы, ответил категорическим отказом. Правильно. Спасение утопающего - известно, чьих рук дело.

В августе 2001 года против меня, как главного редактора газеты «Саратов» и автора статьи (той самой первой критической статьи о Ландо, о его квартирах и отдыхе на курортах - «Тайна вклада больше не гарантируется») по заявлению Александра Ландо прокуратурой г. Саратова было возбуждено уголовное дело.

На пресс-конференции, собранной нашей редакцией по факту возбуждения уголовного дела, я заявил, что одной публикацией о деятельности Ландо дело не ограничится. Что я и наша редакция будем добиваться отставки Ландо с поста Уполномоченного по правам человека в Саратовской области.

Думаю, тогда многие из коллег-журналистов восприняли мои слова скептически. Я, конечно же, понимал, что борьба эта затянется. И, возможно, не на один год. Но я был уверен в том, что у справедливости есть одно замечательное качество: она рано или поздно торжествует. Хотя бы иногда.

Если посмотреть на деятельность Ландо (на ту её часть, которая описана выше), то можно заметить одну обидную тенденцию. В бурные 1990-е годы на поверхность власти всплыло множество людей, которых, по-хорошему, к этой самой власти нельзя было подпускать и на пушечный выстрел. Александр Ландо - генерал-лейтенант юстиции! Кто ему присвоил это звание и за что? Самая богатая фантазия не могла бы придумать чего-то более нелепого и смешного! Много чего нелепого произошло за эти годы благодаря нелепым и досадным случайностям.

Случайные люди случайно заняли весьма высокие посты. Случайные люди принимают случайные решения. Случайные решения превращают нас в случайных граждан случайной страны. Которая и живёт-то от случая к случаю.

Так вот хочется надеяться, что наконец-то пришли новые люди и новые времена, благодаря которым эти нелепые случайности могут и должны быть исправлены.

И на этом - до следующих встреч!».

Игорь ОСОВИН

Памятник А. Горькому в саду "Липки", СаратовКогда-то в саратовском парке «Липки» стоял памятник Максиму Горькому со знаменитой цитатой на постаменте. Где тот человек, который звучит гордо, - не известно.
А Соломоныч - с нами навеки?

Share this post for your friends:

Friend me: