ОТ ВЕЛИКОЙ АМЕРИКАНСКОЙ МЕЧТЫ ДО ВЕЛИКОЙ КАТАСТРОФЫ



015

Австрийский экономист Герхох Райзеггер – о глубинных причинах глобального экономического кризиса

«Когда бум эпохи Клинтона кончился, наследие принял Джордж Буш-младший. По чужим счетам заплатили миллионы американцев, которые потеряли то, что копили на старость. Произошло невообразимое: уничтожение рынка акций. Это был величайший рыночный заговор в истории. Как объяснить это обманутым?»

Продолжая вчерашнюю тему (см. статью «Америка превратилась в агрессивную попрошайку», размещённую на conspirology.ru 02.07.2009), сегодня мы предлагаем нашим читателям иной взгляд на ситуацию. В 2003 году в немецком издательстве «Хоэнрайн» (Тюбинген) был опубликован массивный труд известного австрийского экономиста Герхоха Райзеггера. Книга называлась так: «Нас бесстыдно обманывают! От 11 сентября – к войне в Ираке». С тех пор книга Райзеггера была переведена на русский язык и в разных вариантах (полном и частично сокращённом) выдержала несколько изданий в России.

022

Обращаем ваше внимание на то, что Райзеггер оперирует, казалось бы, не совсем свежими цифровыми данными – второй половины 1990-х годов и начала 2000-х годов. Однако, особый интерес представляет то, что именно эти годы стали для экономики США и всего мира в значительной степени переломными. Что же было не так в экономике США, в чём ошибались творцы «великого американского экономического чуда» последних полутора десятилетий?

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТАВТОЛОГИЯ

Главный враг отдельных людей и целых народов – глобализм. Лежащие в его основе идеи и определяемая ими политика враждебны жизни. Чтобы доказать это, можно пользоваться разными методами для характеристики процессов, придумывать гипотезы и пытаться составить общую картину из отдельных кусков. Мы будем опираться, прежде всего, на экономические факты.

Чтобы понять разрушительный характер глобализации, нужно обратиться к экономике и экономическим моделям. «Всемирные модели» отличаются огромным множеством параметров, величины которых на данный момент никто не знает и даже не может определить. С помощью предположений рассчитывается то, что предполагалось, и выдаётся за доказательство настоящего отражения реальности.

032

В работе под названием «Идеологические элементы неоклассической теории» Ф. Роминг показал и доказал, что многие формулы представляют собой тавтологии. Сегодня многие лауреаты Нобелевской премии в области экономики «доказывают» правильность экономических догм. Но почему-то упускают из вида взаимосвязь между «доказанной» теорией и теми, кто извлекает из неё выгоду.

Совершенно нереальные, утопические представления об экономическом строе с виртуальной экономикой, электронной коммерцией, фиктивными ценностями и т.д. и лежащие в их основе «научные» теории подталкивают западный мир к экономическому краху. Математизация экономической науки превратила её в тайную науку для посвящённых, недоступную для общественной оценки.

043

Это также называют «сайентизмом», который проявляется в том, что даже тем областям знания, которые к этому не приспособлены, навязываются математические методы. Применение этих методов выдаётся за универсальный закон, за догму, объясняющую мир. Общественные, культурные и прочие вопросы подвергаются анализу с помощью метода «чёрного ящика» (учение Рональда Корса – пример третьей характерной черты Чикагской школы по Фридману: «Перенос экономических подходов на прочие дисциплины»). Но собственно математика здесь играет второстепенную роль. Главные инструменты глобализации – биржа и финансы.

В своей книге «Деньги и магия» профессор экономики Г.Х. Бинсвангер вспоминает вторую часть «Фауста» Гёте. В ней мы находим ключ к пониманию действительной динамики нашего экономического, оцифрованного и технизированного мира. В 1715 году шотландец Джон Ло основал для принца Орлеанского банк, который ввёл в обращение бумажные деньги (правда, банк этот лопнул через пять лет – в 1720 году).

054

Для Людовика XIV, который держал при дворе алхимиков, чтобы они делали золото, эта авантюра была слишком рискованной и спекулятивной. Но алхимический процесс превращения не имеющей ценности бумаги в ценность, в средство сохранения ценностей и средство обмена на товары и услуги стал источником финансирования Французской революции.

Какое это имеет отношение к современности? Идеи Просвещения и превозносимые сегодня как либеральные принципы нашего общества уходят своими корнями в процессы развития, нашедшие своё видимое проявление во Французской революции. Движущие силы глобальной экономики – либерализация, отказ от регулирования и приватизация. Первоначальная денежная система, которая должна была облегчить обмен товарами и услугами, окончательно превратилась в алхимический процесс.

С виртуальными деньгами, не имеющими реальной ценности, обращаются сегодня так, будто они сами по себе являются товаром. Объём финансовых переводов, в основе которых не лежит никакой обмен товарами или услугами, на несколько порядков больше, чем объём реальных сделок. Это – спекуляции банков деривативами, валютой, манипуляции с процентными ставками, которые часто можно классифицировать просто как ростовщичество. Это может разрушить – и разрушит! – любую национальную экономику.

Налицо – государственная задолженность и сверхзадолженность, управляемое и узаконенное государством ограбление народа путём инфляции (печатания и ввода в обращение большего количества денег, чем даёт экономика). В результате в зависимость попадают люди, целые профессии и отрасли, регионы мира.

ЗА ЧТО МОГЛИ УБИТЬ ПРЕЗИДЕНТА КЕННЕДИ?

Оплотом всего мирового экономического порядка является Федеральный резервный банк США (ФРБ). Через инструменты этой организации происходит манипулирование главными финансовыми потоками (это совершенно частная банковская структура, а не государственная, как многие думают – Consp.).

4 июня 1963 года была сделана малоизвестная попытка лишить власти ФРБ. В этот день президент Джон Ф. Кеннеди подписал президентский указ № 11110, дававший правительству США право выпускать деньги в обход ФРБ, который до тех пор поставлял деньги правительству Штатов под проценты. Указ Кеннеди предоставлял казначейству полномочия для выпуска серебряных сертификатов под обеспечение серебряных слитков, серебра или обычных серебряных долларов казначейства.

062

Это означало, что за каждую унцию серебра в сейфах казначейства правительство США может вводить в обращение новые деньги. Всего при Кеннеди было выпущено банкнот на $ 4,3 миллиарда. Последствия этого закона были неописуемы.

Одним росчерком пера Кеннеди выдернул деловую опору из-под располагающегося в Нью-Йорке Федерального резервного банка. Если бы в оборот было введено достаточное количество серебряных сертификатов, было бы покончено со спросом на банкноты ФРБ, потому что серебряные сертификаты обеспечивались серебром, а банкноты ФРБ – ничем!

Президентский указ № 11110 мог бы помешать национальной задолженности достичь её нынешних размеров, потому что правительство США получало возможность погашать долги, не обращаясь к ФРБ с просьбами о выпуске новых денег и не платя за это проценты. Указ № 11110 давал правительству США право выпускать свои деньги под обеспечение серебра.

После того, как Джон Кеннеди через пять месяцев был убит, не было выпущено ни одного серебряного сертификата. Хотя этот указ Кеннеди продолжает действовать и поныне! Почему же ни один президент США позже им не воспользовался? Практически вся задолженность на сумму $ 6 триллионов (данные Райзеггера, напомним, относятся к 2003 году – Consp.) накопилась именно после 1963 года. И если бы хоть один президент США воспользовался указом № 11110, сумма задолженности не была бы столь высокой. Вероятно, убийство президента Кеннеди было предупреждением будущим президентам, чтобы они не пытались избавиться от контроля ФРБ над выпуском денег.

А разве европейские политики, прежде всего французы, не помнят, как на президента де Голля в 1968 году натравили организованные ЦРУ толпы студентов под руководством Кон-Бендита из Франкфуртской школы по той же самой причине? Де Голль хотел вернуть депонированное в Форт-Ноксе золото во Французский банк и отказаться от доллара как от средства оплаты. Несовершенен и проект Европейского союза. Евро как валюта не имеет настоящего обеспечения, кроме того, что сделает из него рынок по сравнению с долларом.

Поскольку теперь американские долги достигли таких размеров, что выплатить их невозможно, и возникают новые конфликты (вчера – в Боснии, сегодня – в Ираке), которые ещё больше увеличивают задолженность, становится понятно, что президент Клинтон не имел смелости возобновить действие указа № 11110, ни тем более Буш и Чейни (если же это попытается сделать президент Барак Обама, тогда он точно не жилец – Consp.).

Буш-младший решил пойти иным путём. Для того, чтобы остановить долговое банкротство США, он сделал главную ставку на захват ведущих нефтедобывающих стран Ближнего Востока. По мнению Буша, только полный контроль над главным нефтяным источником позволит Америке списать все долги. И это стремление Буша поддержали американские корпорации.

073

КАК НАЗРЕВАЛ ФИНАНСОВЫЙ КОЛЛАПС

Может случиться так, что кризис финансовых рынков (а затем – и экономики США) станет желанным событием, ибо только такое глобальное потрясение даст достаточный повод для того, чтобы решить военными средствами вопрос о власти и обладании мировыми ресурсами. Обоснование будет дано в сделанных на заказ работах, вроде работ Сэмюэля Хантингтона «За демократию и права человека!» (кстати, смерть Хантингтона 24 декабря 2008 года в мире оказалась практически незамеченной – Consp.).

Некоторое время тому назад я уже описал состояние экономики США в статье «Бум в экономике США». Ссылаясь на важнейшие показатели, я констатировал фактический кризис. С тех пор положение не улучшилось, а драматически обострилось. С марта 2003 года происходит «ползучий» биржевой крах, который удаётся до сих пор скрывать только с помощью невероятных манипуляций и фальсифицированной статистики (теперь и это в прошлом – Consp.).

По данным контрольного финансового управления США (www.occ.treas.gov), в I квартале 2001 года при объёме валового внутреннего продукта США в $ 10,1 триллионов долги населения США достигли $ 21,4 триллионов, долги общественных организаций составили около $ 6 миллиардов, долги предприятий превысили $ 5 триллионов, долги частных бюджетов почти достигли $ 8 триллионов, а долги финансового сектора подошли к фантастической отметке в $ 50 триллионов.

По данным контрольно-финансового управления США (www.occ.treas.gov/ftp/der-v/dq1001.pdf) на 1997 год получалось, что банки США держат внебалансовых деривативов на сумму $ 32 триллиона, причём, большая часть этой суммы – спекулятивная.

082

Ещё в октябре 1997 года эта тенденция развития подверглась жёсткой критике со стороны профессора Бруно Герига (члена Совета директоров Швейцарского национального банка), который подчеркнул в одном докладе перед Объединением швейцарских банкиров опасности финансовой «стабильности системы», вытекающие из игнорирования банковских рисков при торговле валютой. Опасность заключалась в том, что выбывание даже одного крупного участника рыночных сделок может вызывать крах всей платёжной системы через обратное воздействие на других партнёров. Некоторые банки, подчёркивал Гериг, к тому же питают заблуждение, что крупные деловые партнёры «слишком велики, чтобы утонуть» или что власти не допустят краха крупного участника рыночных сделок из-за риска для системы. В целом же риски для системы уже приобрели размеры, которые не могут быть далее терпимы (прогноз 11-летней давности полностью оправдался во второй половине 2008 – начале 2009 года, когда крупные финансовые институты как в США, так и в Европе начали сыпаться по принципу домино – Consp.).

Всё чаще публиковались экономические данные, приукрашенные с помощью искусных статистических подтасовок, прежде всего, показателей инфляции и производительности. Целью было нарисовать картину экономического роста, чтобы создать «благоприятный климат» для финансовых рынков и оправдать необыкновенное увеличение денежной массы.

092

Примечательно, что бурями на финансовых рынках занимается «группа по предотвращению обвала» (её официальное название: «Рабочая группа по финансовым рынкам при президенте»). В неё входят руководители Министерства финансов США, Федерального резервного банка и представители ведущих частных финансовых учреждений и банков. С марта 2002 года Федеральный резервный банк получил право самостоятельно покупать акции на биржах, что на тот момент было просто неслыханной и единственной в своём роде акцией! На деле это означало, что государство жертвует своими налогами, компенсируя потери при спекуляциях.

ТЕРАКТЫ 11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА И АФЕРЫ С ФИКТИВНЫМИ ЦЕННОСТЯМИ

Уже 11 сентября 2001 года у нас возникло сильное подозрение, что эти теракты могут быть связаны, прежде всего, с ситуацией в американской экономике, особенно – в её финансовом секторе, а также с ненадёжностью доллара в качестве резервной валюты.

То, о чём поначалу говорили как о вызванном «внезапными» терактами и лишь кратковременном спаде «могущественной в своей основе экономики США», было ложью с самого начала. С марта 2000 года, когда начался кризис, акции американских компаний за один год упали в цене на $ 5,3 триллиона. То есть – на сумму, превышающую половину американского ВВП. Такова была общая тенденция развития до середины 2001 года. С конца августа 2001 года развитие в этом направлении драматически ускорилось.

Обратите внимание: с конца августа 2001 года! Не теракты тогда обрушили все курсы: они находились в свободном падении уже за 14 дней до того и при том – во всех областях. Кто хочет, может сам в этом убедиться, запросив любые подробности биржевых индексов, курсов и т.д. Картина вполне однозначная.

101

Все биржевые курсы и индексы – за исключением курса золота – уже с конца августа 2001 года и задолго до атаки на Всемирный Торговый Центр резко, почти вертикально пошли вниз. Если взять за основу капитализированную стоимость одних только американских акций в кульминационный момент бума – свыше $ 26 триллионов (согласно индексу Доу-Джонса, одни лишь первые 500 предприятий, перечисленных в справочнике «Standard and Poors  Index», имели на I квартал 2001 года капитализированную стоимость $ 10,4 триллиона), каждый может себе представить, какие огромные суммы просто испарились в одних только США.

Издание «Стратеджик аллерт» от 13.09.2001 года напоминал: «С марта 2000 года ползучий крах уничтожил на мировых финансовых рынках ценности на $ 10 триллионов». Номер этого еженедельника вышел через два дня после терактов, но явно был подписан к печати раньше, так как даже не упоминает о них.

До недавнего времени на всех слушаниях в Конгрессе США Ален Гринспен, бывший министр финансов Р. Рубин и многие другие лидеры истеблишмента уверяли, что всё в порядке. В промежутках между тем моментом, когда индекс Доу-Джонса достигал высшего уровня (около 11 500 пунктов) и 25.09.2001 г., когда он упал до 8 000 пунктов, американца потеряли свои пенсионные сбережения. В начале октября 2002 года курс был на уровне 7 700 пунктов, а временами падал ещё ниже. Вместе со стоимостью акций накопленные средства обращались в ничто.

В 2000 году американские биржевые бюллетени писали о том, насколько хорошо функционируют фонды взаимопомощи, пенсионные фонды и пр. Они не мечтали и не ожидали, что массы вложат $ 10 триллионов в «рынки» и образуется огромный величины финансовый пузырь. Уолл-стрит не хотел слишком рано объявлять конец этого цикла, не хотел упустить деньги.

Когда бум эпохи Клинтона кончился, наследие принял Джордж Буш-младший. По чужим счетам заплатили миллионы американцев, которые потеряли то, что копили на старость. Произошло невообразимое: уничтожение рынка акций. Это был величайший рыночный заговор в истории. Как объяснить это обманутым? (Очень просто – потребовался грандиозный теракт – Consp.)

112

Афера была проведена финансовой олигархией Восточного побережья: Соросом и компанией, а также связанных с ними банков, в частности, тех, что стоят на первых местах в чёрном списке ненадёжных должников: «Голдман Сакс», «Меррилл Линч», «Дж. П. Морган», «Морган Стенли Дин Ветер», «Чейз Манхэттен», «Тревеллерс Групп», «Сосьете Женераль», «Креди Агриколь», «Креди Сюисс» (Бостон), «Дойче банк» и «UBS Секьюритиз».

Изменение курсов акций показывает, что тенденция к снижению задолго до 11 сентября 2001 года отмечалась не только в Лондоне, но и в Нью-Йорке, где курсы удерживались благодаря массированному вмешательству, в частности – Федерального резервного банка. Но спады становились всё ниже, и в конце августа 2001 года кризис достиг кульминации.

В конце августа – начале сентября произошёл массовый спад. Курсы не удержались, хотя их и корректировали в сторону повышения. Да и как они могли удержаться? Как только меры правительства и ФРБ исчерпали себя, наступил печальный конец.

СМИ обычно скрывали все эти события, приукрашивали истинное положение дел. Одновременно осуществлялись крупномасштабные спекуляции. ФРБ после 11 сентября 2001 года произвёл массированные денежные вливания:

- 13 сентября – $ 70 миллиардов;

- 14 сентября – ещё $ 81,25 миллиард;

- кроме того, $ 45,6 миллиарда для банков через «учётное окно»;

- заключил соглашение о трансакциях более чем на $ 50 миллиардов с Европейским центральным банком, на $ 30 миллиардов – с Английским банком, и на $ 10 миллиардов – с Канадским;

- Японский центральный банк 12 сентября влил в денежные рынки $ 16,8 миллиарда.

С помощью этих воистину гигантских сумм осуществлялось вмешательство на финансовых рынках. Мы видим, как на самом деле функционирует рынок: на нём нет «свободной игры рыночных сил» и «баланса спроса и предложения», а есть лишь манипуляции. Не вполне политически корректный биржевой журнал «Уолл-стрит андеграунд» ещё за несколько лет до этого писал, что биржевые курсы в каждый момент контролируются так же, как взлёт, полёт и посадка космического челнока. А ведь эти челноки иногда тоже взрываются…

СМЕРТОНОСНЫЕ ДЕРИВАТИВЫ

Ещё 14 марта 1994 года журнал «Экономист» символически изобразил главные опасности, которые ожидают в будущем западную экономику. И среди них наибольшую – деривативы. Деривативы изображены в виде дьявольского, смертоносного чудовища, василиска, один взгляд которого убивает.

Деривативы – это фиктивные, виртуальные ценности, циркулирующие на рынке наравне с реальными ценностями, созданными производством. Деривативы – очень сложные финансовые инструменты, получающие свою ценность от других, лежащих в их основе ценностей – акций предприятий, процентных ставок, вексельных и валютных курсов, не имеющих прямых связей с экономическим производством. Собственно, смысловое значение слова «дериватив» – производное.

В современной американской экономике именно деривативы служат основой для проведения мошеннических финансовых операций. Изо всех невероятных событий в финансовой сфере лавинообразное увеличение числа деривативов привело к самым глубоким структурным изменениям в деловой активности и финансовой системе.

Ведомство валютного контроля США (ВВК), основанное в 1863 году при казначействе США, издаёт ежеквартальные отчёты с детальным описанием ситуации с деривативами всех американских банков и трестов, которые по закону обязаны ежеквартально предоставлять отчёты в ВВК. Насколько драматичным было развитие событий, сколь стремительно росли деривативы в финансовом рынке США, видно из приведённой ниже таблицы, составлено на базе отчётов ВВК.

000000

Для сравнения: американский ВВП (по данным на I-й квартал 2001 года) был равен $ 10,1 триллионов, и включал в себя все товары и услуги нации.

Известный исследователь Кевин Пекар в статье «Деривативы как средство предохранения бизнеса» раскрыл механизм бухгалтерских махинаций балансов. Органы, которые следят в США за соблюдением законности при составлении балансов, установили, что значительная часть предприятий публикует сфальсифицированные балансы. Причиной этой фальсификации балансов называют то, что руководство предприятий находится под страшным давлением ожиданий на финансовых рынках и произвольно завышает прибыльность акций. В противном случае акции предприятия в результате их целенаправленной продажи (манипуляций с акциями) настолько упадут, что это поставит под угрозу его рефинансирование и само существование.

Другая причина заключается в договорах, по которым руководство расплачивается собственными акциями, поэтому оно больше заинтересовано в виртуальных курсах, чем в реальных успехах предприятия. Вся идеология руководства предприятий в США ориентирована на виртуальные «успехи», поэтому экономику США и сравнивают с мыльным пузырём.

Если вспомнить, что во всём мире в сфере деривативов задействовано свыше $ 100 триллионов (напоминаем, что данные Райзеггера относятся к 2003 году – Consp.), это значит, что эта сфера достигла таких размеров, что стала неподконтрольной. В США шёл бурный спор между Федеральным резервным банком и Советом по стандартам финансовой бухгалтерии по вопросу о стандартах составления банковских балансов. Конгресс США затягивал принятие новых стандартов. Банки решали, оставлять ли резервы на случай потерь при сделках с деривативами, или нет.

121

Но почему же ФРБ, который должен заботиться о сохранении целостной банковской системы США, противился введению обязательных при сделках с деривативами стандартов? Да потому, что банки в такой ситуации были бы вынуждены указывать свои обязательства по деривативам по рыночной цене, что сразу сделало бы их банкротами. Почему? А потому, что резервы капитала, требующиеся при нормальных кредитах, они должны были бы иметь и для деривативов, что просто нереально – таких денег нет!

Это вызвало бы своего рода «ядерную реакцию» на валютных рынках, рынках акций и займов. Как уже было сказано ранее, считается, что американские банки имеют внебалансовые деривативы на сумму примерно в $ 32 триллиона (это – по данным 1997 года). Сегодня (в 2003 году – Consp.) эта сумма составляет минимум $ 50 триллионов. Причём, большая часть этой суммы – чисто спекулятивная.

Глава Швейцарского национального банка Бруно Гериг сказал, что если банки быстро не снизят риск сделок с деривативами, национальные банки будут вынуждены прибегнуть к регулированию финансовых рынков. «Риски, связанные с торговлей валютой, приобрели такие размеры, что всё больше становятся головной болью для центральных банков. Каждый день при торговле валютой совершаются трансакции более чем на $ 1 триллион. Рынок долгое время игнорировал риски, которые кроются за этим объёмом».

Герхох РАЙЗЕГГЕР, 2003 г.

131

P.S.

Комментируя последнюю цитату, можно сказать лишь то, что прогнозы как Бруно Герига, так и Герхоха Райзеггера оправдались. Со второй половины 2008 года национальные банки вынуждены начать регулировать финансовые рынки.

Произошло то, что и должно было произойти, хотя, с точки зрения законопослушных налогоплательщиков, ситуация выглядит чудовищно: именно за их, налогоплательщиков, счёт компенсируют потери биржевым спекулянтам!

Не исключено, что избрание президентом США Барака Обамы является звеном в цепи многоходовой комбинации. Вот только до финала этой комбинации тот же Барак Обама вполне может не дожить…

В материале использованы иллюстрации: Peremeny.ru; Itogi.ru; Discountfx.ru; Duel.ru; Ellf.ru

141

Share this post for your friends:

Friend me: