ЧЕЛЯБИНСКИЙ МЕТЕОРИТ – ЧТО ЭТО БЫЛО? Часть 31



Катастрофы в городе.Если события и дальше будут развиваться в русле подобной тенденции, большинство жителей Земли вряд ли ожидают радужные перспективы

«Применение подобного рода технологий в планетарном масштабе может иметь вполне прагматичные цели. Первая – возможность контролировать реального (или потенциального) противника. Вторая – подпитка капитализма “эпохи катастроф”. А рядовых обывателей  Земли требуется поддерживать в состоянии паники и информационного голода»

Окончание. Читать часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10, часть 11, часть 12, часть 13, часть 14, часть 15, часть 16, часть 17, часть 18, часть 19, часть 20, часть 21, часть 22, часть 23, часть 24, часть 25, часть 26, часть 27, часть 28, часть 29, часть 30.

15 февраля 2014 года исполнился ровно год с того момента, как в небе над Челябинской областью раздалась серия взрывов. Как мы знаем, это происшествие сразу же получило название «Челябинский метеорит» (ЧМ), и в течение немалого времени оно оставалось в центре внимания заинтересованной общественности. И вот прошёл год. По большому счёту, ничего особо нового в деле «челябинского феномена» за этот период не обнаружилось. Ну, во всяком случае, с позиции официальной точки зрения. Но у нас-то иной подход – конспирологический. Вот его-то мы и применим, попытавшись разобраться в том, что же, на самом деле, произошло утром 15 февраля 2013 года в небе над Челябинской областью.    

Первая в серии из 30-ти статей под названием «Челябинский метеорит – что это было?» была размещена мною на conspirology.ru 21 февраля 2013 года. Признаюсь, сам не ожидал, что смогу обнаружить столь много крайне интересных, хотя во многом и противоречивых фактов. И вот теперь сделаем экскурс в прошлое и посмотрим, как же развивались события, какие странности и противоречия в деле «челябинского инцидента» мы могли наблюдать. Так сказать, сведём всё воедино.

ПАРАДОКСЫ ОФИЦИАЛЬНОЙ ВЕРСИИ

Как я уже писал, практически сразу было выдвинуто три версии, объяснявших причину случившегося на Южном Урале:

1) версия официальная – у поверхности Земли взорвался метеороид, который невозможно было засечь с помощью наземных и космических средств слежения;

2) версия неофициальная – это было результатом неких военных испытаний в Челябинском регионе (возможно, в регионах, прилегающих к Челябинску);

3) наконец, третья версия заключалась в том, что так называемый «Челябинский метеорит» был ничем иным, как испытанием нового космического оружия, которые осуществили Соединённые Штаты Америки.

Заявления официальных лиц, как это часто бывает в истории современной России, мало что проясняли. Причём, эти заявления носили настолько противоречивый характер, что они невольно наводили, как минимум, на два вывода: 1) мы видим и слышим заявления дилетантов, любителей; 2) то, что нам говорят – сознательная дезинформация.

К примеру, я не нашёл объяснений уважаемых экспертов, которые трактовали бы случившееся с точки зрения теории электроразрядного взрыва, которую советский физик Александр Платонович Невский высказал ещё в 1960-х годах (а эта теория, в принципе, могла объяснить природу «челябинского инцидента»). Быть может, к этому объяснению не обращались потому, что феномен ЧМ имел совсем другое происхождение?

Не нашёл я в заявлениях и комментариях со стороны российского научного сообщества и следов теории, которую уже лет 15-20 разделяют многие из ведущих зарубежных учёных. Суть этой теории (в детали углубляться не буду), в частности, изложил в своей книге «Мистерия Марса» («The Mars Mystery», 1998 г.) известный американский исследователь и популяризатор науки Грэм Хэнкок (Graham Hancock). Дело в том, что Солнечная система постоянно движется в нашей галактике, она не является статичной. Хэнкок пишет о том (c. 368), что орбита Земли в своём движении вместе с Солнечной системой постоянно пересекает траекторию «особенно мощного и широко рассеянного метеорного потока Таурид, получившего своё название из-за того, что для наземных наблюдателей дождь “падающих звёзд” как будто выходит из созвездия Тельца [от латинского названия «Taurus» – И.О.]. Этот поток полностью распределяется по земной орбите на расстоянии более 300 млн. км., пересекая её в двух местах, так что планета проходит через него дважды в год: с 24 июня по 6 июля и с 3 по 15 ноября. Поскольку Земля ежедневно продвигается на 2,5 млн. км. по своей орбите, а метеорный дождь продолжается примерно 12 дней, совершенно ясно, что ширина (или мощность) потока Таурид составляет не менее 30 млн. км. Его можно представить в виде цилиндра или трубы, наполненной обломками и космической пылью.

Хотя это один из самых интенсивных из всех ежегодных метеорных дождей, его прохождение с 24 июня по 6 июля (с максимумом 30 июня) обычно нельзя видеть невооружённым глазом; оно наблюдается лишь с помощью радаров и инфракрасных приборов, так как происходит в дневное время. Но прохождение с 3 по 15 ноября можно наблюдать ночью».

Вкратце говоря, эта теория как раз и даёт ответ на вопрос, почему с помощью наземных и орбитальных точек слежения крайне сложно обнаружить космические объекты, могущие угрожать нашей планете. И правда, очень сложно понять, откуда может исходить угроза, если в «метеорном поясе», куда Земля входит дважды в год, этих самых астероидов – как снега зимой на полях Подмосковья.

Весьма авторитетные учёные в России высказывали мнение, что «Челябинский метеорит» был осколком астероида 2012DA14, который в тот же день, 15 февраля 2013 года, но позднее (примерно в 23:25 по московскому времени; ЧМ вошёл в атмосферу Земли примерно в 11:20 мск., или – в 9:20 по челябинскому времени) прошёл на максимальной близости от Земли – порядка 27,7 тысячи км. Но едва ли не сразу выяснилось, что у двух этих космических тел были едва ли не прямо противоположные траектории движения: ЧМ летел по направлению с юго-востока на северо-запад, а 2012DA14 – почти точно с юга на север, да ещё и с разницей в 12 часов. Парадокс, да и только!

Ещё одно объяснение неожиданного появления ЧМ российские учёные мужи видели в том, что современные телескопы и системы слежения за космическими объектами рассчитаны на поиск и отслеживание астероидов диаметром от 100 метров. А условный диаметр челябинского метеороида составлял примерно 15-17 (по другим данным – 18-20 метров) метров.

Но и тут не всё так просто.

Упоминавшийся мною Грэм Хэнкок в «Мистерии Марса» (с. 257) пишет о том, что американские наблюдатели за астероидами уже в 1990-х годах с помощью 90-сантиметрового телескопа и цифровой фотокамеры ежемесячно обнаруживали на околоземной орбите «два-три околоземных объекта, диаметр наименьшего из которых составляет примерно 6 метров».

Получается, у американцев имеется возможность вовремя фиксировать малые космические объекты (пусть и не все). В России же, как заявляли на протяжении 2013 года весьма авторитетные учёные (в том числе – в связи с «челябинским инцидентом»), в этом плане всё обстоит из рук вон плохо: мы не можем конкурировать, у нас даже нет единого аналитического центра! Но и тут выяснялась масса странностей.

Российские СМИ в своё время сообщили, что в ночь с 27 на 28 сентября 2013 года с помощью роботизированной системы «Мастер», созданной в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, со станции, расположенной в районе озера Байкал, за орбитой Луны было обнаружено космическое тело. Через девять часов оно пролетело в 11 300 км. от поверхности Земли, ниже орбит геостационарных спутников. Его диаметр составлял порядка 15 метров, что вполне сопоставимо с диаметром ЧМ!

Короче, чем больше я углублялся в изучение официальной научной точки зрения, объясняющей происхождение ЧМ, тем больше странностей и противоречий открывалось.

ПРОТИВОРЕЧИЯ ВОЕННОЙ ВЕРСИИ

Версию о том, что ЧМ мог быть вовсе не метеоритом, а результатом учений на Еланском военном полигоне (Свердловская область) в день происшествия, 15 февраля 2013 года, озвучила известный и авторитетный российский журналист Юлия Латынина. Версия в виде вопросов в адрес ракетчиков и министра обороны РФ была озвучена на персональном блоге Юлии Леонидовны на сайте «Новой газеты» в материале под названием «А какой бортовой номер был у метеорита?». Через несколько часов статья была снята с сайта «Новой…», а сама Латынина на следующий день в программе «Код доступа» в эфире радиостанции «Эхо Москвы», фактически, прямым текстом сказала, что у неё случился приступ паранойи и всё написанное ею в этом тексте – «абсолютно бред».

При этом известно, что в тот же день, 15 февраля 2013 года, в войсках противовоздушной обороны Центрального военного округа был объявлен план «Крепость», подразумевавший полную боевую готовность личного состава. Более того, в день метеорного дождя от разорвавшегося в небе «Челябинского метеорита» Министерство внутренних дел ввело в действие план «Тайфун» в пяти соседних  регионах РФ.

28 февраля 2013 года в газете «Абакан», выходящей в столице Республики Хакасия было опубликовано интервью со специалистом в области информационной безопасности, доцентом кафедры информационных технологий и систем Института информационных технологий и инженерного образования Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова – Геннадием Сердюковым. В беседе с корреспондентом газеты Геннадий Фёдорович изложил свои сомнения в том, что взорвавшийся в небе над Южным Уралом космический объект и в самом деле мог быть метеоритом, и подробно объяснил причину своих сомнений.

Фактом является то, что в день «челябинского инцидента» на Южном Урале была объявлена нешуточная военная тревога. Могли эти действия российских силовиков быть вызваны только лишь падением ЧМ? Не могли за всем этим крыться иные причины? В принципе, могли. Но тут мы вступаем в область догадок, предположений и версий.

Совсем рядом, примерно в 160 километрах к юго-востоку от места разрушения Челябинского болида, находится спецобъект, который уже не первое десятилетие привлекает внимание вдумчивых исследователей как в России, так и за её пределами. Речь идёт о секретном объекте, который находится в недрах горы Ямантау в Башкортостане, в районе города Белорецк. Возведение спецобъекта началось в 1979 году и велось в значительной степени силами предприятия, которое ныне называется ФГУП «Управление строительства № 30». Возведение подземного объекта, который иногда называют «Подземный город Путина», способного вместить едва ли не 300 000 человек, велось с привлечением сил военных строителей, а в качестве прикрытия, вполне возможно, использовалась легенда с возведением так называемого «Белорецкого горно-обогатительного комбината». О строительстве сверхсекретного супербункера для высшего военно-политического руководства СССР впервые публично заявил в 1992 году Мидхат Шакиров, на тот момент – уже бывший первый секретарь Башкирского обкома КПСС, непосредственно курировал строительство объекта Леонид Акимович Циркунов.

Эти признания, естественно, вызвали повышенный интерес в США, результатом чего стали две знаковые публикации видных американских журналистов-расследователей – Майкла Гордона и Билла Герца в 1996-1997 годах, которые в последующие годы постоянно цитировались как Рунете, так и на иноязычных интернет-сайтах. Уже в наши дни, в конце 2000 – начале 2010-х годов стали появляться предположения о том, что «Подземный город Путина» под горой Ямантау, как и объект, располагающийся севернее (в Уральских горах, под горой Косьвинский камень) вполне могут являться частью разработанной ещё в советские времена системы автоматического запуска ответного массированного ядерного удара «Периметр». Или, как ещё называют на Западе «Периметр», «Мертвая рука» («Dead Hand») и «Машина Судного дня» («Doomsday Mashine»). О том, что система «Периметр» жива и по сей день не так давно подтвердил в одном из своих нечастых интервью командующий Ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) Сергей Каракаев.

Примечательно, что в открытых источниках информации можно найти сведения о том, что суперсекретный спецобъект под горой Ямантау (на территории нынешнего ЗАТО «Город Межгорье») возводился под общим кураторством более чем закрытой структуры, именуемой ГУСП – Главное управление специальных программ Президента РФ.

Известно и то, что в начале 2000-х годов, когда возведение спецобъекта под горой Ямантау, судя по всему, вступило в финальную стадию, на Южный Урал зачастил в минуты редкого отдыха Президент РФ Владимир Путин. Владимиру Владимировичу, как гласят официальные источники информации, очень полюбился расположенный всего-то в 30 километрах от Белорецка горнолыжный курорт «Абзаково».

В 2008 году стало известно, что одна из бизнес-структур российского миллиардера Романа Абрамовича заключила контракт с германской компанией «Herrenknecht AG»  на изготовление крупнейшего в мире горнопроходческого щита диаметром более 19 метров. Тогда же в общественное мнение была вброшена конспирологическая версия о том, будто бы «механизмы 19-метрового диаметра необходимы для расширения подземного, или, вернее, подгорного города Ямантау на Южном Урале, который в условиях каких-то глобальных конфликтов или катастроф должен выполнять функции одновременно альтернативной столицы России и “Ноева ковчега” для отечественной элиты». То, что Абрамович и в самом деле заказал гигантский бур – это факт. Применялся ли он в строительстве под Ямантау – сказать сложно. Не исключено, что, на самом деле, этот супер-механизм может использоваться для прокладки «Bering Strait Tunnel» – туннеля под Беринговым проливом, который соединит в единый транспортный коридор Россию (со стороны Чукотки) и США (со стороны Аляски).

Косьвинский камень, подземный город под Ямантау, система «Периметр» и взрыв так называемого «Челябинского метеорита» – как мы видим, чисто территориально это всё находилось весьма недалеко друг от друга. И если принять за версию то, что траектория ЧМ могла быть искусственно отклонена и направлена на Южный Урал, тревога российских военных и спецслужб была вполне понятна.

И тут мы переходим к третьей версии природы «челябинского инцидента».

КОНСПИРОЛОГИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

О гипотетическом наличии «американского следа» в истории с Челябинским метеороидом (ЧМ мог быть результатом испытания американцами нового космического оружия) в день взрыва на Южном Урале, 15 февраля 2013 года, сообщил лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Возникает вопрос: могут ли сегодня и в самом деле существовать эти, мягко говоря, необычные и нетрадиционные технологии?

В принципе, нет ничего невозможного. Есть ли подобные технологии у России? Скорее всего, да. О чём в марте 2013 года в своих публичных выступлениях рассказывали академик Владимир Фортов (ныне – президент РАН) и доктор военных наук, капитан первого ранга в запасе Константин Сивков. К примеру, Сивков прямо заявил, что «на основе новой теории может быть создано оружие, по сравнению с которым атомная бомба покажется просто детской хлопушкой». Возникает вопрос: такое оружие может быть создано, или уже создано?

Естественно, что Константин Сивков не мог не обратить внимание публики на разработки в области климатического оружия, в том числе – амбициозный американский проект под названием «HAARP». Он и обратил.

Конечно, в истории с «челябинским инцидентом» мы должны рассмотреть и упомянутый Владимиром Жириновским «американский след» всей этой истории. Могла ли к случившемуся 15 февраля 2013 года на Южном Урале иметь отношение американская программа «HAARP»?

О проекте «HAARP» («Арфа») в последние годы было сказано и написано более чем достаточно. Замечу лишь, что, по данным американо-канадских исследователей Николаса Бегича и Джин Мэннинг, реальные эксперименты с климатическим оружием начались ещё в конце 1950-х годов. А предполагаемый запуск «HAARP» в полном объёме может произойти между 2001 и 2018 годами. На ранней же стадии происходили и происходят испытания прототипов этой системы.

Именно с деятельностью «HAARP» многие наблюдатели, вовсе не склонные к конспирологическому образу мысли, связывают многочисленные природно-климатические аномалии последних лет. В качестве подтверждения реальных возможностей «HAARP» наблюдатели упоминают о разрушительном землетрясении в Японии 11 марта 2011 года, которое однозначно могло явиться результатом экспериментов, что, по мнению вдумчивой общественности, однозначно подтверждаются спектрограммами низкочастотных излучений, зарегистрированных 11 марта 2011 года индукционным магнитометром «HAARP», расположенном на Аляске в районе деревни Гакона.

Кстати, насчёт Гаконы и Аляски. Объект «HAARP» (High Frequency Active Auroral Research Program, «HAARP»; в русскоязычных исследованиях, посвящённых этому проекту, часто встречается такое обозначение этого проекта – «Арфа»: авроральная резонансная фазированная антенна) располагается именно в окрестностях деревеньки Гакона. Из официальных и вполне доступных источников информации без особого труда можно узнать, что первой пролёт Челябинского метеороида почему-то зафиксировала инфразвуковая станция IS 53, расположенная в г. Фэрбенкс, штат Аляска, расположенная в шести с лишним тысячах километров от места происшествия. Эта станция входит в структуру Геофизического института, который, в свою очередь, входит в состав Университета штата Аляска. А этот университет является одним из наиболее важных участников проекта «HAARP».

О масштабной фазированной антенне «HAARP» под Гаконой сказано уже много, в том числе – и в публикациях на русском языке. Гораздо меньше известно о так называемом «плавучем харпе»: весьма необычном, сложном техническом объекте, который в США был введён в действие в 2006 году. Имя этому объекту – самоходный радар морского базирования сантиметрового диапазона «Sea-Based X-Band Radar-1» («SBX-1»). Где этот спецрадар, способный отслеживать объекты размером с бейсбольный мяч на расстоянии до 4 700 километров, находился 15 февраля 2013 года – бог его знает. Но то, что он бороздил просторы Индийского океана – это точно. Как, впрочем, точно и то, что Челябинский метеороид заходил в атмосферу Земли над той частью планеты, где располагается Индийский океан, просторы которого как раз и бороздил спецрадар. Как точно известно и то, что первой пролёт ЧМ зафиксировала инфразвуковая станция, входящая в систему «HAARP».

Известно и то, что за два месяца до инцидента на Южном Урале, 12 декабря 2012 года, в ряде средств массовой информации вполне буднично было сообщено о начале очередного, третьего по счёту, полёта американского беспилотного орбитального космического корабля X-37B (его чаще называют просто X-37). Все три рабочих полёта Х-37, с апреля 2010 года и последний, ещё не завершённый, объединяет одно общее обстоятельство: когда беспилотник находился на околоземной орбите, на Земле обязательно происходили разного рода масштабные неприятности. Да вот вам свежие примеры февраля 2014 года: катастрофические снегопады в США и Японии, жуткие дожди в ряде районов Великобритании – явления, которые в этих странах (заметьте – одномоментно!) в таких масштабах не наблюдались десятки лет.

Американка Кэрол Росин, которая в 1974-1977 годах работала вместе с создателем американской космической программы Вернером фон Брауном в корпорации «Fairchild Industries», в одном из своих интервью говорила следующее: «Если вы отслеживаете, как разрабатываются и совершенствуются системы вооружений, вы обязательно заметите очевидную тенденцию. В каждом из крупных военных конфликтов обязательно применяется всё более новое, всё более совершенное, всё более убийственное оружие. Сейчас на очереди – размещение вооружений в космическом пространстве.

Можно на высоте 22 300 километров над поверхностью Земли разместить всего три геостационарных спутника. И с их помощью контролировать всю поверхность земного шара. Всего лишь с помощью трёх спутников!».

Откровения Кэрол Росин, разумеется, тоже можно списать на конспирологию чистой воды, но вот вам очередной факт, который стал известен совсем недавно. В сентябре 2013 года американские СМИ сообщили о том, что несколько компаний США, работающих на нужды военно-промышленного комплекса, приступили к разработке беспроводной системы связи со скоростью 100 гигабит в секунду. Помимо прочего, цели заказчиком работ ставятся такие: такая система связи должна обеспечивать надёжное сообщение в воздухе («воздух-воздух») на расстоянии не менее 125 миль (чуть более 200 километров) и в системе «воздух-земля» на расстоянии не менее 62 миль (около 100 километров). Да, это не высота геостационарной орбиты (она составляет порядка 36 000 километров), о которой говорила Кэрол Росин.

Но вот известный американский исследователь альтернативного толка, автор многочисленных книг, некоторые из которых уже изданы в России, Джозеф Фаррелл, полагает, что реальное предназначение 100-гигабитной связи – конечно же, стратегическое: системы с такой скоростью связи очень хорошо отвечают требованиям по развёртыванию именно околоземной космической обороны. Не исключено, что скрытые возможности такой связи будут намного превышать официально заявляемые технические параметры. Фаррелл уверен: подобного рода системы сегодня разрабатываются в ряде стран, в том числе – в США и России. И подобного рода технологии могут использоваться  как для противодействия гипотетическим угрозам ракетных ударов со стороны других стран, так и для ликвидации космических объектов (типа Челябинского астероида).

Конечно, всё это можно объяснить и так: всего лишь случайные совпадения. Тогда приведу ещё несколько примеров совпадений.

Не является секретом то обстоятельство, что появление в земной атмосфере космических тел, подобных Челябинскому болиду, вызывает мощное магнитное поле и электрические разряды подобные тем, что генерируются при сильных грозах (но, естественно, во много раз мощнее). Известно, что от таких гроз в своё время хоть и не сильно, но пострадали ускорители частиц – такие как американский «Теватрон» и БАК (Большой адронный коллайдер). Так вот, 14 февраля 2013 года, в 10 часов 24 минуты года по московскому времени, БАК был остановлен для проведения 20-месячных работ по его ремонту и модернизации. Любопытно, что БАК был остановлен ровно за сутки до появления неожиданного (для многих, но, видимо, не для всех) космического гостя в небе над Челябинской областью.

Список этих совпадений, произошедших как до, так после «челябинского инцидента», можно продолжать. Это и странное явление серебристых облаков, которые в ночь с 15 на 16 июня 2013 года могли наблюдать жители ряда городов европейско-уральской части России, и последовавшие за этим явлением странные взрывы боеприпасов 18 июня того же года в посёлке Нагорный Самарской области, и землетрясения в Челябинске в октябре 2012 года, зафиксированные за три с небольшим месяца до появления ЧМ. Как объяснить все эти совпадения? Официальная точка зрения никак и не объясняет – совпадения, и всё тут.

А вот конспирологический, альтернативный подход такие объяснения дать пытается. Уже упоминавшийся мною Джозеф Фаррелл полагает, что самопроизвольные подрывы боеприпасов могут быть вполне убедительным проявлением применения скалярных технологий. Странные атмосферные явления могут также являться свидетельством использования скалярных технологий отнюдь не в мирных целях – как это было, например 12 мая 2008 года, когда примерно за полчаса до начала крайне разрушительного землетрясения в небе над китайским городом Тянь-Шуй наблюдались странные сгустки плазмы, напоминавшие полярное сияние, которое в этих краях отродясь никто не видел…

Итак, какие выводы можно сделать, исходя из всего вышеизложенного?

ТАК ЧТО ЖЕ ЭТО БЫЛО?

В самом деле – что? Я бы с лёгкостью согласился с официальной версией относительно природы «Челябинского метеорита», если бы не столь большое количество противоречий, умолчаний, странных «совпадений» и самых откровенных нелепостей. Даже в кратком изложении их, согласитесь, слишком уж много.

Тогда остаются неофициальные, альтернативные версии. Точнее, версия которую можно назвать так: военно-конспирологическая. Суть её заключается вот в чём.

Разработки в области создания и практического применения новых технологий, конечно же, велись и ведутся. В разных странах и в разное время. Применительно к нашей теме, в истории человечества, так сказать, в его современной, последней реинкарнации, подобные технологии начали разрабатываться, как минимум, в XIX веке – такими учёными, как Никола Тесла и Михаил Филиппов.

Многие из этих технологий, как это часто и бывает, могут иметь двойное применение и могут использоваться как в созидательных, так и в крайне разрушительных целях. Многие из этих технологий были разработаны десятилетия назад, но в повседневную практику они внедряются лишь тогда, когда это выгодно тем, кто обладает собственностью на эти разработки и, стало быть, заинтересован в извлечении максимальной коммерческой прибыли от внедрения (или – сокрытия) этих изобретений. Читатели, уверен, согласятся с тем, что в высказанном мною соображении нет ничего принципиально нового или необычного.

Скорее всего, в случае с «Челябинским метеоритом» мы имели дело с применением (пусть и частичным, фрагментарным) использованием таких технологий уже в планетарном масштабе. Тогда может возникнуть вполне ожидаемый вопрос: кто же применял эти технологии, США или Российская Федерация? Или – обе страны? А я вот думаю, что это даже и не суть важно. И вот почему.

На сегодняшний момент имеется два если и не диаметрально противоположных, но уж точно не идентичных подхода. Первый подход уже не первый год демонстрирует современная российская власть: глобальные научно-технологические прорывы должны происходить под бдительным контролем государства. Желательно – в его, так сказать, структурных подразделениях. Отсюда, к примеру, и создание в различных отраслях российского бизнеса, экономики и науки (в том числе – ракетно-космической отрасли) государственных корпораций. Издержки подобного рода подхода в современных условиях слишком очевидны, повторяться не буду.

Второй подход, условно говоря, исповедуется в США. Смысл его заключается в том, что государство делегирует частному бизнесу максимум полномочий. В том числе – в деле разработки и внедрения прорывных научно-технологических решений. Либерально настроенные граждане России уверены в том, что это – по сути, безальтернативный вариант, которым должна воспользоваться и Россия, что это – единственно возможный путь дальнейшего эффективного развития как технологий, так и общества в целом. Но так ли это? К сожалению, не так.

К примеру, известный американский экономист и политик, диссидент, основатель нескольких политических организаций, Линдон Ларуш и его соратники придерживаются прямо противоположного мнения: «Многолетняя практика наглядно показала, что как только для реализации какого-либо глобального проекта привлекается частный капитал, сразу же заходит речь о коммерческом расчёте. Вопросы при таком подходе ставятся примерно так: “Насколько дёшево мы сможем сделать то, что нам поручено?”, или: “Если мы должны спасти определённое количество жизней, то в какую сумму нам это обойдётся?”.

Совершенно очевидно, что цену реализации того или иного проекта необходимо устанавливать, исходя из принципа общественного блага, из принципа достижения положительного результата для всей страны и её граждан, а не отталкиваясь от калькуляции затрат на создание того или иного продукта или реализации той или иной программы. По большому счёту, опора на “частников” – это путь в никуда».

Вы спросите меня: а что общего между соображениями Ларуша и его коллег, «челябинским инцидентом» и пресловутыми новыми технологиями? Связь, между тем, самая прямая.

Трезвомыслящие экономисты сегодня говорят так: если основная цель частного бизнеса заключается в извлечении максимальной прибыли, то нет ничего удивительного в том, что этот самый частный бизнес стремится увеличить рынки сбыта. Так оно и происходило, хотя процесс увеличения рынков сбыта в разные времена принимал разные формы. Было и превращение отдельных стран и целых регионов в колонии. Бывало и так, что отдельно взятые страны и регионы, остававшиеся формально независимыми, становились колониями в экономическом плане (особенно активно этот процесс шёл в 1960-1970-х годах). Бывало и так, что для увеличения рынков сбыта активно использовались искусственно спровоцированные военные конфликты. Использовалась и, так сказать, интенсивная технология: потребление увеличивалось на внутреннем рынке за счёт навязывания населению потребительских кредитов и потребительской идеологии.

Но всему приходит конец. Российский экономист Михаил Хазин в своих статьях и выступлениях не раз проводил мысль о том, что нынешняя экономическая система западного образца себя исчерпала, ресурсов для дальнейшего роста и увеличения рынков сбыта нет, крах неизбежен.

Однако система демонстрирует удивительную живучесть, что не преминули подметить некоторые из её вдумчивых исследователей. Эта зверская живучесть напоминает «любовь к жизни» нежити из серии штатовских фильмов про «чужих». В 2007 году в США вышла в свет книга канадского автора Наоми Кляйн (Naomi Klein) «Доктрина шока. Становление капитализма катастроф» («The Shock Doctrine. The Rise of Disaster Capitalism»), которая двумя годами спустя была выпущена на русском языке в московском издательстве «Добрая книга». В своём фундаментальном исследовании Наоми Кляйн приводит один просто убойный факт, никак его не объясняя. Да и как его можно объяснить, если не прибегать к тому, что называется конспирология (или – альтернативный подход, называйте как хотите).

Согласно приведённой Наоми Кляйн информации (с. 560), взятой из «Базы данных о  чрезвычайных ситуациях в мире» («The International Disaster  Database», EM-DAT), в 2006 году – по сравнению с 1975 годом – количество природных бедствий в мире возросло на… 430%! Иначе говоря, за 30 лет число природных ЧП увеличилось почти в 4,5 раза! При этом, заметьте, Кляйн говорит именно о природных бедствиях, а не о чрезвычайных происшествиях техногенного характера.

Приведу несколько говорящих цитат из книги Наоми Кляйн.

Цитата первая (с. 555-556): «На Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария) политики и руководители корпораций ломали головы, размышляя о ситуации в мире, которая казалась насмешкой над всеми законами здравого смысла. Это явление окрестили “давосской дилеммой”. По словам Мартина Вульфа, колумниста газеты “Financial Times”, суть этой дилеммы – “контраст между успешной экономикой и сомнительной политикой стран всего мира”. Он писал [номер FT от 31 января 2007 года – И.О.], что экономика перенесла серию потрясений […], но при этом экономика “переживает золотой период повсеместного роста”. Иными словами, мир превращается в ад, нигде нет стабильности, а в это время глобальная экономика торжественно возвещает о своём существовании».

Цитата вторая (с. 557-558): «Сегодня всеобщая нестабильность выгодна не только горстке торговцев оружием; она приносит неизмеримую прибыль всему сектору высоких технологий, сектору капитального строительства, частным медицинским компаниям, индустрии нефти и газа – и, разумеется, оборонным подрядчикам […]. Восстановление сегодня стало таким большим бизнесом, что за каждым новым разрушением следует горячая компания первичного размещения акций […]. Индекс Доу-Джонса по акциям компаний в сфере капитального строительства остановился на уровне 143,34 доллара по итогам торгов 10 сентября 2001 г., а 4 июня 2007 г. этот показатель вырос до 507,43 доллара».

Цитаты можно продолжать и дальше, но, думаю, вывод вполне очевиден. Чем больше в мире будет нестабильности и катастроф, чем более масштабными и разрушительными будут эти катастрофы, тем большую прибыль обеспечит себе глобальная экономика капитализма «эпохи катастроф».

Я совершенно не исключаю мысль, что случай со взрывом так называемого «Челябинского метеорита» 15 февраля 2013 года вполне мог быть одним из испытаний новых технологий, поставленных на службу капитализму нового образца – капитализму «эпохи катастроф».

Очевидно, что применение подобного рода технологий  в планетарном масштабе может иметь две вполне прагматичные цели.

Первая цель – это, конечно же, возможность контролировать реального (или потенциального) противника, устраивая при необходимости на его территории колоссальные по своим масштабам «заподлянки» природно-климатического, техногенного или «космического» характера. Самое «приятное» для нападающего заключается в том, что его жертва может даже не подозревать, кто именно и как именно воюет против него.

Вторая цель – это, как уже было сказано, подпитка капитализма «эпохи катастроф». Ведь при использовании таких технологий рост рынков сбыта (причём, вполне прогнозируемый и чётко планируемый) обеспечен.

При таком подходе крайне необходимо поддерживать рядовых обывателей на разных концах Земли в состоянии паники и информационного голода. Это отмечает и Наоми Кляйн (с. 603): «Состояние шока – это момент, когда возникает разрыв между стремительно развивающимися событиями и доступной информацией, которая позволила бы эти события объяснить».

Именно это – состояние эмоционального шока при минимуме объясняющей ситуацию информации – испытали многие жители Челябинской области 15 февраля 2013 года.

Цинично? Да. Бесчеловечно? Не то слово! Но ведь никто и не обещал, что будет легко, правда?

Если события и дальше будут развиваться в русле подобной тенденции, боюсь, что большинство жителей нашей планеты ожидают не самые радужные перспективы.

Есть ли альтернативный путь развития? В общем-то, да. Его описал в своём гениальном романе «Час Быка» советский учёный и писатель Иван Ефремов. Путь сложный и долгий, но – реальный, что бы не говорили по этому поводу скептики. Кто не читал – прочтите. В конце концов, как говорят мудрые люди, с надеждой умирать легче, чем без неё…

И на этом – всего вам доброго!

Игорь ОСОВИН

Катастрофы приходят по расписанию.

Катастрофы стали приходить как поезда - почти по расписанию...

ИСТОЧНИКИ

Книжные публикации

  • Кляйн, Н. Доктрина шока. Становление капитализма катастроф. – М.: Добрая книга, 2009;
  • Хэнкок, Г. Мистерия Марса. – М.: Эксмо, 2006.

Share this post for your friends:

Friend me: