БЮДЖЕТНЫЕ ЛАБИРИНТЫ ВОЗ. Часть 5



40_WHO_symbolМировые СМИ о скандалах, связанных с фондом Гейтсов и его сателлитов и прискорбной роли ВОЗ в мировых пандемиях последних лет

«Нужна ли человечеству Всемирная организация здравоохранения в её нынешнем виде, которая превратилась в придаток крупнейших транснациональных корпораций, олицетворением которых служит всё тот же Билл Гейтс?»

Окончание. Читать начало.

Ещё раз замечу: Всемирная организация здравоохранения и один из её крупнейших «инвесторов» (фонд Билла и Мелинды Гейтс) в зарубежных СМИ достаточно часто подвергались критике. И эта критика была более чем существенной. Российское общество не то, чтобы ничего об этом не знало, но, скажем так, информированность об этой критике оставляла желать лучшего.

Вот почему чуть более подробнее расскажем о некоторых из тех скандалов с ВОЗ, фондом Гейтсов и их сателлитами, которые в последние годы стали достоянием широкой мировой общественности. 

ДЕНЬГИ БИЛЛА ГЕЙТСА УБИВАЮТ НЕЗАВИСИМУЮ НАУКУ 

Так, ещё в феврале 2008 года газета «The New York Times» опубликовала обзорную статью, посвящённую скандалам, которые к тому моменту уже сопровождали деятельность «Bill & Melinda Gates Foundation». Тогда в распоряжении редакции газеты оказался экземпляр доклада, направленного на имя Маргарет Чен, возглавлявшей в тот момент Всемирную организацию здравоохранения. Доклад был подготовлен доктором Арата Кочи (Arata Kochi), японским врачом и экспертом в области общественного здравоохранения. В тексте доклада доктор Кочи предупреждал об опасности растущих с каждым годом объёмов финансирования исследований по лечению малярии со стороны фонда Билла и Мелинды Гейтс.

Деньги Гейтса, уверял доктор Кочи своего непосредственного руководителя, опасны тем, что эта финансовая благотворительность может привести к совершенно непредсказуемым последствиям. По мнению автора документа, деньги миллиардера Билла Гейтса вполне могут ликвидировать разнообразие научных взглядов среди учёных и, более того, свести на нет руководящую роль ВОЗ как основной организации в мире, координирующей деятельность в деле охраны здоровья человечества.

«Многие ведущие учёные в мире, занимающиеся исследованиями в области борьбы с малярией, — писала в феврале 2008 года „The New York Times“, цитируя докладную записку доктора Кочи, — в настоящее время уже объединены в своего рода „научные картели“. При таком положении дел возможность получения ими грантов на осуществление научной деятельности сильно зависит от поддержки со стороны других членов этого своеобразного „картеля“. Принцип круговой поруки, когда каждый из членов этого „сообщества“ для получения денег на свои исследования вынужден давать только одобрительные отзывы о научных исследованиях своих коллег, приводит к тому, что независимых нучных групп становится всё меньше».

41_Kochi_Arata_01

Доктор Арата Кочи, руководивший программой ВОЗ по борьбе с малярией, одним из первых публично заявил об опасности денег благотворителя Гейтса для мировой системы здравоохранения (фото: AP/Kevin Wolf ). 

Примечательно, что автор «The New York Times» аттестует доктора Кочи как откровенно недипломатичного, но крайне эффективного администратора, который более 10 лет возглавлял программу ВОЗ по борьбе с туберкулёзом и заслужил массу превосходных эпитетов по итогам реорганизации работы ВОЗ в этом направлении. Затем Кочи возглавил программу ВОЗ по борьбе с малярией (Director of the World Health Organization’s Malaria Department), но вскоре был от этой работы отстранён, так как некоторые его публичные высказывания пришлись не по нраву некоторым благотворителям ВОЗ — таким, в частности, как «Фонд Рокфеллеров».

Увольнение Арата Кочи с поста главы департамента ВОЗ по борьбе с малярией было, в общем-то, делом вполне прогнозируемым, учитывая тот факт, что его высказываниями были недовольны не только в фонде Рокфеллеров, но и в фонде Билла и Мелинды Гейтс. В своём докладе, который щедро цитировала «The New York Times», принцип принятия решений в фонде Гейтсов он называл «закрытым внутренним процессом, так как очевидно, что фонд Гейтсов никому неподотчётен, кроме самого себя и, более того, заинтересован в том, чтобы результаты исследований, которые он финансирует, затем могли использоваться в политических целях».

Прогнозы и предупреждения, высказанные доктором Арата Кочи, естественно, были однозначно отвергнуты и руководителями фонда Гейтсов и рядом опрошенных «The New York Times» экспертов.

Впрочем, нашлись-таки смельчаки, которые не побоялись плыть против течения. К примеру, Амир Аттаран (Amir Attaran), эксперт по политике в сфере здравоохранения из Университета Оттавы, в беседе с обозревателем «The New York Times» в пух и прах раскритиковал высказывания многих ведущих теоретиков и практиков в деле борьбы с малярией и прямо заявил, что выводы доктора Кочи «абсолютно правильные».

Наконец, ещё один интересный момент. В финальных абзацах своей публикации «The New York Times» озвучила слухи, которые в последние месяцы (то есть в конце 2007 — начале 2008 годов) курсировали в научном и экспертном сообществе. Слухи эти заключались в том, что руководство Всемирной организации здравоохранения опасалось растущего влияния, мощи и активности «Bill & Melinda Gates Foundation». Причём, ряд учёных в частном порядке рассказали обозревателю газеты о том, что Билл Гейтс будто бы нацелился на создание собственного, так сказать, ручного аналога ВОЗ.

Одним из свидетельств, говорящих в пользу этого, был грант на сумму $ 105 миллионов, предоставленный Фондом Билла и Мелинды Гейтс Вашингтонскому университету для создания в его структуре Института изучения показателей и оценки состояния здравоохранения (Institute for Health Metrics and Evaluation at the University of Washington; IHME), который был основан в 2007 году и в дальнейшем, в 2017 году, получил ещё один грант от фонда Гейтсов в сумме $ 279 миллионов. Как утверждали собеседники «The New York Times», в числе основных задач новоиспечённой структуры значились следующие: изучение наиболее эффективных методов лечения разнообразных заболеваний, а также оценка состояния систем здравоохранения различных стран мира.

42_IHME_historyInstituteForHealthMetricsAndEvaluation

Скриншот страницы веб-сайта IHME, посвящённый истории института. Запись от июля 2007 года рассказывает, что финансирование структуры на этапе её становления осуществлялось бюджетом штата Вашингтон и нашими добрыми знакомцами — Фондом Билла и Мелинды Гейтс... 

Однако дальнейшее развитие событий, судя по всему, заставило Билла Гейтса отказаться от идеи создавать карманную ВОЗ и вынудило его сосредоточиться на перехвате управления именно во Всемирной организации здравоохранения. Такой подход, судя по всему, выглядел для Гейтса и его коллег более многообещающим. Тем более, что критика по поводу деятельности «Bill & Melinda Gates Foundation» тогда, на рубеже 2000-2010-х годов, продолжала нарастать.

НЕВНИМАТЕЛЬНОСТЬ, НЕПРОЗРАЧНОСТЬ И НЕПОДОТЧЁТНОСТЬ ФОНДА ГЕЙТСОВ 

В мае 2009 года мощный критический удар по принципам работы «Bill & Melinda Gates Foundation» нанесло одно из старейших (выходит с 1823 года) и авторитетнейших мировых медицинских изданий — английский еженедельный журнал «The Lancet» (vol. 373, issue 9675, p. 1645-1653, от 09.05. 2009 г.).

В статье доктора Дэвида Маккоя (David McCoy) и его коллег из Центра международного здравоохранения и развития в Университетском колледже Лондона (Institute for Global Health (IGH) of the Faculty of Population Health Sciences of University College London) была подробно рассмотрена грантовая программа фонда Гейтсов с января 1998 по декабрь 2007 года. Доктор Маккой, как мы видим, взял более длительный период, захватив временной отрезок до 2000 года, когда уже работал предшественник «Bill & Melinda Gates Foundation» — основанный в 1994 году «William H. Gates Foundation».

Из статьи Дэвида Маккоя, которая называется «Грантовая программа Фонда Билла и Мелинды Гейтс для системы глобального здравоохранения» («The Bill & Melinda Gates Foundation’s grant-making programme for global health») мы узнаём следующее. Доктор Маккой и его коллеги проанализировали грантовые программы фонда за 10-летний период. В ходе исследования выяснилось, что за это время фонд выделил 1 094 гранта на общую сумму $ 8,95 миллиарда.

43_Lancet_2009_05_09_Editorial

Редакционная статья «The Lancet» от 9 мая 2009 года. Публикация журнала нанесла серьёзный удар по репутации «Gates Foundation». 

Но вот что интересно: практически две трети (точнее, 65%) этой суммы, было распределено всего между 20 организациями, среди которых мы видим наших старых добрых знакомцев: Всемирную организацию здравоохранения, «Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулёзом и малярией» («Global Fund to Fight AIDS, Tuberculosis and Malaria (GFATM)»), «Глобальный альянс по вакцинации и иммунизации» («Global Alliance for Vaccines and Immunisation»; «GAVI Alliance»), Всемирный банк (World Bank).

Казалось бы, а при чём здесь Всемирный банк, на какие такие цели фонд Билла и Мелинды выделяет ему гранты? Для тех, кто не в теме, сделаем небольшое пояснение.

Среди основных направлений деятельности Всемирного банка — борьба с малярией и распространением вирусных заболеваний. Для чего Всемирный банк делает что? Правильно — выделяет гранты, в том числе на такие мероприятия, как поддержка программ иммунизации и вакцинации (чтобы снизить заболеваемость населения в разных странах мира инфекционными заболеваниями, такими, к примеру, как малярия), борьба с пандемией ВИЧ/СПИДа. 

То есть гранты выделяются в том числе и на то, на что выделяет аналогичные денежные средства фонд Билла и Мелинды Гейтс и их соратники — «Global Fund to Fight AIDS, Tuberculosis and Malaria (GFATM)», «GAVI Alliance» и другие. 

А это означает, что Всемирный банк мы без особого преувеличения можем назвать частью международной финансовой «грибницы», взращенной маститым бизнесменом и филантропом международного масштаба для финансирования Всемирной организации здравоохранения через посредство фонда Билла и Мелинды Гейтс. 

Если верить поддомену ВОЗ, посвящённому финансовой отчётности этой организации, Всемирный банк с недавних пор начал выделять всё больше и больше средств. На протяжении трёх последних двухлетних бюджетов в копилку ВОЗ Всемирный банк почему-то стал перечислять всё больше и больше (больше в разы!) денег. Вот как в цифрах выглядит этот рост:

в 2014-2015 годах — $ 6,156 миллионов; 

в 2016-2017 годах — $ 75,546 миллионов; 

в 2018-2019 годах — $ 132,504 миллиона.

В своей статье доктор Маккой подчёркивает: «Хотя вклад фонда Билла и Мелинды Гейтс в поддержку глобального здравоохранения в целом получил общественное признание, о деталях его грантовой программы известно довольно мало». Заметьте: это пишет человек, прекрасно осведомлённый о том, как в принципе работает западная грантовая система.

В редакционной статье журнала «The Lancet» — «Что сделал фонд Гейтса для глобального здравоохранения?» («What has the Gates Foundation done for global health?») — отмечается недостаточность финансирования со стороны фонда Билла и Мелинды Гейтс программ по охране материнского и детского, здоровья, борьбы с туберкулёзом и хроническими заболеваниями. Критике подверглась недостаточная степень прозрачности при распределении выделяемых фондом средств, отсутствие сведений о дальнейших планах.

Наконец, практически открытым текстом редакция журнала отмечала тот факт, что распределение грантов фондом Билла и Мелинды Гейтс осуществляется не на основе оценок независимых экспертов, а по принципу личных связей и наличия хороших отношений между грантодателем и грантополучателем.

Фактически, «The Lancet» более чем прозрачно намекнул не столько даже на коррупционную составляющую в деятельности фонда (ладно, если бы было только это!), сколько на то, что деньги фонд подчас тратит на удивление неэффективно. А это заставляет задуматься о том, не может ли фонд иметь иные цели, нежели те, что официально и публично декларируются, цитата: «Многие учёные, давно работающие в условиях недостатка финансирования, высказывают обеспокоенность тем, что суть программ по охране здоровья, реализуемые в масштабах всего мира, существенно искажается большими деньгами фонда Гейтса. К примеру, нередко делается акцент на борьбе с малярией в тех странах, где другие заболевания причиняют людям гораздо больше вреда, чем малярия. И это является откровенно порочным стимулом для местных политиков, чиновников и работников системы здравоохранения. По сути, в некоторых регионах ценные финансовые ресурсы фонда расходуются впустую, вместо того, чтобы быть направленными на решение куда как более насущных проблем [...]

Фонд Билла и Мелинды Гейтс сегодня приобрёл репутацию благотворительной организации, в которой мало прислушиваются даже к советам друзей. Складывается впечатление, что руководство и владельцы фонда сами не очень-то верят в девиз фонда — „Все жизни имеют значение“: мы видим, что далеко не все голоса сторонних наблюдателей для фонда имеют равную ценность. В том числе — и голоса тех, кому фонд вроде бы больше всего стремится помочь».

В ходе подготовки публикации о характере грантовых программ фонда журнал направил текст статьи в адрес фонда Билла и Мелинды Гейтс с просьбой её прокомментировать или же изложить свой взгляд на ситуацию. Руководство фонда от каких-либо комментариев отказалось.

44_2009_08_05mcCoy_Guardian

В августе 2009 года Дэвид Маккой дополнил свои критические тезисы в адрес фонда Гейтсов публикацией статьи в газете «The Guardian». 

Публикация журнала «The Lancet» вызвала большой резонанс. Один из её авторов, упоминавшийся нами выше доктор Дэвид Маккой, затем не раз выступал в других средствах массовой информации той же Великобритании, разъясняя свою позицию. Так, в комментарии газете «The Guardian» (статья-мнение «Гиганты филантропии» в номере от 5 августа 2009 г.) Дэвид Маккой дополнил изложенные ранее в публикации журнала «The Lancet» мысли новыми соображениями: «Сегодня мы часто можем слышать термин „филантрокапитализм“, суть которого заключается в том, что успешность бизнесменов в предпринимательской деятельности обязательно надо переносить и в иные сферы: использовать в сфере социального обеспечения, борьбе с бедностью. При этом часто считается, что правительства, традиционные благотворительные организации, многочисленные неправительственные структуры в своей деятельности не очень-то эффективны. И сегодня, когда наступила эра „новой филантропии“ мы видим, что в сфере международного развития, где ранее господствовали принципы государственной политики, доминируют частные благотворительные фонды, среди которых главенствующую позицию занимает Фонд Билла и Мелинды Гейтс [...]

В отличие от множества других крупных учреждений, работающих во всём мире в сфере здравоохранения, этот фонд ни перед кем не отчитывается. У него официально нет постоянных руководящих органов. Да, у Фонда Билла и Мелинды Гейтс есть консультативный совет. И этот совет проводит массу самых разнообразных встреч с экспертами. Однако некоторые специалисты в области здравоохранения полагают, что консультативный совет слышит только то, что он хочет услышать. 

Есть такая точка зрения: частные благотворительные фонды не обязаны публично отчитываться о своей деятельности. Но этот аргумент ошибочен, учитывая, в частности, огромное влияние, которое имеет тот же Фонд Билла и Мелинды Гейтс. Такой аргумент ошибочен и потому, что пожертвования, которые бизнесмены направляют в частные благотворительные фонды, дают бизнесу немалые налоговые льготы. 

Независимая оценка деятельности частных благотворительных фондов важна ещё и потому, что благотворительность очень даже может иметь непредсказуемые последствия: структуры здравоохранения в бедных странах очень хрупкие, а неправильная или неэффективная благотворительность может нанести им ещё больший ущерб».

45_McCoy_David_01

Дэвид Маккой — вдумчивый критик деятельности фонда Билла и Мелинды Гейтс —
не раз предупреждал о возможности опасного влияния частного бизнеса на государственные и межгосударственные структуры здравоохранения. 

Доктор Маккой в статье для газеты «The Guardian» обозначил ещё одну проблему, наличие которой для многих далеко не очевидно, хотя проблема и в самом деле имеется: потенциальный конфликт интересов. Маккой в августе 2009 года отмечал последствия 30-летнего господства неолиберальной ортодоксальности в деле международной благотворительности. Провозглашение принципа частно-государственного партнёрства, корпоративной социальной ответственности активно поощряло участие бизнеса, крупных корпораций в формировании социальной политики в качестве более эффективной альтернативы социальной политике государств. Результат не заставил себя долго ждать: реализация на практике принципов «новой филантропии» начала приводить к тому, что частный бизнес чрезмерно расширил своё влияние как на государственные общественные институты, так и на саму государственную политику в социальной сфере.

Строго говоря, Дэвид Маккой задаётся вопросом, который уже не первый год мучительно стоит в общественной повестке дня: не является ли ошибкой ситуация, когда государство максимально дистанцируется от участия в социальной деятельности и передаёт «бразды правления» в этой сфере более «эффективным» частникам?

Реализация на практике принципов филантрокапитализма, по мнению доктора Маккоя, уже привела к существенному искажению и трансформации деятельности той же Всемирной организации здравоохранения: «ВОЗ как универсальная независимая международная организация в течение последних двух десятилетий существенно ослабела. Сегодня ВОЗ имеет частный благотворительный фонд в качестве одного из своих крупнейших финансовых доноров. И этот фонд активно использует финансовые рычаги для воздействия на руководство ВОЗ в совершенно определённых направлениях».

ГЛОБАЛЬНАЯ КОРРУПЦИЯ И ВОРОВСТВО 

В январе 2011 года грянул очередной скандал, в эпицентре которого на этот раз оказался «Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулёзом и малярией» («Global Fund to Fight AIDS, Tuberculosis and Malaria (GFATM)»). Да-да, тот самый фонд, который был создан в январе 2002 года не без деятельного участия Билла Гейтса и которому фонд Гейтсов регулярно оказывал масштабную финансовую помощь.

Тогда многие мировые СМИ сообщили о сенсационном расследовании информационного агентства «Associated Press», а некоторые даже перепечатали текст этого расследования, как это сделала, например, американская ежедневная газета «The Boston Globe»: 23 января издание разместило на своих страницах текст с леденящим душу заголовком: «Расследование „Associated Press“: мошенничество поражает Глобальный фонд здравоохранения» («AP Enterprise: Fraud plagues global health fund»).

46_APvsGlobal-Fund_01

23 января 2011 года: публикация в «The Boston Globe» о коррупции и воровстве в «Глобальном фонде...» (GFATM). 

Строго говоря, глобальные финансовые махинации в «Глобальном фонде...» стали известны благодаря внутреннему расследованию. Дело в том, что ещё при создании GFATM в его структуре была образована независимая от руководства фонда аудиторская группа. На создании группы настаивали благотворители и страны, которые планировали осуществлять регулярную финансовую поддержку новоиспечённой благотворительной структуры. И вот к январю 2011 году эта самая аудиторская группа GFATM во главе с генеральным инспектором фонда Джоном Парсонсом (John Parsons, официальное название структуры — Офис генерального инспектора), что называется, «нарыла» массу фактов о масштабных финансовых нарушениях в деятельности фонда, которыми поспешила поделиться как с Советом директоров фонда, так и с журналистами.

По словам аудиторов, из денежных средств, выделявшихся фондом, к примеру, Мавритании в качестве гранта на борьбу с малярией 67% выделенных средств ($ 4,1 миллиона) были просто сняты с банковского счета без каких-либо подтверждающих расходы документов. Та же участь постигла 67% (или — $ 3,5 миллиона) средств очередного гранта, выделенного на проведение научных исследований для борьбы с туберкулёзом и малярией — эти деньги «оприходовали» с помощью поддельных счетов на оплату фиктивных услуг и работ.

Аудиторская группа Парсонса выяснила, что из грантов, выделенных Замбии, $ 3,5 миллиона были потрачены по той же схеме — то есть без подтверждения трат какими-либо документами первичной бухгалтерской отчётности. Причём, за руку был пойман один из местных бухгалтеров, который без особой изобретательности похитил чуть более $ 104 тысяч.

В декабре 2010 года, когда выводы аудиторской группы Джона Парсонса были предоставлены руководству «Глобального фонда...», фонд объявил об отказе предоставить очередной грант республике Мали в сумме $ 22,6 миллиона. Причиной отказа стало выявленное группой Парсонса воровство средств из предыдущих грантов: в общей сложности разворовано было не менее $ 4 миллионов (или — 36%). Изучая расходы грантов в Мали, Джон Парсонс и его коллеги изучили порядка 59 000 единиц финансовых документов. И это привело их к выводу о том, что под подозрение как минимум о нецелевом использовании средств попадает почти половина всех денег, выделенных GFATM Мали на борьбу с туберкулёзом и малярией и потраченных на разного рода «обучающие мероприятия» и командировки. Подписи на финансовых документах (расходные квитанции о выплате суточных, расходы на проживание и прочие командировочные затраты) были явно подделаны. Более того, в Мали было арестовано порядка 15 местных «активистов здравоохранения», общественников и чиновников, которым были предъявлены обвинения в мошенничестве, а министр здравоохранения республики Мали подал в отставку без какого-либо объяснения причин своего ухода.

Аудиторская группа под руководством Джона Парсонса исследовала более 80% грантовых средств, выделенных небольшому восточноафриканскому государству Джибути (население — менее 1 миллиона человек). Выяснилось, что из $ 20 миллионов, выделенных за время работы «Глобального фонда...» Джибути, как минимум 30% грантовых средств было израсходовано либо явно нецелевым образом, либо банально разворовано. Причём, значительная часть из этих «уведённых налево» денег (почти $ 5,3 миллиона) была потрачена на приобретение автомобилей, мотоциклов и других красивых и полезных вещей, а порядка $ 750 тысяч было просто снято с банковских счетов и не подтверждено никакими финансовыми документами.

Аудиторы «Глобального фонда...» сообщили, что масса бесплатных лекарственных препаратов, ежегодно отправляемых в страны Африки международными благотворительными организациями (в том числе — и GFATM) на десятки миллионов долларов, с постоянством, достойным лучшего применения, похищаются и затем продаются нуждающимся в лечении по совершенно конкретным коммерческим ценам.

Наконец, как говорят сегодня многие, финальная «вишенка на торте»: группа аудиторов под руководством Парсонса заявила, что ревизии подверглась лишь незначительная доля из тех $ 10 миллиардов, которые «Глобальный фонд...» получил в качестве благотворительных пожертвований с момента своего основания в 2002 году. Короче, аудиторы генерального инспектора сделали вывод о том, что едва ли не 2/3 всех грантовых средств, выделенных фондом, могли быть потрачены не по назначению.

Скандальную тему подхватили многие мировые СМИ, которые выяснили массу интересных дополнительных подробностей о деятельности GFATM. В феврале того же 2011 года международная деловая газета «Financial Times», проведя дополнительное собственное расследование, порадовала читателей известием о странной политике руководства «Глобального фонда...». Оказывается, Офис генерального инспектора фонда и ранее (в частности, в 2009 году) информировал руководство GFATM о проблемах с финансовой отчётностью, которую предоставляют получатели грантов, и прочих мелких «шалостях». То есть, сигналы о финансовых нарушениях поступали и ранее. Однако ни руководство «Глобального фонда...», ни его представители на местах почему на все эти сигналы не обратили внимания. А злоупотребления при расходовании денег фонда были допущены и в других странах — в Уганде, Зимбабве, Украине, на Филиппинах.

В ответ на критику в СМИ руководство фонда было вынуждено выпустить пресс-релиз, в котором говорилось, что GFATM, конечно же, проявляют абсолютную в своей бескомпромиссности нетерпимость к коррупции, выявляет факты оной, развивает процедуры и механизмы по противодействию коррупции и всё такое.

Однако скандал к февралю достиг такого накала, что подобного рода пресс-релизы были так же полезны, как мёртвому — припарки. Ряд крупнейших грантодателей фонда (к примеру, третий по величине «инвестор» GFATM, – Германия, а ещё Швеция, чей ежегодный вклад в бюджет фонда в тот момент составлял порядка $ 85 миллионов) приняли решение о приостановке со своей стороны финансирования программ «Глобального фонда...» до тех пор, пока не будет завершено внутреннее расследование. В конечном итоге ситуация, как говорится, «рассосалась», финансирование было возобновление. Но тень на репутации GFATM осталась.

47_GFATM_2019-03-04

Воровство денег из грантов GFATM привело к сокращению сумм, выделяемых фондом на борьбу с малярией, СПИДом и туберкулёзом. На фото Kiy Pyar Soe / GFATM детишкам вместе того, чтобы обеспечить их крайне необходимыми вакцинами и лекарствами, читают познавательные брошюрки «Глобального фонда...». 

Конечно же, пытаясь сохранить лицо, «Глобальный фонд...» выставил странам-нарушителям требование вернуть все похищенные средства. Но за 2012-2014 годы вернуть удалось лишь половину, после чего GFATM, выделяя гранты тем странам, где ранее было зафиксировано воровство средств фонда, начал отпускать новые пожертвования на борьбу с малярией, туберкулёзом и СПИДом, вычитая из них те суммы, что ранее были украдены и не возвращены. Это привело к тому, что только в 2016 году такие государства, как Бангладеш, Гватемала, Нигерия, Шри-Ланка недополучили порядка $ 14,8 миллионов.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ЯВНО СЛЕДУЕТ 

Даже эти, как понимает читатель, далеко не исчерпывающие примеры странностей в деятельности как фонда Гейтсов, так и его коллег, наглядно подтверждают правоту соображений, высказанных доктором Дэвидом Маккоем: что большие деньги от того же фонда Гейтсов являются «откровенно порочным стимулом для местных политиков, чиновников и работников системы здравоохранения». А проще говоря, деньги всех этих благотворителей и борцов с опасными заболеваниями и эпидемиями зачастую порождают коррупцию и воровство там, где эти социальные болезни имеют не меньшую опасность, нежели заболевания человеческие.

Мы видим, что «эффективные управленцы» почему-то оказываются на удивление неэффективны, когда дело касается контроля за целевым использованием денег, которые они выделяют. Некоторые из них почему-то вовсе не реагируют на тревожные сигналы о возможности воровства грантовых средств. Другие предпочитают и вовсе не отчитываться перед широкой общественностью о принципах, на основании которых они выделяют гранты.

Все эти умные люди в дорогих костюмах грамотно и убедительно разглагольствуют о проблемах, стоящих сегодня перед мировым сообществом и той колоссальной работе, которую они, эффективные и социально ответственные бизнесмены, проводят во благо человечества. Вот только почему-то даже поверхностный, но весьма пристальный взгляд на их деятельность вызывает массу вопросов. Главные из которых, в общем-то, на удивление просты: а насколько, уважаемые господа гейтсы, ваши слова соответствуют вашим делам и каковы ваши истинные цели?

… С 2014 года Всемирная организация здравоохранения перешла на двухлетнее бюджетирование. То есть до этого бюджет ВОЗ (и, соответственно, отчётность по нему) была ежегодной, а теперь стала двухлетней. Мне так и не удалось найти внятное объяснение о причинах этого перехода: ни от функционеров ВОЗ, ни от сторонних наблюдателей. Наиболее логичное объяснение вырисовывается лишь одно: при двухлетнем бюджетировании можно более элегантно маскировать нестыковки в бюджете ВОЗ, сделав отчётность организации, при всей её внешней транспарентности, очень сильно запутанной и непонятной простому смертному. А делать это крайне необходимо, учитывая тот факт, что на протяжении последних ряда лет именно «Bill & Melinda Gates Foundation» в денежном выражении является вторым по величине (после взносов Соединённых Штатов) плательщиком в бюджет Всемирной организации здравоохранения. А с учётом аффилированных и дружеских ему структур, эта доля в бюджете ВОЗ вполне может превышать четверть её двухлетнего бюджета.

48_globalresearch_SCREEN

Французский медик Паскаль Сакре (Pascal Sacré) в своей статье в пух и прах разнёс деятельность Всемирной организации здравоохранения… 

Вообще Всемирная организация здравоохранения в последние десятилетия подвергается всё более ожесточённой критике. Причём, критика эта весьма конкретная и, что называется, по делу. Не так давно на популярном расследовательском англоязычном ресурсе Globalresearch.ca была опубликована абсолютно разгромная статья французского медика, доктора Паскаля Сакре (Pascal Sacré) с говорящим названием «Политика и коррупция по Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)» («Politics and Corruption at the World Health Organization (WHO)»). В тексте в концентрированном виде представлена «академическая» деятельность Всемирной организации здравоохранения — всем интересующимся очень рекомендую ознакомиться с этой крайне познавательной статьёй.

Говоря о деятельности ВОЗ в связи с разразившейся в 2020 году так называемой пандемии коронавируса, сегодня многие вдумчивые наблюдатели вспоминают события 11-летней давности. Всемирную пандемию свиного гриппа 2009 года практически сразу в Евросоюзе охарактеризовали как «медицинскую аферу». И было, за что: ведь тогда именно ВОЗ убедила едва ли не всё мировое сообщество в том, что распространение свиного гриппа имеет беспрецедентные масштабы (то же самое, заметим в скобках, чуть позднее было сказано и про коронавирус). А раз так, то надо закупать вакцины от свиного гриппа. В результате, не без советов функционеров ВОЗ, правительства многих стран стали в огромных количествах закупать препараты с товарными знаками «Tamiflu» производства швейцарского холдинга «Roche Holding» и «Relenza», который производила британская фармацевтическая компания «GlaxoSmithKline». Только лишь препарат «Tamiflu» был закуплен 85 странами на общую сумму почти в $ 18 миллиардов. Но запас чудодейственного лекарства оказался по большей части невостребованным.

В том же 2009 году ВОЗ настоятельно рекомендовала провести массовую иммунизацию населения от свиного гриппа. Благодаря тому, что большинство стран к рекомендациям организации прислушалось и вакцины были закуплены, прибыли только европейских фармацевтических компаний, по некоторым подсчётам, достигли € 7 миллиардов. А затем, когда пандемия-2009 пошла на спад, ставшие ненужными запасы лекарств и вакцин во многих странах пришлось просто уничтожать по причине истечения срока их действия.

49_WodargWolfgang

В январе 2010 года председатель Комитета здравоохранения Парламентской ассамблеи Совета Европы Вольфганг Водарг (Wolfgang Wodarg) призвал провести расследование коррупционной связи фармкорпораций и функционеров Всемирной организации здравоохранения... 

Именно тогда появились весьма обоснованные подозрения в том, что Всемирная организация здравоохранения вступила в прямой сговор с производителями вакцин (с тем же концерном «Roche Holding»), значительно преувеличив масштабы опасности пандемии и при этом явно не спеша делиться с мировым сообществом реальной информацией.

Более того, ВОЗ начали обвинять в том, что и сама эпидемия свиного гриппа была явной фальшивкой. В январе 2010 года председатель Комитета здравоохранения Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Вольфганг Водарг (Wolfgang Wodarg) заявил предельно откровенно: «С целью продвижения своих лекарств и вакцин против гриппа фармацевтические компании повлияли на учёных и официальные структуры, ответственные за стандарты в области здравоохранения, которые подали сигнал тревоги правительствам всего мира». И, кроме того, призвал провести всестороннее расследование предполагаемого влияния фармацевтических компаний в деятельности ВОЗ по борьбе с пандемией гриппа H1N1 в 2009 году.

Стоит ли удивляться тому, что весной-летом 2020 года на ВОЗ и её деятельность обрушился президент США Дональд Трамп? Опасные с коррупционной точки зрения деньги таких людей, как Билл Гейтс, судя по всему, сделали своё дело и превратили ВОЗ едва ли не полную противоположность тем принципам, с которыми изначально эта организация создавалась. А люди и всё новые и новые пандемии превращены бизнесменами от благотворительности в отличный и высокорентабельный источник дохода.

Помяни моё слово, уважаемый читатель: когда российские специалисты презентуют миру вакцину от коронавируса, она тут же подвергнется зубодробительной критике по массе позиций. И первыми среди критиков будут персонажи типа Энтони Фаучи, функционеры Всемирной организации здравоохранения и прочие агенты влияния, близкие к интересам филантропов-бизнесменов международного размаха, типа Билла Гейтса. Почему? Основная причина проста: фармацевтика сегодня — колоссальный по своим объёмам и доходности бизнес. Места, равно как реальная и планируемая прибыль, на этом рынке уже давно поделены. Появление новых игроков и их продукции в эту концепцию совершенно не вписывается. Если уж ради прибыли объявляются пандемии-фальшивки, в которых мировая экономика и люди служат всего лишь расходным материалом, то что говорить о какой-то вакцине? Как говорится, только бизнес — ничего личного.

Но вот вопрос: нужна ли человечеству при таком подходе Всемирная организация здравоохранения в её нынешнем виде, которая превратилась в придаток крупнейших транснациональных корпораций, олицетворением которых служит всё тот же Билл Гейтс?

Игорь ОСОВИН 

50_Gates_Bill

Вот он, этот самый пресловутый Билл Гейтс —
олицетворение хищного оскала транснационального бизнеса... 

ИСТОЧНИКИ: 

Фото- видео- и аудиоисточники: 

Статьи по теме: 

Share this post for your friends:

Friend me: